RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 21 Июня 2013

Новокузнецкие ветераны доживают век в условиях "социальной катастрофы"

Жильцы Новокузнецкого дома ветеранов уже несколько лет живут в условиях, которые Общественная палата Кузбасса назвала "социальной катастрофой".

"Не дайте меня сжечь"

Дверь в квартиру 89-летнего ветерана Великой Отечественной Владимира Кабанова всегда открыта. Украсть у него все равно нечего – квартира заполнена мусором. На кухне – давно не мытая посуда, тяжелый запах и обгорелая плита. Кабанов не закрывает дверь потому, что надеется, что когда умрет, благодаря открытой двери соседи вовремя это заметят.

Во время войны Кабанов был телеграфистом. Он служил старшим сержантом, со своей военной частью дошел до Одера и Вислы.

Наголо остриженный ветеран вцепляется в меня мертвой хваткой. "Не дайте меня сжечь", – кричит он. Быть сожженным, а не похороненным по-человечески – главная фобия этих людей.

Еще один ветеран, Георгий Жестоков, рассказывает, как увезли тело его знакомого из 91-й квартиры. "Мы сидели во дворе, играли в домино. Приехал машина, вышли ребята в камуфляже. Поднялись на этаж, вытащили тело, его завернули в целлофан. От него уже смердело, как от Лазаря", – вспоминает Жестоков.

Его родственник, ветеран Василий Ермаков, тоже жил в этом доме. Однажды он упал дома и сломал шейку бедра. Около кровати Ермаков пролежал несколько дней, пока его случайно не обнаружила жена Жестокова, Александра Дмитриевна, зашедшая навестить родственника. К тому времени на теле Ермакова уже были глубокие пролежни.

Однако поднимать родственника на койку, ухаживать за ним пришлось самим старикам – медработников для этого не нашлось. Даже необходимые лекарства пришлось привозить самим родственникам. Через 10 дней после травмы Василий Ермаков умер.

Катастрофа – в деталях

Создание в 2005 году Новокузнецкого дома ветеранов казалось хорошей идеей. Всего по Кемеровской области в рамках федеральной программы организовали шесть таких домов, куда из ветхого жилья переселяли ветеранов войны, тружеников тыла и инвалидов. Свои домишки те раздаривали родственникам или распродавали за копейки, а квартиры в доме ветеранов получали по договору социального найма. Всего в этом доме 210 квартир.

Чтобы сюда добраться, нужно час ехать от автовокзала Новокузнецка – дом ветеранов на окраине. Впрочем, на первый взгляд он вовсе не производит впечатления зоны бедствия. Проезд во двор перегорожен шлагбаумом, сам двор аккуратный, подъезды чистые. На стенах в подъездах – заботливые объявления администрации. Дьявол, как водится, кроется в деталях, не заметных с первого взгляда.

Жильцы дома жалуются, что когда их заселяли, то власти обещали райскую жизнь – в доме предполагались аптека и торгующий по "социальным" ценам магазин, прачечная и столовая. Аптека одно время работала, но два года назад почему-то закрылась.

"Директор [центра социального обслуживания] обещал нам, что соцработники будут по первому требованию привозить лекарства – достаточно позвонить. Но обещание не выполняется", – жалуются ветераны.

Для эксперимента мы звоним соцработникам и заказываем гормон эутирокс – он нужен для стимуляции работы щитовидной железы и продается в любой аптеке. "Привезем. Но прямо сейчас отправить некого, привезем на следующей неделе", – отвечает трубка.

Так что ветеранам приходится самим ходить за необходимыми им лекарствами за несколько кварталов. В доме работает только магазинчик со скудным ассортиментом и ценами выше средних.

Годами не выходят на улицу

"Квартира неплохая, – признает 94-летний ветеран Василий Гончаров. – Но с самого начала нашлось много недоделок". Например, Гончарова возмущает, что в доме нет пандусов, а пороги слишком высокие – старикам неудобно их перешагивать. Ванные не закреплены – мыться в них надо аккуратно, а то бывали случаи, когда ветеран переворачивался вместе с ванной. Помыться одному и вовсе невозможно.

Впрочем, Василию Гончарову еще повезло – он живет с женой, Александрой Ефимовной. Одиноким жильцам вроде Кабанова приходится труднее. Старики жалуются на недостаточное внимание соцработников – те, по их словам, навещают жильцов в лучшем случае раз в неделю. "А много ли нам, старикам, надо? Просто заглянул, спросил, как дела, живы ли еще?" – говорит Александра Гончарова.

"Второй год на улице не был, даже не знаю, как там травка растет", – жалуется Василий Гончаров. Его супруга передвигается на двух костылях, поэтому она не была на улице еще дольше – погулять с ней некому. Соцработники это сделать не успевают.

"Хорошо хоть мне есть с кем поговорить – мы с женой и поругаемся, и помиримся. А ведь многие ветераны живут по одному. Им и поговорить не с кем", – говорит Василий Гончаров. В штате центра социального обслуживания при доме ветеранов есть даже психолог, но за восемь лет Гончаровы не видели его ни разу.

Двор дома ветеранов заставлен современными иномарками. Их ставят, уверены Гончаровы, жители соседних домов, которым удобно иметь под боком охраняемую стоянку. Одна из этих машин сбила Гончарова в собственном дворе. И хотя двор оборудован камерами наблюдения, никто из соцработников не поспешил к нему на помощь.

Во время войны Гончаров служил во 2-й ударной армии – оборонял Ленинград. В частности, перегружал боеприпасы с вагонов, подходивших к Ладоге, на баржи, которые перевозили их через озеро в осажденный город.

"Это просто рай"

Впрочем, далеко не все жители настроены к директору враждебно. Захожу к председателю совета ветеранов Галине Бородиной – местные говорят, что выбрали ее на эту должность, потому что она "хорошо поет и крепко пляшет". В доме ветеранов она даже организовала хор.

"Раньше мы жили душа в душу. Потом некоторые стали всех баламутить", – говорит Галина Бородина. По утверждению председателя совета ветеранов, недовольство жильцов отдельными недостатками объясняется исключительно "подрывной" деятельностью тех из них, кому скучно жить спокойно и кто хочет приватизировать свою квартиру.

Бородина приводит меня к подружкам, греющимся на лавочке у подъезда в скудных лучах сибирского солнца. "Магазин в доме правда плохой – так директор нам машину дает, чтобы мы в дешевый съездили. Недоделки в доме есть – но в сравнении с нашими старыми домишками это просто рай", – говорит Евдокия Хомякова.

Общественной палате дом не понравился

А ветераны из "взбаламученных" тем временем обращаются с жалобами во все возможные инстанции. Еще три года назад в дом ветеранов с проверкой приехала большая комиссия Общественной палаты Кемеровской области.

"Центр находится в условиях социальной катастрофы… Потребности в социальном обслуживании не удовлетворяются, а руководство и социальная служба центра не интересуются состоянием вопроса…", – говорится в справке по результатам проверки.

"При ответах на вопросы, касающиеся социально-бытовых аспектов работы, директор центра В. Ф. Кудинов не смог обстоятельно ответить практически ни на один из них" – перечень претензий к директору со стороны Общественной палаты занимает целую страницу. "Учета нуждающихся в ремонте в центре не ведется. Социальные работники занимают пассивную роль при выявлении проблем жильцов… Комиссия не усматривает какой-либо системы, стратегии работы с проживающим контингентом… Директор центра фактически не интересуется здоровьем подопечных ему жильцов…".

В своих рекомендациях проверяющие посоветовали сократить штат центра в два раза, повысив зарплату оставшимся сотрудникам. Например, общественники предлагали сократить должности программиста и заместителя директора, вместо них взяв на работу сиделку для почасового дежурства и санитара "на банные процедуры ветеранов". Кроме того, члены Общественной палаты предлагали оборудовать все квартиры "тревожными кнопками", открыть буфет и прачечную.

А главное – "учитывая имеющиеся свидетельства некомпетентности, а также халатного отношения к работе… рассмотреть вопрос о смене директора центра".

С тех пор прошло три года. Как рассказал РИА Новости сам директор Виктор Кудинов, он успешно "прошел переаттестацию", а выводы комиссии "оказались ошибочными". Впрочем, ни санитара, ни сиделки, ни "тревожных кнопок", ни буфета, ни прачечной в доме так и не появилось.

Начальник департамента социальной защиты населения Кемеровской области Наталья Круглякова пояснила РИА Новости, что имеющиеся в здания помещения "не соответствуют требованиям для размещения Губернской аптеки" (это областной проект аптек, торгующих по льготным ценам). По ее словам, "наличие буфета и прачечной в соответствии с проектом не предусмотрено".

Круглякова уверена, что лекарства и продукты ветеранам привозят из окрестных аптек и супермаркетов. Кроме того, заверяет она, "организована доставка граждан на губернаторские ярмарки, где они приобретают товары по сниженным ценам".

А вместо "тревожной кнопки" "маломобильным гражданам, проживающим в доме ветеранов, были предоставлены бесплатно сотовые телефоны". В количестве пяти штук.

Экспертам дом тоже не понравился

Однажды жилец-"оппозиционер" Тамара Пруд подговорила соседей скинуться на профессиональную экспертизу дома – она хотела доказать, что дом не подходит под стандарты специализированного. Следующим шагом было, по замыслу Тамары, признание дома обычным муниципальным жильем и разрешение на его приватизацию. "Мы действительно хотим приватизировать жилье – чтобы продать его и разъехаться отсюда", – признается она.

Профессиональная экспертиза обошлась ветеранам в 30 тысяч. Вот что говорится в заключении: "Ряд недостатков в проектировании и строительстве объекта исследования… делают невозможным проживание в нем граждан пожилого возраста; инвалидов на протезах; инвалидов с недостатками зрения".

Например, кое-где имеющиеся пандусы "имеют недопустимый продольный уклон". "Перемещение инвалидов в креслах-колясках по данным пандусам невозможно и небезопасно без посторонней помощи", – свидетельствуют эксперты.

Как пояснила РИА Новости начальник департамента соцзащиты Наталья Круглякова, "установить стационарный пандус от входа до первого этажа задания невозможно, поскольку он полностью закроет лестничный пролет". Невозможно, по словам чиновницы, установить и откидной пандус.

Согласно выводам экспертизы, не соответствует правилам пожарной безопасности ширина путей эвакуации из квартир. А площадь кухонь в квартирах колясочников меньше той, что должна быть по СНиПам. Экспертам не понравились ни размеры туалетов и лифта, ни высота бордюров и порогов, ни то, что "ковровые покрытия на путях движения не закреплены".

Прокуратура подтверждает

Директор фонда "Центр социально-экономического развития населения", помощник депутата Областного совета Виктор Смирнов считает, что такое несоответствие нормам объясняется просто. Будущий дом ветеранов строился как обычный жилой дом – то есть для обычных здоровых людей.

Именно поэтому вокруг него обычный микрорайон, да и сам дом – панельная многоэтажка, построить которую, кстати, стоит дешевле, чем специализированный дом. По предположению Смирнова, в 2005 году уже готовый дом решили подогнать под федеральную программу.

Более того, свой неопределенный статус дом сохраняет до сих пор – по одним документам он проходит как специализированный фонд, благодаря чему ветераны не могут приватизировать свои квартиры. По другим – как обычный жилой, в котором ветераны живут по договорам безвозмездного пользования.

Разница принципиальная – если дом специализированный, то ветераны не должны платить за его содержание и ремонт, а только оплачивать коммунальные услуги. Между тем им приходят многотысячные счета, а тем, кто их не оплачивает – угрозы о выселении.

Неопределенный статус дома прекрасно известен надзорным органам. В ответ на запрос в прокуратуру Новокузнецка РИА Новости получили письмо за подписью начальника управления по надзору за исполнением федерального законодательства Е.В. Трушина.

"В нарушение требований ст.19, ст. 92 ЖК РФ жилые помещения… в реестр государственной собственности области в составе специализированного жилищного фонда области не были включены, вид жилых помещений специализированного фонда не определен, – подтверждают в прокуратуре. – Жилые помещения, расположенные в доме по ул. Рокоссовского, 21, не отвечали требованиям, предъявляемым к специализированному жилью, предназначенному для проживания маломобильных групп населения".

По словам представителя прокуратуры, "в связи с выявленными нарушениями в адрес губернатора Кемеровской области внесено представление".

"Просто глаза у некоторых завидущие"

За комментариями самого директора Виктора Кудинова захожу в первый подъезд дома ветеранов – здесь и находится "Центр социального обслуживания". Несмотря на то, что еще только первая половина пятницы, директора на месте нет. "Он уехал на дачу, – говорит дежурная. – У нас короткий рабочий день, потому что сегодня пятница, а завтра День социального работника".

Дозвониться до директора в тот день по мобильному уже не получается. Однако в понедельник он отвечает на звонок. Все обвинения в свой адрес Кудинов категорически отвергает.

"У нас прекрасный уровень обслуживания. Мы были победителями областного конкурса по оказанию социальных услуг, Тулеев нам грамоты вручал". По уверениям Кудинова, "социальные услуги оказываются согласно стандартам", а за качеством их исполнения следят социальные органы и прокуратура.

Не согласен Виктор Кудинов и с обвинениями в некомпетентности в свой адрес. "У меня красный диплом Сибирского независимого института, факультет "Оказание услуг в социальной сфере". Каждые три года прохожу переаттестацию", – настаивает он.

Директор не согласен и с тем, что соцработники редко приходят к ветеранам: "Ничего не редко, приходят, как положено – через день. Хотели бы чаще, да не успевают".

"Вот про меня говорят, что я наворовал себе на джип. Да у меня всего лишь "паркетник" "Ситроен". Просто глаза у некоторых завидущие. Четыре года назад у меня был "Форд Фокус" – так что все говорили, что я на иномарке езжу", – обижается директор на недовольных жильцов.

В конце апреля, накануне праздника Победы, ветераны снова отправили письмо с жалобами на состояние дома и работу директора центра. Под письмом, адресованным кемеровскому вице-губернатору Галине Остердаг и начальнику департамента соцзащиты Наталье Кругляковой, 32 подписи.

РИА Новости обратились за комментариями по поводу изложенных в письме фактов в департамент соцзащиты. Главный специалист отдела по работе с ветеранами департамента Александр Григорьев, курирующий работу дома, сначала попросил корреспондента прислать командировочное задание и служебное удостоверение, однако от подробных комментариев все-таки отказался. "Мы получили это письмо, мы его рассмотрим, и я вам обещаю, что ветераны получат ответ в установленные законом сроки", – заверил он.

Его начальница, глава департамента соцзащиты Наталья Круглякова добавляет: "В ходе неоднократных проверок информация в обращениях не подтверждалась и имела заведомо ложный характер, порой даже клеветнический". "Обстановка в доме ветеранов спокойная", – уверяет она.

Дмитрий Виноградов

РИА Новости

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter