RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 9 Августа 2013

Новокузнечанка покорила немецкую оперу

Мария Катаева окончила в Новокузнецке 58-ю ДШИ, затем поступила в Санкт-Петербургскую консерваторию, откуда ее, студентку четвертого курса пригласили в Дюссельдорф. Третий год она вместе с мужем Дмитрием Лавровым продолжает удивлять своим талантом любителей оперы в Германии. Предлагаем нашим читателям ознакомиться с интервью Марии для радио «Голос России». Публикуем с сокращениями.

- Чтобы лучше представлять, как наши люди становится солистами известного оперного театра за границей, я попрошу Вас рассказать немного о себе. Скажите, откуда вы и каков был ваш путь до того, как вы попали в Германию?

Я закончила Санкт-Петербургскую консерваторию. Но, будучи еще студенткой четвертого курса, была приглашена в Немецкую оперу на Рейне. И когда училась на пятом курсе, то работала в Германии и ездила в Петербург на экзамены, и вот таким образом заканчивала консерваторию. До этого была Сибирь, Новокузнецк, мое родное училище искусств, которое я закончила как дирижер хора. А еще до этого была музыкальная школа, где я училась как пианистка, и моим первым педагогом была моя мама, которой я очень благодарна за то, что она привила мне любовь к музыке и к пению.

- А запели Вы...?

- А я всегда пела, еще с четырех лет выступала на сцене. Такое, может быть, нечасто встречается, но я с самого детства знала, кем я хочу быть. У меня никогда не было внутри метания, куда мне пойти и чем заняться. Я с самого детства хотела петь и я шла к этому целенаправленно. А фортепиано, дирижирование - все это очень помогло мне развиться как музыканту, и я была достаточно хорошо подготовлена к консерватории.

- Мария, каким образом Вас нашли и пригласили в Германию?

-  Первым уехал в Германию мой муж, а я еще училась в консерватории и полетела первый раз к нему в Германию в гости. Я ни разу не была за границей до этого момента. И мы постарались, чтобы в этот приезд состоялось мое прослушивание в этом театре. Конечно же, нашей мечтой было жить хотя бы в одной стране, в одном городе и максимально работать в одном театре. Я прослушалась, и меня буквально тут же, я еще не сошла со сцены, пригласили работать в этом театре. Это, конечно, было большое счастье и большая редкость.

- Как Вы себя чувствуете на сцене немецкого театра?

- Одним словом, наверное, сложно сказать, как себя чувствуешь. Невозможно быть, конечно, в нашей профессии уверенным на сто процентов в завтрашнем дне. Особенно молодому оперному певцу, потому что нет таких долгосрочных контрактов, которые заключаешь на 15 лет - театр предлагает один, два, максимум три года. По прошествии этого времени решается - устраивает ли обе стороны это сотрудничество. Ну а сейчас у нас настолько насыщенная жизнь! - бесконечные прослушивания, конкурсы, после которых поступают все время какие-то предложения от агентств, от менеджеров.

- Я как раз хотела спросить, а вас не переманивают другие театры Европы?

- У нас есть так называемый тест-контракт. И он у нас заключен на два года. Дмитрий уже свои первые два года проработал, еще два года будет. И я уже третий год. Пока буду работать и дальше, и смотреть, насколько нас эта ситуация устраивает. Но у нас есть контракты и в других театрах, временные, куда мы приезжаем на одну продукцию. Проходим цикл репетиций и дальше представляем несколько спектаклей. Обычно это занимает полтора-два месяца. Вот, например, сейчас я буду в Женеве на спектакле "Свадьба Фигаро", пригласили на одноразовый контракт. А весной я летала в Канаду, где мы пели русскую оперу "Евгений Онегин". Я имела честь участвовать в этом проекте. Конечно, скучаю здесь по русской музыке. Но, в общем, я считаю, что на своем месте, и работа в европейском театре очень перспективна.

- А то, что вы русские - это дает вам какой-то карт-бланш, или, наоборот, бывают моменты, когда вам от этого становится сложнее?

- Наверное, это дает все-таки карт-бланш. Я считаю, что русский человек по природе очень одарен. Может быть, нам не хватает в целом какой-то организованности - мы немножко спонтанны, мы зависим от настроения. Кстати, в чем мне помогла немецкая система, то именно в организации, в том, чтобы работать не только тогда, когда у тебя вдохновение или тебе хочется, а постоянно, систематично. В то же время, безусловно, русские люди талантливые по природе не только своими голосами, но и эмоционально. Много было случаев, когда после концертов подходили ко мне иностранцы и говорили: «Ты настоящий русский человек, ты поешь душой!» Даже были случаи, когда я пел на русском языке и немцы, не понимая текста, плакали. Одна женщина подошла, сказала, что никогда не видела, чтобы ее свекор со свекровью плакали, и в первый раз увидела, как они плачут на концерте романсов Чайковского и Рахманинова. Вот такие вещи происходят.

- Мне представили вас как будущих звезд европейской оперной сцены. Вы ощущаете, понимаете, что на вас так люди смотрят?

- Я уже давно привыкла, что наша профессия публичная, что нас иногда узнают на улице, иногда мы зайдем в кафе или в какой-то ресторан - нас уже знают. К этому постепенно привыкаешь…

Novokuznetsk.su

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter