RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 25 Ноября 2013

Фобии большого города

Новокузнецк озабочен захоронением ядерных отходов. Кому-то показалось, что горные выработки закрытых шахт — очень удобное место, чтобы сваливать туда отходы. Новокузнецкий градоначальник Сергей Кузнецов публично опроверг это, сказав дважды — по ТВ и в городской газете — «Нет, нет и нет».

Но шальная мысль всё равно бродит по городу. Говорят, что вроде бы под Новосибирском есть захоронение супертоксичных отходов. Под Томском, в закрытом городе ядерщиков Северске, определённо есть. И около Красноярска, куда направляют «хвосты» атомных электростанций из России и некоторых европейских стран, тоже. Вывод: почему бы таким складам не быть в Новокузнецке?

Тот факт, что ядерные могильники базируются близ научных центров, изучающих внутриядерные процессы, и производств, выпускающих ядерные материалы для АЭС и военных, во внимание не берётся.

А ведь это большие химические комбинаты в Железногорске (Красноярск-65), Северске (Томск-7), Новосибирске. Там и исследовательские установки (например, в Институте ядерной физики в Академгородке), и промышленные. Там же и хранилища. Специально созданные для хранения отработанных ядерных материалов. И их время от времени проверяют комиссары Международного агентства по атомной энергии.

В Новокузнецке и около ни добычи урановых руд, ни физических исследований, ни специальных производств. Но радиофобия налицо.

Боятся в городе не только токсичных захоронений, но и опасных производств. Ртутный завод — вот ещё одна тревога. Вроде бы его собирается строить ферросплавный завод. Откуда будет поступать руда — неизвестно. Ближние к Кузбассу месторождения (например, Акташское в республике Алтай) не разрабатываются и обогатительные мощности там закрыты ещё в 1980-е годы.

Падает, причём разительно, мировая потребность в ртути: в 1970-е годы её производство составляло около десяти тысяч тонн, в 1995 году только три тысячи, а в 2005 — полторы тысячи тонн.

Это знание не интересует «слухачей»-меркурофобов. И ответ на вопрос о ртутном заводе такой же, как и о ядерных отходах, которые якобы будут сваливать в стволы закрытых шахт: «Нет, нет и нет». — тоже не интересен.

Однако следует контрответ: «Вы нас постоянно обманываете. Говорили, что не будет марганцевого производства в Новокузнецке, а оно есть».

В самом деле, ферромарганцевый завод на базе бывшего КМК существует. Он перерабатывает руду Селезеньского месторождения, находящегося на границе Горной Шории и Алтая. На нём работают металлурги, высвобожденные после ликвидации доменного и мартеновского производства КМК. Их немного, порядка двухсот человек. Производство тут автоматизировано, экологическая защита (завод прошёл разноуровневые экспертизы, вплоть до зарубежной) надёжная. Но активной части народонаселения всё равно не нравится.

Когда-то упёрлось насмерть депутатское собрание Междуреченска, запретившее участие города горняков в разработке Усинского марганцевого месторождения.

Навал на народных избранников был груб и довольно глуп. Некто описывал, как он долбил вдребезги марганцевую руду (она же родохрозит или марганцевый шпат), заливал её водой и получал отраву. Это вещь невозможная, марганцевый шпат, известный с древности как поделочный камень, не токсичен, но всё равно она была принята вместо правды.

Отрыли известие об алтайских «жёлтых детях», получивших поражение предположительно невыработанными остатками ракетного топлива (в тот район падают ступени космических ракет), и приписали данный феномен действию марганца. Будто бы его нашли в деревенских колодцах. Рассказали о людях, катастрофически глупеющих от избытка марганца в крови. Словом, концентрация марганцевой темы достигла уровня фобии и заставила Междуреченск отказаться от нелишних рабочих мест.

А потом поветрие перенеслось в Новокузнецк. И в Красноярск, куда разработчики Усинского месторождения перенесли свой ферромарганцевый проект.

Современные луддиты заставляют думать, что их специально нанимают наши глобальные экономические конкуренты. Но, может быть, это не так. Может быть, это просто «словно мухи тут и там ходят слухи по домам, а беззубые старухи их разносят по умам». И пусть ими занимается социальная психология.

В общих чертах социальная психология, конечно, даёт представление о том, как рождается «идея, овладевающая массами». Но как рождается глупость, которой разом начинают бояться сотни людей, боюсь, никакая наука не знает.

МедиаКузбасс

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter