RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 15 Февраля 2014

Можно ли перестроить “банановую” экономику Новокузнецка?

В учебниках по экономической географии имеется такое понятие, как “банановые” страны, чья экспортно ориентированная экономика всецело зависит от одного-двух видов сырья и продуктов, вследствие чего колебания на них цен, особенно в кризисные периоды, тяжело сказываются на благосостоянии населения. Таковым по сути является угольно-металлургический Новокузнецк.

Едва оправившись от кризиса 2008 - 2010 годов, он вступает в новый, о чем свидетельствует возрастающий дефицит бюджета из-за снижения спроса и цен на его основную продукцию, - уголь и металлы. Существенных инвестиций в сооружение предприятий иного профиля, по масштабам, сопоставимым с нынешними угольными и металлургическими гигантами, пока не видно. Попытки городских властей добиться от правительства придания Новокузнецку статуса “моногорода” и соответствующих ему субсидий пока не увенчались успехом. Так что остается один путь, соответствующий русской пословице: “Спасение утопающего - дело рук самого утопающего”.

Обсудив сложившуюся ситуацию с моими коллегами, а ныне ветеранами металлургических предприятий, мы, согласно упомянутой пословице, предлагаем на рассмотрение возможный вариант, основанный на использовании собственного и зарубежного опыта путем расширения номенклатуры металлопродукции. В его основе лежит идея оптимизации соотношения традиционных и новых, более эффективных сталей и сплавов, получаемых при сравнительно небольших затратах на технологическую оснастку. Это повысит возможности маневра производственными процессами и создаст своеобразную “подушку безопасности” в кризисные периоды. Подтверждение этому находим в источниках научно-технической информации, из которых следует, что в развитых странах при валовом сокращении производства и потребления металлов одновременно растет их номенклатура.

Например, ведущие зарубежные ферросплавные фирмы Швеции (“Варгон”), Норвегии (“Элкем”, “Фесил”), США (“Аштабьюле”) производят по 10-15 видов сплавов - от высокочистых до высоколегированных. Между тем наш ферросплавный завод, наоборот, сократил номенклатуру производимых сплавов с 12 (в советское время) до одного ферросилиция и двух отходов (микрокремнезема и отвального шлака).

Похожая картина имеет место на Кузнецком и Западно-Сибирском металлургических комбинатах (ныне входящих в Евраз), на которых основная масса металлопродукции (рельсы, балки, арматура) производится из одной углеродистой стали, мало отличающейся по составу от довоенной. По этому поводу перед Новым годом телеканал “Россия 24” показал эмоциональное выступление губернатора Амана Тулеева при обсуждении областного бюджета, где он выразил недоумение фактами отгрузки за рубеж “стальных болванок” (а по сути заготовок) для дальнейшего переплава в более ценную металлопродукцию.

Но ведь ранее новокузнецкие заводы считались флагманами отечественной металлургии и пионерами в создании высокорентабельных качественных сталей и сплавов. Чтобы не быть голословным, приведу конкретные примеры их разработок, в которых мне пришлось участвовать совместно с другими специалистами. На родном мне Кузнецком ферросплавном заводе это прежде всего чистый и высокочистый ферросилиций, поставлявшийся на экспорт и отечественным Верх-Исетскому, Челябинскому и Белорусскому металлургическим заводам для получения высококачественной трансформаторной и кордовой стали; ферросиликованадий, поставлявшийся Уральскому вагоностроительному (танковому) заводу для получения броневой стали; диспергированный малоуглеродистый ферросиликомарганец, поставлявшийся Северо-Двинскому судостроительному заводу для сварки корпусов атомных подводных лодок.

Всего за период 1975 - 1990 годов было разработано и освоено 12 новых сплавов, рентабельность которых была на 15-30 процентов выше, чем у рядового ферросилиция, а затраты на дополнительную оснастку окупались в течение 2-3 лет.

На Кузнецком металлургическом комбинате разработаны специальные низколегированные конструкционные стали, примененные при сооружении космодрома “Байконур”, Кремлевского дворца Советов, мостовых переходов через Амур и другие крупные реки, а для развивавшихся аэрокосмической и радиоэлектронной промышленности - уникальные электротехнические, нержавеющие, подшипниковые и жаростойкие стали. Большинство из вышеупомянутых сталей и сплавов соответствовали лучшим мировым стандартам и были признаны изобретениями. Родина высоко оценила труд их авторов и разработчиков: Германа Серова, Владимира Мизина, Юрия Канаева, Ивана Кашлева, Георгия Чашина, Николая Фомина, Николая Краснорядцева, Рафика Айзатулова и многих других, наградив их орденами и медалями, а некоторым из них присвоив престижные звания лауреатов Государственной и Кузбасской премий.

К сожалению, в “лихие 90-е” годы после развала Советского Союза и нарушения сложившихся связей между поставщиками и потребителями выпуск большинства упомянутых сталей и сплавов был прекращен, но адекватной им альтернативы так и не было найдено. Однако актуальность этой проблемы не исчезла. Достаточно вспомнить слова нашего президента Владимира Путина в его программных послекризисных (2008 - 2010 годы) выступлениях: “Необходимо уходить от сырьевой зависимости экономики в направлении создания высокотехнологичной, наукоемкой и конкурентоспособной продукции с большой добавленной стоимостью.

Особо важно возобновить сотрудничество наших предприятий с оборонно-промышленным комплексом, что позволит обеспечить их устойчивыми и взаимовыгодными заказами”. Более детально развил эту мысль руководитель оборонно-промышленного комплекса Дмитрий Рагозин, обещавший выделить солидные “гранты” (по сути целевые инвестиции) предприятиям, разрабатывающим новые стратегически важные материалы и изделия. Мне неизвестно, были ли среди соискателей на эти “гранты” наши металлургические заводы. Зато от своих московских коллег мне стало известно, что наши украинские конкуренты уже предлагают судостроительным заводам в Северо-Двинске и Комсомольске-на-Амуре партии диспергированного малоуглеродистого ферросиликомарганца, который по составу и технологическим характеристикам мало отличается от ранее разработанного кузнецкими ферросплавщиками и опробованного на этих заводах.

Но чем же ответят наши областные и городские руководители президенту Владимиру Путину, если он, как и обещал, начнет проверку выполнения своих программных указаний? Неужели опять бодрыми отчетами об очередных рекордах добычи угля, которым из-за низкого спроса и так забиты товарные станции и портовые склады. Руководитель Российских железных дорог Владимир Якунин уже просит у правительства многомиллионные субсидии для расшивки этих узких мест, причем их возврат намечает путем дальнейшего повышения тарифов для грузоотправителей и прежде всего металлургов, что подведет их к грани убыточности со всеми вытекающими негативными последствиями для нашего города. В этой части очевидны преимущества более ценных новых сталей и сплавов перед традиционными вследствие меньшей доли в их цене транспортной составляющей.

В настоящей статье я попытался обосновать один из возможных вариантов перестройки нашей “банановой” экономики, который безусловно является компромиссным и имеет как достоинства, так и недостатки. Поэтому целесообразно, чтобы по этой теме на страницах прессы со своими конкретными предложениями выступили специалисты других предприятий, ученые и проектировщики. Не исключено, что некоторые из них могут быть использованы городскими властями при разработке стратегии перестройки “банановой” экономики нашего моногорода.

Юрий Канаев, инженер-электрометаллург, почётный ветеран ОАО “Кузнецкие ферросплавы”, советник Российской инженерной академии

Кузнецкий рабочий

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter