RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 30 Марта 2010

Обойдёмся без школы?

C начала сентября 15 новокузнецких учеников начального и среднего звена не посещают школу. Нет, они не больные или не способные ужиться в коллективе дети. Просто их родители из идеологических соображений предпочли традиционному образованию семейное. Всю ответственность за качество знаний своих чад они взяли на себя.

За рубежом такая форма обучения (называемая на английский манер «анскулинг» или «хоумскулинг») оценивается неоднозначно. Например, единственная страна, в которой количество «семейников» со второй половины 80-х годов прошлого столетия достигло миллиона, – это Америка. В свою очередь в Германии домашнее образование называют «школьной фобией», такие дети проходят регулярное психоневрологическое обследование.

В России домашнее обучение разрешёно на основании приказа Министерства образования РФ от 23 июня 2000 г. №1884. Этот документ предполагает самостоятельное изучение дисциплин с последующим прохождением промежуточной и итоговой аттестаций в общеобразовательном учреждении.

В Новокузнецке, по данным комитета образования и науки, семейное обучение не обрело популярности. Тем не менее в городе с 1 сентября работает семейный клуб, именно так назвали организаторы своё учреждение. В съёмной четырёхкомнатной квартире на Левом берегу получают знания 15 детей разного возраста. Их родители почти одновременно осознали, что школа ничему хорошему их отпрысков не научит, не раскроет их истинные таланты и способности.

Для создания клуба не требуется (как, например, для частной школы) получения лицензии или сбора различных разрешающих документов, достаточно заключить с руководством образовательного учреждения договор на обучение одного или нескольких детей на дому.

При этом ни педагогический коллектив, ни КОиН согласно вышеуказанному приказу не имеют права вмешиваться в семейный образовательный процесс. Главное – результат, который такой ученик покажет на итоговых контрольных работах между четвертями.

– Я не сторонник анскулинга, никто лучше узконаправленных специалистов не обучит своему предмету. Тем не менее «семейные» дети наравне со всеми остальными учениками числятся в классе, занесены в журнал, – отмечает Лариса Олеговна Маликова, директор школы №31, один из пятиклассников которой обучается на дому. – Родителям был предоставлен научно-методический комплект, рекомендуемый список учебников, требования государственного образовательного стандарта. Ребёнок может посещать контрольные и лабораторные работы после прохождения той или иной темы. Самим родителям мы никогда не отказываем в консультативной помощи наших педагогов.

То, что мальчика хотят изолировать от школы, для Ларисы Олеговны стало настоящей неожиданностью – все начальные классы он учился только на «хорошо» и «отлично», конфликтов с одноклассниками никогда не было. Но родители остались непреклонны в своём решении.

Раз в месяц замдиректора по воспитательной работе совместно с уполномоченным милиции по делам несовершеннолетних посещают эту семью, проверяют, чтобы подросток был цел и невредим, не испытывал агрессии со стороны своих новых «учителей». На этом всё.

Промежуточную аттестацию мальчик начал проходить только со второй четверти. По словам Ларисы Маликовой, успеваемость пятиклассника значительно ухудшилась, оставаться на среднем уровне пока ему позволяет накопленный в школе запас знаний.

Как отмечают специалисты КОиН, снижение показателей зафиксировано почти у всех «домашних» детей, а четвероклассник, ранее обучающийся в лицее, по итогам двух четвертей сдал на «двойки» все базовые предметы.

Довольно высокие результаты за первое полугодие показала третьеклассница 52 школы – средний балл по всем предметам составил 4,8. Меж тем, ученица шестого класса этой же школы не аттестована по русскому языку и литературе, остальные дисциплины она сдала на тройки.

Договор с родителями может быть расторгнут в одностороннем порядке, если по итогам всех четвертей у ребёнка неудовлетворительные отметки по одному или более предметам. В таком случае он остаётся на второй год в школе, к которой прикреплён. При отказе родителей вернуть ученика за привычную парту, педагоги вправе привлечь органы правопорядка.

Чтобы узнать об особенностях обучения на дому, мы отправились в семейный клуб и пообщались с двумя его инициаторами – Татьяной Борисовной Бурыгиной и Анатолием Никитовичем Сторожевым. К сожалению, в момент нашего прихода детей в квартире-школе не было – из-за морозов они обучались у себя дома самостоятельно, да и у самих организаторов не было большого желания давать «открытые» уроки.

С первого взгляда было видно, что съёмная квартира на первом этаже на скорую руку переделана для занятий. Вместо парт в зале - один большой стол, вокруг него стулья. На стене доска, в углу – старый компьютер. В других комнатах – небольшой стеллаж с книгами, игрушки, шведская стенка для занятий физкультурой.

По словам организаторов, все затраты, в том числе на аренду квартиры, покупку учебников легли полностью на их плечи. Вопреки закону в договорах со школами не обозначен пункт о финансировании такой «школы». Хотя, например, в Москве «семейникам» помимо обеспечения учебной литературой выплачивается по семь тысяч рублей на каждого ребёнка.

– Мы принципиально не хотели ставить традиционные парты – за общим круглым столом ребята могут видеть друг друга, дискутировать по ходу занятия, – объясняет Татьяна Борисовна. – И вообще наш клуб кардинально отличается от обычной школы, мы разработали собственные программы по всем предметам. Те способы, которыми многие учителя добиваются от детей хоть какой-нибудь успеваемости, напрочь убивают тягу к знаниям даже в самых пытливых умах. Какой стимул используют в школе? Не выучил – садись, «двойка». Такая система закрепляет у ребёнка своего рода условный рефлекс: ты готовишься к урокам для того, чтобы не получать «двойки». Именно поэтому многие люди перестают читать и познавать новое, как только покидают стены официальных учреждений. Исчезла «палка», из-под которой они учились, – исчезла и необходимость добывать новые знания.

Практически все новоиспечённые учителя далеки от профессиональной педагогики, но увлечены предметами и самим процессом обучения.

– Не надо бояться быть библиотекарем, – говорит Татьяна Бурыгина, – мы вместе с детьми ставим задачи и ищем их решение в груде книг, в Интернете, в видеофильмах. – Вы вспомните своё детство, когда учитель привлекает к себе внимание всеми возможными способами, в том числе и криком: «Так, все смотрим на меня!» или «Федотов, выйди немедленно из класса!» Здесь дети обучаются в тёплой и уютной атмосфере, самостоятельно могут выбрать темы для изучения. Таким образом, у ребёнка появляется осознанная мотивация хорошо учиться не просто для родителей или чтобы поступить в вуз, а для себя, чтобы стать состоявшимся человеком в будущем.

Но, несмотря на столь привлекательные пояснения, авторская образовательная система при внимательном рассмотрении вызывает ряд вопросов.

Например, почему по одним и тем же программам обучаются дети разного возраста.

– Мы разработали опережающий курс, то есть к 11 – 14 годам наши ученики могут свободно освоить всю школьную программу и поступить в столичный вуз. Например, математика за 10 лет умещается всего в 25 занятий, – утверждает Анатолий Сторожев. – Это возможно. Ещё известный педагог-новатор Шаталов в своё время доказал, что первоклассники уже через несколько дней грамотного обучения могут не только писать и читать, но и сдавать геометрию за седьмой класс. Простая школа никогда не добьётся таких высоких результатов – в классе 20 и более учеников, ни о каком индивидуальном подходе и речи быть не может, на уроке ребёнок говорит максимум две минуты, и то если его спросят. Мы хотим доказать на своём примере, что голова ученика не сундук, куда складывается без разбора всё подряд, не зная, потребуется ли в будущем та или иная информация или нет.

Методика уникальна и противоречива. Смогут ли все эти 15 ребятишек за несколько лет освоить все предметы, все ли они – вундеркинды? А что будет с теми, кто не осилит такую нагрузку? Эти вопросы так и остались без ответа.

В семейном клубе нет отметок и дневников. «А зачем они нужны?», – вопрошают мои собеседники.

Например, писали ребята диктант, над словами, в правописании которых сомневались, ставили вопросы. Потом сами себя проверяли со словарём. Так и вырабатывается самооценка.

– Был такой случай, – рассказывает Татьяна Бурыгина, – после ответа ребёнок меня спрашивает: «Что Вы мне поставите?», я отвечаю: «А как ты сам себя оцениваешь» – «На пять», подумав несколько секунд, добавляет: «На три с плюсом». Вот вам и доказательство.

С сомнением спрашиваю, не боятся ли домашние педагоги того, что после таких тепличных условий дети в дальнейшем не смогут успешно социализироваться в обществе, общаться со своими сверстниками.

– А кто вам сказал, что у нас тут всё гладко, – в один голос твердят мои собеседники. – Как и в любом коллективе, здесь происходят споры, дискуссии, конфликты, идёт постоянное развитие коммуникативных навыков. На уроки к нам часто приходят гости, работающие в различных отраслях, так что дети не оторваны от мира.

Свою главную задачу семейные учителя видят в том, чтобы развить у ребёнка эстетический взгляд на мир, образное мышление. К примеру, заново на занятиях перечитывают народные сказки, произведения классиков, ищут в них всё новые и новые смыслы. Настоящим достижением может стать сочинение, в котором, несмотря на большое количество орфографических ошибок, учеником до глубины души прочувствованы различные образы, высказана собственная точка зрения…

PS. Мы не стремились пропагандировать или осуждать деятельность семейного клуба. В его работе, с одной стороны, видится разумное зерно, в то же время, будущее выпускников клуба весьма туманно, «учителя» пока сами не знают, сколько просуществует их учреждение. Кстати, четыре ребёнка уже вернулись в родные школы, их родители решили отказаться от сомнительного эксперимента, осознав, что лучше педагогов-профессионалов детей никто не обучит.

Хочется надеяться, что оставшиеся ученики не станут объектом для реализации собственных амбиций организаторов клуба, получат качественные знания и закончат школы с хорошими аттестатами.


Валерия КЛИШИНА, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter