RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 22 Февраля 2012

Сергей Бобровский: Здесь нет такого понятия – «дружба»

Корреспондент «Советского спорта» встретилась с 23‑летним Сергеем Бобровским, который рассказал, как работает с Брызгаловым, что думает о возможном обмене, а также вспомнил о походе на концерт известного рэпера Снуп Дога.

«Я СОГЛАСЕН С ЯГРОМ»

– Ситуация с вратарями в «Филадельфии», как всегда, загадочна. Вы уже привыкли к этой чехарде?
– В первом сезоне все было в новинку. Другой мир, язык… Поначалу я проводил хорошие матчи. Потом начал дергаться, появилась неуверенность во время длинного чемпионата.
Я летом проанализировал, над чем работать. Никого не волнует, в каком ты состоянии, о чем думаешь. Ты должен выходить на лед и приносить победы.
– В следующий понедельник в НХЛ наступит дэдлайн. Обменять могут любого игрока. Вы морально готовы сменить команду?
– Сейчас я в «Филадельфии». Стараюсь помочь ребятам, чем могу. Не готовлюсь к обмену. Думаю только о матчах.
– Спрошу иначе: вы уже прикипели сердцем к «Флайерз»? Или относитесь к команде, как Яромир Ягр? Он говорит, что ему все равно, где играть, – лишь бы показывать свой лучший хоккей.
– Пожалуй, я согласен с Яромиром. Главное – это играть. Все вокруг меняется очень быстро. Нельзя привыкать к чему-то, о чем-то сожалеть. Тем более тут жесткий календарь, по три-четыре матча за неделю. Нет времени на эмоции.
Мне все нравится в «Филадельфии», я уважаю организацию и ее работников. Но если что-то случится… Это жизнь. И это моя работа.
– Генменеджер «летчиков» Пол Холмгрен сказал, что не видел за карьеру более работящего игрока, чем Бобровский. Это оценка по прошлому или этому году?
– Наверное, общее впечатление. Я считаю, человек делает сам себя. У тебя есть возможность копить опыт, набираться мастерства. Стараюсь выкладываться на тренировках, работать над «физикой» и психологией. Над всем, что поможет мне стать лучше.
Случаются и тяжелые моменты. Например, я не всегда знаю, когда буду играть. Если б мне сообщали об этом заранее, я бы больше готовился в зале. Неопределенность неудобна.

«ИЛЬЯ – ХОРОШИЙ ГОЛКИПЕР»

– В прошлом сезоне вы были первым вратарем «Филадельфии». Сейчас оказались под Ильей Брызгаловым. Неуютно?
– Это тоже опыт. Илья – хороший голкипер, у него есть чему учиться. Брызгалов мне помогает, подсказывает. Спасибо за это.
– С кем вы дружите в команде?
– Здесь нет такого понятия – «дружба». Ну, мы общаемся в раздевалке. За пределами стадиона никуда не хожу. Сразу еду домой к жене. Иногда выходим поужинать.
– В России так же было? Или вы где-то с ребятами зависали?
– Во время чемпионата не люблю отвлекаться. Весь в себе, никакого веселья. А когда заканчивается сезон, то я с друзьями уже другой человек.
– Такой у вас характер?
– Да, я спокойный, рассудительный. В людях не люблю ложь. Это сразу отталкивает. А так со всеми можно найти общий язык. Стараюсь с каждым поддерживать нормальные отношения, и делать добро.

«И ЗАЧЕМ Я ШЕЛ К СНУП ДОГУ?»

– Тренер по вратарям Джефф Риз рассказывал мне, как в прошлом году приглашал Бобровского на концерт Снуп Дога…
– Когда я только прилетел в Америку, то вообще по-английски не понимал. Мне минут пять объясняли, что Снуп Дог приехал в город и можно сходить на его концерт. Я никак врубиться не мог…
Поехали с ребятами из команды. Они между собой общаются, я сижу в сторонке. Пытались перед концертом подойти к Снуп Догу, но из гримерки выскочила банда телохранителей. А зачем я шел? Я же по-английски говорить не умею.
Тут вижу, что посреди концерта началась драка между здоровенными темнокожими девушками. У меня глаза на лоб полезли: здесь тоже машутся, как на сельской дискотеке в России?
Я посмотрел половину шоу и поехал спать в гостиницу. Во время предсезонки все тренеры приходят рано, и мы договорились с Джеффом вставать чуть ли не в семь утра. Важнее подготовиться к чемпионату, чем оторваться на концерте.
– На днях вы побывали на баскетболе. Так любите эту игру?
– Я ходил на матч НБА в Майами, там хорошая команда. Жаль, смотрел игру без жены – она приболела. А в Филадельфии снова подвернулась возможность, места прямо на паркете. Классное зрелище!
– Такое же захватывающее, как и американский футбол?
– Один раз видел – скучновато. Наш форвард Скотт Хартнелл устроил у себя дома вечеринку, посвященную супербоулу. Пригласили всю команду. Я поехал, но… заблудился. Адрес не вбивался в навигатор, а сам дорогу не нашел. Покатался полтора часа да махнул рукой. Написал эсэмэску Хартнеллу: «Извини, Скотт…»
– К вам родители приезжали?
– Да, гостили в Филадельфии целый месяц. Мы слетали на пять дней в Майами. Купались в океане, погода позволяла. Папа с мамой побывали на нашем матче в «Зимней классике» – незабываемое впечатление! Жаль только, я дурацкий гол пропустил. Сильно расстроился…
– Я сказала вашему тренеру: но ведь Сергей играл против лучшего вратаря НХЛ – Хенрика Лундквиста. Джефф поправил: «Против лучшего вратаря мира». Быстро отошли от поражения?
– Один день стоит погрустить, попереживать. Подумать об ошибках. Но наутро нужно все выкинуть из головы.
А когда ты выходишь на матч, то какая разница, кто на той стороне площадки? Лучший вратарь мира, худший… В хоккее не может быть авторитетов. Да, ты уважаешь соперника, Лундквист – классный мастер. Но когда я выхожу против него – меня не волнует фамилия на чужом свитере.

Советский спорт

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter