RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 28 Января 2010

Родом из блокады…

Ленинградская блокада длиной в 900 дней, вписала одну из самых трагических страниц в историю Великой Отечественной. Город выстоял после 16 месяцев осады, в голоде и холоде, под артиллерийским огнём и постоянными бомбёжками. Официальной датой снятия блокады считается 27 января 1944 года.


В нашем городе живёт немало людей, для которых эта дата – личная память и трагедия. В то жуткое и героическое время блокадники в большинстве своём были детьми. Они наряду со взрослыми без всяких скидок на возраст несли бремя страданий от голода, холода, страха и беспомощности в нечеловеческих условиях. У Лиры Афанасьевны Цепляевой до войны была большая семья – мать и отец, который служил на Балтике, старшая сестра и бабушка. А после – она осталась одна и практически всё детство провела в детдомах. Воспоминания о суровых днях блокады у неё отрывочны, так как было ей тогда всего пять лет. Однажды в выходные всей семьёй Цепляевы пошли в зоопарк. Тогда ещё город был не в кольце. Но поскольку его постоянно обстреливали, от взрыва бомбы погиб слон. Это первые впечатления ребёнка о начавшейся войне…


– После сентября 1941 года стало хуже, чувствовалось начало блокады, – рассказывает Лира Афанасьевна. – Город постоянно обстреливали, воды и света уже не было. Зимой стало очень холодно. Помню постоянные объявления воздушной тревоги и вой сирены. Часто приходилось убегать в бомбоубежище. Помню, как собак растерзанных люди хватали. Помню, как хотелось есть. Потом и вовсе потеряла счёт времени, не знала, какой день, какой месяц. Но благодаря родителям такие, как я, ребятишки, выжили. А потом слегла мама, она всё время просила пить, а я жалась к ней… После её смерти меня направили в госпиталь и вместе с остальными детьми блокадного города стали готовить к переправе на большую землю «дорогой жизни». Мы тогда, не понимая опасности момента, шли, взявшись за руки, и спорили: пароход гудит или не нет. А оказалось, переправляться будем не на пароходе, а на барже, народа на ней собралось так много, что стояли вплотную. Немцы всё ловили момент, чтобы начать обстрел, поэтому, когда шёл караван из лодок, в небе происходил бой. На наших глазах разбомбило одну из барж… После переправы нас посадили в поезд, и мы долго-долго ехали мимо полей сражений, видели снаряды, раскорёженную военную технику. Помню, как на одной из станций нас решили покормить и дали по маленькому кусочку сыра. Там на вокзале я увидела, как рядом стоит дедушка – седой, худющий и голодный, и я его пожалела и отдала кусочек…


Привезли детей в Ярославскую область, и тут началась детдомовская жизнь Лиры. Её распределили в специализированный детский дом Красных октябрят.


– Нас брали под опеку старшие девочки, – рассказывает Лира Афанасьевна, – заботились, как родные. А мы плакали и требовали маму. Меня взяла под крыло Тамара Карасёва. Она заплетала мне косы, читала сказки, разучивала стихи. Я была её хвостиком, а она – как моя мама. В наш детдом в 1943 году хотел приехать сам Сталин. Все старательно готовились к этой встрече: разучивали танцевальные и вокальные номера, но она не состоялась.


В победном 1945 году детский дом, в котором находилась Лира, расформировали. И девочке опять предстояло проститься со ставшими родными людьми. Особенно болезненным для неё было расставание с Тамарой Карасёвой. Даже после разлуки они поддерживали общение – долго переписывались, пока из-за частых переездов и смен детских домов не растеряли друг друга.


Связь оборвалась, но Лира Афанасьевна не теряла надежды когда-нибудь найти родного человечка. После того как закончила детский дом, попала на текстильный комбинат в город Гаврилов-Ян. И как только появились свои деньги, на выходные стала ездить я в Ленинград. С одной целью – найти Тамару. Спала на вокзале, а днём ходила по улицам и спрашивала прохожих, не знают ли они эту девушку. Искала её, но безрезультатно…


По примеру молодёжи того времени девочка рвалась на целину. Но по возрасту её не брали. И всё же однажды выдалась возможность, и по комсомольской путёвке Лира отправилась в Новосибирск на станцию Бискомжа – там от Междуреченска строили железную дорогу к Абакану. Потом Лира вышла замуж, родила детей. И вместе с семьёй переехала в Новокузнецк.


Волею судьбы уже много лет спустя Лира Афанасьевна всё же восстановила связь с Тамарой Карасёвой. Однажды под Новый год она отправила письмо в редакцию газеты «Вечерний Ленинград», поздравила всех с праздником, написала стихотворение, и ещё добавила строчку – «Тамара, если ты жива-здорова, откликнись, я тебя уже много лет ищу!» И в один прекрасный день пришло-таки письмо от Карасёвой. Завязалась переписка и продолжается до сих пор.


Лира Афанасьевна часто бывает в школах, колледжах и рассказывает ребятам, какой ценой удалось не отдать город врагу и как надо дорожить нашей Победой… Молодёжь должна знать историю своей страны, считает она, и отдавать дань уважения героям Великой Отечественной.


– Когда встречаюсь с молодёжью и рассказываю о том, что пережила, – говорит Лира Афанасьевна, – мне и больно от оживших в памяти воспоминаний, и в то же время меня переполняет чувство гордости, что как ни старались фашисты, а не смогли стереть с лица земли город над Невой…


Дина ПРУДЬКО, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter