RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 27 Апреля 2010

Самый подлый миф о Великой Отечественной

Из всех вредных, но живучих мифов о Великой Отечественной войне самым подлым и предательским является миф о громадном численном превосходстве Красной Армии над войсками гитлеровской коалиции как решающем факторе нашей победы.


Почему именно этот миф мы называем самым подлым? Потому что признать за истину превосходство в численности нашей воюющей армии – то же самое, что признать за истину превосходство германской армии в военном мастерстве, технике, и – главное – в моральном духе войска. А это – величайшие ложь и предательство! Никогда в военной истории ни германский, ни французский солдат не были сильнее русского, если речь шла о спасении Отечества!


Этот миф должен быть окончательно похоронен простыми и беспристрастными подсчётами, доступными даже человеку с начальным образованием. Это особенно важно сделать именно теперь, когда до славного юбилея осталось несколько десятков дней и когда, не сомневаюсь, найдутся люди, которые в очередной раз, как бы признавая величие нашей Победы, не упустят случая лицемерно вздохнуть: «Да, но какой ценой?»


Предваряя разговор о потерях вермахта, напомним два известных факта статистики:


Первый: о безвозвратных потерях Красной Армии сегодня достоверно известно, что они составили 8 668 400 человек, в том числе – 1 783 300 замучены в нацистском плену.


Второй: о соотношении сил противоборствующих сторон на фронтах Великой Отечественной в разные периоды войны:


– 22 июня 1941-го армия вторжения составляла 5,5 млн. человек (4,6 млн. – немцы, 0,9 млн. – венгры и румыны). Общая численность Красной Армии на тот период – 4,9 млн. человек. Из них в западной части страны – 2,9 млн. чел.


– зимой 1941 – 1942 года численность армии оккупантов на Восточном фронте составляла 5,6 млн. человек, ей противостояли 2,8 млн. воинов Красной Армии.


– к лету 1942-го вермахт и его союзники на восточном фронте имели 6,2 млн. человек, Красная Армия – 5,6 млн.


– только к лету 1943 года численность действующей на фронте группировки Красной Армии возросла до 6 млн. человек, в то время как вражеские силы сократились до 5 млн. человек. И после этого соотношение сил изменялось в дальнейшем только в пользу Красной Армии.


Теперь – о потерях противника ложных и настоящих.


Самым значительным статистическим исследованием о потерях вермахта во второй мировой войне считается труд «Сухопутная армия Германии 1933 – 1945» генерала вермахта Б. Мюллера – Гиллебранда. Но мы должны отрешиться от привычки принимать на веру всё то, что пишут недобитые гитлеровские вояки. Прочесть? Да. Но верить каждой цифре или каждой диаграмме? Увольте! Проигравший войну генерал не может не врать ни про «огромные» потери врага, ни про ничтожность своих собственных.


По подсчётам Мюллера – Гиллебранда за годы войны (1939 – 1945) в Германии, Австрии и Судетской области были призваны в строй 17 893 200 только немцев и австрийцев.


Из них 2 млн. отозвали обратно в промышленность.


На 1 мая 1945-го в строю остались 7 590 000 человек. После простого подсчёта становится ясно, что всего убыло – 8 300 000. Далее автор сообщает: из 8,3 млн. человек демобилизованы как негодные к военной службе 438 000 человек, ещё 1 630 000 – по другим причинам.


Из оставшихся немногим более 6 000 000 человек примерно 700 000 человек к концу войны находились в госпиталях, около 1 911 000 – погибли, 1 714000 – пропали без вести, 732 – дезертировали. С 1 декабря 1944-го и до конца войны к потерям отнесены ещё 1 900 000 человек, точная судьба которых неизвестна.


Таким образом, получается, что погибшими германские вооружённые силы потеряли около 4 000 000 человек.


Но, во-первых: автор как бы подзабыл, что ещё до начала второй мировой в сухопутных войсках вермахта уже числилось более 3 миллионов солдат и офицеров. Это означает, что расчёт потерь следует вести не от 17 893 200, а, по меньшей мере, от 21 000 000 человек. Тогда общий размер безвозвратных потерь вермахта возрастает, по крайней мере, до 7 000 000 человек.


Во-вторых: нужно очень низко ставить боевые качества своих, немецких, солдат и офицеров, дабы утверждать, будто, имея войско в 7 590 000 человек в мае 1945 года, Германия пошла бы на капитуляцию, а её фюрер при этом покончил жизнь самоубийством. По другим данным к концу войны в составе германской армии оставалось лишь 4,8 млн. человек (см. «Военно-промышленный курьер», №8, 2010, с. 11). Представляется, что это более реальная величина.


В-третьих: большие сомнения вызывает утверждение Мюллера – Гиллебранда о том, что из 2068000, демобилизованных из вермахта за 1941 – 1945-й годы, только 438 000 были названы негодными к продолжению службы. По каким причинам можно было демобилизовать 163 0000 здоровых мужчин из армии, в которую в конце войны забирали язвенников, хромых, полуслепых, 16-летних юнцов и 65-летних стариков?!


В-четвёртых: не вызывает решительно никакого доверия утверждение о том, что 2 000 000 солдат были отправлены с фронта в военную промышленность. В истории вермахта существовал единственный факт массовой передачи солдат из армии в военную промышленность – в 1940-м, после лёгкой победы над Францией (потери вермахта во французской кампании – около 17 000, французской армии – 92 000). Тогда были расформированы 17 дивизий, а ещё 18 отправили в долгосрочный отпуск, все военнослужащие этих 35 дивизий были направлены на работу в военную промышленность.


Но уже вскоре, с началом подготовки к войне с СССР, их вновь призвали в строй.


В ходе войны на Востоке Германия не нуждалась в рабочей силе так остро, как это было в нашей стране. На заводах рейха трудились 34 000 000 человек, в том числе – 10 000 000 иностранцев (не считая рабского труда миллионов военнопленных и остарбайтеров!). Большинство заводов рейха работали в две смены – без ночной. Для большего напряжения не было нужды. Для сравнения: наши заводы действовали круглосуточно, и на них трудились всего 18 000 000 человек. И наши люди, и заводы работали буквально на износ.


Теперь – некоторые предварительные итоги. Перед войной и в годы второй мировой войны в вооружённые силы Третьего рейха был призван 21 000 000 немцев и австрийцев. К концу войны в строю осталось, скорее всего, 4 800 000 (см. «ВПК», №8, 03.10, с. 11). Всего за годы войны из вермахта убыло 15,5 – 16 млн. человек. Вычитаем из этого числа 438 000 демобилизованных как негодных к дальнейшей службе и даже согласимся с тем, что 2 млн. переданы в военную промышленность. Получаем суммарные германские потери в 13 – 13,5 млн. человек. Известно, что к концу войны в плен к нам и к нашим союзникам попали более 6 000 000 немцев (вместе с австрийцами). Вычитаем эту величину. Тогда потери вермахта только убитыми и умершими составляют не менее 7 – 7,5 млн. человек. Это – минимальная величина, и только при том условии, что 2 миллиона солдат, переданных в военную промышленность, не были призваны повторно в конце войны.


Но это – далеко не все потери «двудесятиязычного» войска, напавшего на нас в 1941-м. В вермахт массово призывались не только немцы и австрийцы. В составе некоторых его боевых частей на Курской дуге количество поляков доходило до 40 процентов (в советском плену их оказались 60 280), французов на восточном фронте погибли 83 000 (в советском плену – 23136). Не немцев попросту не включали в состав дивизий вермахта, хотя вооружали, экипировали и ставили в строй как своих. Так поступали не только с поляками, или французами, но и с прочими хорватами, словаками, датчанами и тому подобное.


Собственные, не учтённые немецким генералом, потери несли армии стран-союзниц Германии. Сколько потеряли они? В советскую эпоху спрашивать у союзников по Варшавскому договору, сколько они потеряли в войне против СССР, было не политкорректно. А теперь, наверное, – не у кого.


Ведь только Румыния мобилизовала для войны против СССР 2,6-миллионную армию, Венгрия – 1,2 млн., Финляндия – 600 тыс., Италия – более 280 000 человек.


В советском плену побывали кроме 2 700 000 немцев и австрийцев 513 767 венгров, 187 370 румын, 69 977 чехов и словаков, 48 957 итальянцев и ещё многие другие.


Но если вы задумаетесь – кого было больше среди выведенных из строя наших врагов – убитых или взятых в плен, то представьте себя на месте русского солдата, идущего на запад, отбивающего свои «пяди и крохи», видящего следы новых и новых страшных преступлений. И вспомните слова Андрея Болконского в ночь перед Бородинским сражением: «…одно бы я сделал, ежели бы имел власть, – я не брал бы пленных. <...> Французы разорили мой дом, и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все по моим понятиям. И так же думает вся армия. Надо их казнить». Разве не это чувство питало великий воинский дух наших дедов в той войне?


Кроме того, у немцев существовала так называемая организация Тодта, насчитывавшая в разные периоды войны до 1,5 млн. человек. Официально она не входила в состав вермахта и причислялась к категории военизированных учреждений, обслуживавших воинские части. Её сотрудники, тем не менее, имели достаточную военную подготовку, принимали участие в боях, несли, разумеется, потери, но в число общих потерь вермахта не включены.


Но были у наших врагов и совсем другие потери, которые, к сожалению, нам приходится по причинам объективным записывать на счёт нашего народа. На вражеской стороне было немало добровольцев из недавно присоединённых территорий Прибалтики, Западной Украины, с Северного Кавказа и Южного Поволжья, Крыма, других граждан СССР, в том числе призванных в Красную Армию, оказавшихся в плену, а оттуда ушедших служить к немцам. То есть та часть этих людей, в том числе и русских, которая воевала против Красной Армии и была уничтожена Красной Армией, но числится среди безвозвратных потерь Красной Армии.


Таким образом, мы имеем полное право твердо заявить, что потери Красной Армии и вермахта со всеми союзниками, холуями и предателями не просто равны, а равны – как минимум! И это при том, что в 8 000 000 погибших немцев и почти и такое же количество – 8 500 000 погибших – красноармейцев входят 437 000 немцев, умерших в советском плену, и почти 1 800 000 красноармейцев, замученных в немецком тылу. Это при условии, что мы не имеем точных сведений о количестве погибших на гитлеровской стороне союзников, вассалов и прочих прихвостней и предателей. Их безвозвратные потери сюда не входят.


Поэтому мы не имеем оснований не доверять тем, кто, не ставя под сомнение размер потерь Красной Армии, считает, что потери гитлеровской коалиции составили на самом деле не менее 11 – 13 миллионов человек (см. подробнее «16 мифов о Великой Отечественной войне», В. Прищепенко. М. Крафт+, 2009, с. 30 – 31).


Мы имеем полное право гордиться Великой Победой наших замечательных дедов, которые не числом, а умением, массовым героизмом, мужеством, воинским мастерством, самоотверженным трудом, лучшим оружием и великим терпением одолели жестокого и коварного врага. Мы воевали лучше. Именно этим объясняется главный итог войны – не знамя со свастикой накрыло Кремль, а Красное знамя взметнулось над рейхстагом.


Юрий АЛЯБЬЕВ, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter