RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 12 Апреля 2012

Будем жить в промышленной пустыне?

 

Кузбасс – один из главных угледобывающих регионов страны. Начиная с XVII века, его рыли, роют и будут рыть.

По подсчетам ученых, здесь сосредоточено 524,4 млрд тонн угля – 2/3 запасов всей страны. Но если мы все выдадим на-гора, то вместо лесов и полей получим лунные ландшафты.

Зона бедствия?

В настоящее время добычу угля ведут около 120 угольных предприятий. В прошлом году они по производительности немного не дотянули до 200 млн тонн угля. Но в дальнейшем, как следует из заявлений официальных лиц, планируется только наращивание объемов добычи. Ни для кого не секрет, что добыча угля сопровождается огромным экологическим ущербом. Так, по мнению специалистов, на 1 млн тонн добытого угля приходится 36 га нарушенной земли. При этом общая площадь земель, нарушенных угледобывающими предприятиями, согласно данным статистики, уже превышает 4% территории Кузбасса. На месте угленосных участков остаются карьеры, отвалы, технологические дороги, отстойники. Ученые Санкт-Петербургского государственного горного института им. Г.В. Плеханова оценили экологическую емкость природной среды Кузбасса с учетом перспективы развития угольной промышленности до 2020 года и пришли к выводам: около 60% территории Кемеровской области, где проживает более 90% населения, попадет в зоны экологического бедствия.

Безусловно, восстановлением земель должны заниматься сами угледобывающие предприятия, но долг угольщиков пока далек от исполнения. Так, в 2010 году на территории Новокузнецка горнодобывающей промышленностью было нарушено 1153 га земли, а восстановлено и передано городу всего лишь 188,2 га. Причем большая часть земель восстановилась самостоятельно: заросло само, угольщики и отчитались.

40 лет на один разрез?

– Безусловно, природа самостоятельно тоже восстанавливается, – говорит географ, краевед, академик Московской международной академии детско-юношеского туризма и краеведения, профессор Сергей ТИВЯКОВ. – Но путь этот очень долгий – занимает несколько десятков лет. Помощь человека сократила бы время восстановления экосистем.
Одним из показательных в этом плане можно назвать Байдаевский угольный разрез, ставший полигоном для изучения процессов естественного восстановления территории. Еще в 70-х гг была начата его рекультивация: высажены облепиха, сосна, ель и кедр. Облепиха привлекла мелких птиц, заросли на отвалах – ворон и галок. Как только почва заросла покровом, появились грызуны и мелкие животные. Сейчас, спустя 40 лет, уже можно сказать, что ранее нарушенные земли полностью восстановились.

Хорошо или плохо?

Но и не всегда результаты техногенного воздействия на землю бывают отрицательными.

– Очень часто в отвалах и карьерах образуются искусственные озера, – продолжает географ, – которые мы с вами используем для комфортного отдыха. Достаточно назвать Атамановские и Запсибовские карьеры. А на искусственных озерах, образовавшихся после золотодобычи, комаров нет вообще. Впоследствии такие искусственные водоемы также самостоятельно восстановятся: появится прибрежная растительность, водоросли, мелкие водоплавающие птицы занесут икринки рыб. Но немаловажна здесь и роль человека. Например, в Сухаринке в искусственный водоем активисты из общества охотников и рыболовов сами заселили несколько пород рыб.

Однако состав многих отвалов неблагоприятно сказывается на формировании и развитии животного мира. Так, у известных ласточек-береговушек, облюбовавших Абагурские отвалы, часто рождаются птенцы без оперения, которые быстро погибают. Да и сами озера опасны: у них крутые берега, под водой скрыты горы строительного мусора, бетон, арматура.

На одном из своих выступлений зав. лабораторией фитомелиорации Кузбасского ботанического сада, кандидат биологических наук Юрий МАНАКОВ сказал: «Если учесть, что на городских землях угольные предприятия по рекультивации в среднем выполняют объемы по 50 га в год, то выходит, что для восстановления земель в Новокузнецке потребуется около 70 лет, в Прокопьевске – больше 100 лет».

А если учесть, что на самовосстановление одного участка отработанной территории уходит около 50 лет, то даже при отказе угольщиков от добычи топлива ради сохранения природы Кузбассу на восстановление земель потребуются века. Тут даже не люди требуют перемен, а сама земля! Люди-то и в пустыне смогут жить

АиФ Кузбасс

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter