RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 6 Мая 2010

Фронтовой эпизод

В последние годы память стала подводить Андрея Георгиевича Елисеева. Уже многое стёрлось безвозвратно, но этот эпизод из фронтовой жизни ему не забыть никогда… Вот что он мне рассказал.


1944 год. Бои шли в Белоруссии. Андрей служил в 157-м гвардейском стрелковом полку радистом. И было ему только 18 лет. Командир экипажа Иван Седых предупредил, что задание будет трудным – вылет ночью в тыл врага.


Их сбили над лесом. Самолёт упал в болото, поэтому, может быть, все и остались живы. Тягучая, вонючая болотная жижа заползала везде, комбинезон стал тяжёлым и неудобным. Болотный газ затруднял дыхание. Кочки, кочки… их было так много. И они мешали передвигаться. Андрей отталкивался от них руками и ногами, а они, словно живые, подплывали вновь и вновь. Темнота, хоть глаз выколи. И вот наконец забрезжил рассвет. Стали видны очертания деревьев, кусты, небо заголубело. И тут Андрей увидел… их.


– То, что я тогда почувствовал, – вспоминает ветеран, – и сегодня трудно передать словами. Ужас, страх, пот в три ручья. Вокруг меня плавали… мертвецы. Это были наши солдаты и немцы. Я закрыл глаза. Мне казалось, сейчас я их открою, и весь этот кошмар исчезнет. Но нет. Невдалеке был слышен приглушённый всхлип кого-то из наших, видно, тоже после увиденного. А я даже кричать не мог. Мелькнула мысль о том, что вот сейчас они все равны – и немцы, и наши. Смерть примирила.


Светало. Солнце поднималось все выше и выше.


Вдруг я услышал тихий голос нашего командира Седых:


– Андрей, ты живой?


– Живой, – ответил я.


– Ты успел передать наши координаты?


– Успел.


– Всем членам экипажа подобраться ко мне поближе, – скомандовал Седых.


Добрались до командира, сгруппировались.


– Постараемся выбраться на сухое место, – сказал Седых, – будем пробираться вон к тому лесу.


Вышли на небольшой островок в болоте. Огляделись.


– Похоронить бы наших, – сказал кто-то.


– Да разве их всех выловишь? – спросил Седых.


До леса было ещё далеко. Сели. Стали выливать воду из сапог. Выкручивали одежду. Так прошло много времени. Отдохнув, перебрались к лесу. Когда стемнело, собрали хворост, разожгли костры. Уже на рассвете за нами прилетел самолёт. И теперь, много лет спустя, стоит мне закрыть глаза, перед глазами стоит та жуткая картина.


…Сегодня Андрею Георгиевичу Елисееву 84 года. Судьба сполна отмерила ему нелёгкие испытания, которых хватило бы и на десятерых.


Живут они вдвоём с супругой Зинаидой Гавриловной в маленьком уютном гнёздышке. Дети помогли сделать хороший ремонт. Купили красивую мебель. Всё в доме есть необходимое. Внуки – радость на старости лет.



– Когда мы с Зиночкой поженились,– рассказывает Андрей Георгиевич, – а было это в 52-м году, у нас ничего своего не было. Первое время жили с родителями. В 55-м получили своё жильё – комнату в 18 квадратных метров в доме барачного типа. Соседей было 15 семей. Кухня общая. Жили дружно, весело. Помогали друг другу. Дни рождения, праздники, юбилеи отмечали вместе. Готовили вкусные блюда, пекли и жарили, стряпали и варили. Зиночка многому научилась у соседей. У нас уже был сын Серёжа. Потом родилась Оленька. Радовались всему: новым занавескам на окнах, новому столу или стулу, железной кровати, первому слову Оленьки, успехам Серёжи.


Я уже работал на КМК, электриком. Зарабатывал неплохо. Получил отдельную двухкомнатную квартиру на пр. Октябрьском, где мы сейчас и живём. До самой пенсии на комбинате работал, потом перешёл в троллейбусное предприятие дежурным электриком. Обслуживал первые троллейбусы ещё целых 12 лет. Через два года будем отмечать с Зинаидой Гавриловной золотую свадьбу.


– А ты, Андрюша, расскажи, как мы познакомились, – вмешивается в наш разговор супруга и смеётся.


– Да не помню я уже. Забыл.


– Андрюша в последнее время стал плохо слышать, ноги болят, – продолжает Зинаида Гавриловна, – а я ещё ничего, в магазин бегаю, по дому управляюсь. После войны он ещё шесть лет в армии служил. Всё «взлёт» да «посадка». Служил в Череповце. Демобилизовался только в 51-м году. Вы знаете, ведь ему ещё и 18-ти не было, когда он в лётную школу попал, она тогда в Прокопьевске находилась. Он уже многого не помнит, а я помню, по молодости он мне много чего рассказывал…


У Андрея Георгиевича и ордена, и медали есть, благодарственные письма от самого маршала Жукова. Но главная его гордость – это орден Отечественной войны II степени за храбрость, стойкость и мужество. До сих пор в семейном альбоме хранятся фронтовые фото.


А ещё солдатским подвигом своего отца и деда гордятся дети и внуки, любят и уважают. Наверное, дороже награды не бывает…


Лидия ШЕЛУДКОВА, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter