RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 4 Марта 2010

Бабушка и внучка

Марии Ивановне (имена изменены) за 80. По квартире она передвигается с костыльком, на улицу не выходит уже года два. Без дела, впрочем, не сидит, занять себя умеет, на физическую беспомощность не жалуется. Переписывается с друзьями, их у неё немало.


Родом Мария Ивановна из Поволжья. Семью сослали в Сибирь ещё до войны как спецпереселенцев. В Великую Отечественную Мария работала на заводе, выпускавшем продукцию для фронта. Занималась общественной работой, вступила в партию. Людей уважала, старалась им помогать по мере сил и возможностей, и они отвечали ей тем же. Спустя десятки лет Марию Ивановну многие вспоминают добрым словом.


Жизнь разбросала бывших коллег и знакомых по городам и весям, но Марию Ивановну они не забывают, и она их тоже. Давняя, по заводу ещё, подруга Евдокия обосновалась в небольшом посёлке Красноярского края. Тяжело болеет, прикована к постели. Но бодрости духа не теряет. С Марией Ивановной поддерживает постоянную связь. Женщины пишут друг другу чуть не каждый месяц, делятся новостями, поздравляют с праздниками. Евдокия Петровна рассказывает о своих детях, о внучке. Та живёт и работает далеко, в краевом центре, но бабушку навещает, приезжает в гости с детьми – правнуками Евдокии.


А Василий Игнатьевич, бывший мастер цеха на предприятии, на котором работали Мария с Евдокией, живёт в Твери. В письмах Марию зовёт, как в юности, Машей. Вспоминают друзья свою долгую, богатую событиями жизнь, трудные, но счастливые молодые годы – и сил прибавляется.


А ещё Мария Ивановна записывает в тетрадку то, что помнит из своей жизни. Много в ней было всякого, вот и задумала рассказать о себе, о родителях, о дедах и прадедах.


Всё, казалось бы, хорошо у Марии Ивановны. Спокойная старость с сознанием выполненного долга. Пенсии хватает, крыша над головой есть. Дважды в неделю её навещает социальный работник, продукты приносит, по дому помогает. Что ещё человеку надо?..


Но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Пять лет назад Мария Ивановна пожалела, приютила у себя внучку Надю. Та жила с матерью в селе. Что в глуши делать молодой женщине? Работы нет, развлечений никаких. А бабушке внучка – родная кровиночка. Воспитывала её с малых лет. Дочь Марии Ивановны, Надина мама, личную жизнь пыталась устроить, чуть что – Надю к бабушке. Та и рада. Недоедала, недосыпала, всё делала, чтобы ни в чём не нуждалась, чтобы училась внучка. После школы Надя по настоянию Марии Ивановны окончила курсы продавцов. А потом от Надиной матери письмо пришло, та звала дочь к себе. Надежда уехала, да не пожилось. К матери овдовевший односельчанин посватался, та его приняла. Надя на одной жилплощади с «молодожёнами» лишней себя чувствовала. Мария Ивановна подумала-подумала и написала: «Приезжай, внученька». Надеялась, приедет – поможет, доглядит, всё родной человек рядом.


Первое время на внучку нахвалиться не могла. Та устроилась на работу в большой торговый центр. Деньги получала хорошие, одеваться стала, подруги появились. С бабушки, можно сказать, пылинки сдувала. Готовила, кормила. А потом как отрезало. Мария Ивановна так поняла, что это мать в Надежду сомнение заронила. Бабушка, мол, поселить поселила, а долю в квартире на тебя переписать не хочет. Возьмёт да оставит племянникам, а тебя, дочка, на улицу.


Пошло у бабушки с внучкой наперекосяк. Что ни день, Надя твердит: «Дарственную на меня напиши». Мария Ивановна отвечает: «Умру – будешь квартирой владеть. А пока жива – ничего подписывать не стану».


Внучке такой ответ не понравился, но делать нечего – смирилась. На время. А потом снова пошло-поехало. Надежда не стеснялась бабушке в глаза говорить: «Надоела ты мне, когда от тебя избавлюсь?»


Видно, правду люди говорят, что от детей да от внуков благодарности не дождёшься. И так, и этак подумает в горькую минуту Мария Ивановна. Тоже ведь и внучку жалко. Под 40, а жизнь не складывается. Ни котёнка, как говорится, ни ребёнка. Но всё-таки совесть человеческую надо иметь, прежде чем заявлять родной бабушке: «Когда меня освободишь?..»


Житья Марии Ивановне не стало. Заставила внучка освобождать прихожую: «Неси свои вещи к себе в комнату». Когда Надя дома, Мария Ивановна теперь лишний раз в коридор и на кухню не выходит. Сидит в своей комнате запершись, от греха подальше.


Заставляла внучка ключи от квартиры у социального работника забрать. Мол, чужой человек тут не нужен. Соцработник не растерялась, объяснила: пожилым людям помогает государство, квартира не твоя, не тебе диктовать, давать мне ключи или нет.


Дальше – больше. Уже и руки распускать начала внучка. Раз толкнула бабушку. Много ли ей надо? Упала, расшиблась, еле поднялась. Позвонила брату, сестре. Те пригласили врача-травматолога на дом. Причину, почему бабушка упала, объяснять, конечно, не стали. Врач написал заключение о полученных травмах. Теперь, в случае чего, есть у Марии Ивановны на руках документ. Можно в милицию сообщить и внучку укоротить.


Только вот ход делу давать Мария Ивановна пока не хочет. Чего в семье не бывает! Надеется, одумается внучка. Будет, как раньше, ласковой, внимательной к бабушке…


Эту непростую историю рассказали мне родственники Марии Ивановны. Встретилась я и с ней самой. Маленькая, худенькая пожилая женщина. В чём душа держится? Кажется, дунь на нее – упадёт. Рассказывает: «Был недавно у меня день рождения. Приехали поздравлять сестра, брат, племянники. Целый день друзья, знакомые звонили, телефон не умолкал. А внучка ушла по своим делам, ни слова, ни полслова». В голосе слёзы, и глаза на мокром месте…


Как же мало надо, чтобы обидеть старого человека! Далеко, видно, всё зашло в этой семье (да и можно ли такое сосуществование назвать семьёй?) Как быть дальше, Мария Ивановна пока не решила. Хочется последние годы (много ли их осталось?) пожить спокойно. А дома – тихая война. И настанет ли ей конец, неизвестно.


Друзья и родственники, которые знают о незаладившихся отношениях с внучкой, Марию Ивановну, конечно, в беде не оставят. В случае чего обратятся куда надо, сделают всё, чтобы выселить из бабушкиной квартиры не умеющую себя вести и уважать пожилого родного человека молодую женщину.


Но Марии Ивановне как вернуть себе душевный мир и покой? Каждое утро и каждый вечер она спрашивает себя с болью и недоумением: «За что мне обиды от внучки? Что и когда я сделала не так?» И не находит ответ на эти горькие вопросы…


Спрашивать, конечно, Марии Ивановне надо не об этом. А о том, почему внучка не знает, что хорошо, а что плохо, что можно, а что нельзя. За обиду, нанесённую старому, беспомощному человеку, ей рано или поздно придётся ответить. Не перед людьми, так перед совестью. Это крест и вина не на время, а на всю оставшуюся жизнь, которые искупить очень трудно, а иногда невозможно.


Анна ВЕКШИНА, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter