Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей

Новость от 08 июня 2021

Жизнь после взрыва, или Хроники десятого участка

Небольшой домик Надежды Ночевной по улице Минской рассыпается на глазах: покрывается трещинами, проседает, двери перекашивает так, что иной раз приходится выбивать. Впрочем, подобное происходит в десятках домов по соседству в печально известном 10-м участке Ленинска-Кузнецкого. Именно там два года назад на Воронежской, 35 прогремел взрыв.

Земельный участок Ночевной прилегает к территории заколоченного дома, который 5 сентября 2019 года взорвался из-за скопления метана в топке печи. Как только хозяйка дома 63-летняя Галина Сорокина поднесла спичку к растопке — газ взорвался, разворотив полдома. Пострадавшая была доставлена в местную больницу, затем переправлена в ожоговый центр в Кемерово. Несмотря на усилия врачей, 11 сентября Галина скончалась.

Сразу после взрыва власти сформировали штаб, который занялся организацией временного переселения из зоны риска жителей улиц Воронежская, Минская и Ясная. Специалисты обследовали 95 частных домов, в которых проживало 248 человек, в их числе 73 ребенка, 67 пенсионеров, несовершеннолетний инвалид III группы и три маломобильных гражданина. Жителей, в чьих домах был обнаружен опасный газ, временно переселили в съемное жилье, другие отправились к родственникам и друзьям. «Благотворительности» хватило на два месяца и жители вновь вернулись в свои дома.

Вообще на «десятом» живет около полутора тысяч горожан. После ЧП к ним приезжал губернатор Кузбасса Сергей Цивилев, который заявил, что людей из опасной зоны расселят. Только не уточнил когда. А в кузбасском Следкоме сообщили, что будут устанавливать предприятие, которому принадлежат выработки и выяснять, откуда могла произойти утечка взрывоопасного газа. Вот и живут местные дальше в своих трескающихся, как грецкие орехи, домах, каждый день проживая, как последний.

Надежда Ночевная показывает, в каком состоянии сейчас находится ее дом. «Трещины стали расти после этого проклятого взрыва, — утверждает пожилая женщина. — Я вызывала комиссию из администрации. Приехали, пофотографировали и были таковы. Не знаю, что уж они там нарешали. На днях съезжу в мэрию, поинтересуюсь. Но никакой надежды на помощь нет. Сколько после трагедии времени прошло, а хоть что-то выполнили из того, что обещали? Только трубы понавтыкали повсюду…»

Трубы — дегазационные отводы — и впрямь то тут, то там торчат между домами. Только с торца взорвавшегося жилища  забурены в землю две трубы, а дальше их — десятки. Причем, они есть даже в сотнях метров от места взрыва, рядом со школой № 7 и чуть дальше, у магазина «Десятовский». Их устанавливали  специалисты шахты им. Кирова (входит в АО «СУЭК-Кузбасс» — ред.).

На огородах у местных уже давно не растут ни овощи, ни ягоды. «Так, по привычке бросаю в землю семена да клубни, бог даст, чего и вырастет, — вздыхает пенсионерка. — Хотя уже несколько лет неурожай…» Местные ведут отсчет неурожайных лет с 2018 года, когда появились первые признаки выхода на поверхность шахтовых газов: растения «горели» на корню, желтели и хирели.  По словам жителей, именно «тогда „Кировка“, комбайн которой рубит уголь под „десятым“,  стала применять метод гидроразрыва пластов».

Воздух на «десятом» имеет собственный запах. Местные уже привычные, не замечают разницы, а вот пришлые это сразу чуют. Сложно объяснить, но в воздухе ощущается смесь креозота, какой-то химии и воска. Последняя «нота» доносится с кладбища, которое расположено буквально десятках метров от жилых домов. Так пахнут искусственные цветы, которые кладут на могилы.  

В одном из домов рядом с кладбищем живет молодая семья. Хозяйка дома разрешает сделать снимки трещин в стенах дома, которые образовались по весне. «Прошлогодние мы уже заделали, — усмехается она. — Вот и фундамент подлили по той же причине. Почва ходуном ходит. Много лет назад в нашем огороде образовался провал. Мы ходили на „Кировку“, там сказали, мол, ваша собственность, вы и засыпайте яму. А ведь все знают, что наш район — это подработанная территория закрытой шахты, а под старыми штольнями ведет добычу шахта им. Кирова».

Напомним, сразу после взрыва в СК Кузбасса предположили, что метан вышел на поверхность из выработок пласта «Дягилевский». Его разработкой в 40-х годах прошлого века занималась шахта «Байкаимский шахтер». Угледобыча велась горизонтами на глубине от 62 до 150 метров. В сентябре 2019 года, когда произошел взрыв, шахта им. Кирова вела выемку угля механизированным способом из двух пластов — «Болдыревский» и «Поленовский» на глубинах от 440 до 550 метров. Тогда СУЭК утверждал, что угледобыча ведется «за пределами городской территории», т. е. не под жилыми домами «десятого» участка.

Спустя почти два года после трагедии дочери погибшей Галины Сорокиной Наталье Васильевой в Следкоме сообщили об окончании комплексной технической экспертизы, которая установила виновных в выходе взрывоопасного газа на поверхность. «Это ряд должностных лиц шахты имени Кирова, — говорит Наталья. — Меня ознакомили с документом, но копию на руки не дали. Насколько я понимаю, сейчас идет переквалификация уголовной статьи  на более тяжкую».

На прошедшей неделе губернатор Кузбасса Сергей Цивилев и генеральный директор АО СУЭК Степан Солженицын подписали соглашение о реализации инвестиционной программы модернизации и экологического развития теплоэнергети­ческих мощностей в Кузбассе. Как отметил на подписании документа губернатор, «СУЭК, наряду с решением масштабных производственных задач в Кузбассе, уделяет повышенное внимание значимым общественным программам и проектам, направленным на повышение качества жизни кузбассовцев и экологической обстановки в регионе».

То ли жители «десятого» участка — не кузбассовцы, то ли экология у них на районе особая, но пока о планах СУЭКа по повышению качества их жизни они не осведомлены.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.