RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 23 Апреля 2014

Как в Кузбассе наказывают детей, пока никто не видит

Уже давно в наших школах учеников официально не хлещут розгами и не ставят на горох. А неофициально? Мы попытались выяснить, как наказывают детей, пока никто не видит.

«Вчера Кольку Вихляева продержали в углу на коленях ровно три часа за то, что он выплеснул целую банку чернил на пол. А сегодня Ваську Петрова оставили на два часа без обеда за то, что он нечаянно вышиб стекло в учительской комнате, бросив камнем в товарища. А Проньку Сорокина учитель драл за уши, потому что разгорячённый какой-то обидой Пронька больно ударил своего соседа грифельной доской по голове», – такие воспоминания о кузнецкой школе на рубеже XIX-XX вв. остались у писателя Вениамина Булгакова. В книге «В том дальнем Кузнецке» он пишет, что его манили новые знания, однако наказания, о которых рассказывали старшие братья, пугали. Такое же двойственное отношение было и к учителям: «Вне школы учитель был человеком, на уроках – зверем».

Старейший учитель области Порфирий Зенков 100 лет назад работавший в Кузнецке, также отмечал случаи жестокого обращения с детьми. Правда, уже тогда они были скорее исключением, нежели правилом. «Учительствовавший в Щегловской начальной школе Вагин применял телесные наказания и ставил учеников на колени. Причём – на верхние рубцы парты, а иногда даже с поднятыми вверх руками», – пишет Зенков.

Как и 100 лет назад, дети продолжают бить окна, драться, шалить, ругаться матом. А родители жалуются, что их детей за шалости наказывают слишком жёстко. Например, к новокузнецкому мэру родители обратились с такой просьбой: «У нас страх за детей: им готовиться к школе надо, а не смотреть на вечно злую воспиталку, которая постоянно орёт, бьёт детей метровой линейкой». Другие сетуют на то, что учитель не пускает школьников в кабинет без бахил и ставит «прогульщикам поневоле» двойки. Третьи жалуются на директрису, которая «в течение полугода «издевалась» над учащимися 9 класса за то, что не так одеты, вместе с завучем пугала детей, ругала их, говорила, что они хамы и никогда не сдадут экзамены».

Иногда из стен учебных заведений на суд общественности вырываются и вовсе вопиющие случаи наподобие того, что произошёл недавно в детском доме Прокопьевска. Или другой пример: пару лет назад кемеровский учитель физкультуры ударил шестиклассника скакалкой за разговоры на уроке.

Практика наказаний продолжает жить в педагогической среде. Складывается впечатление, что методы запугивания – линейкой, отрезанием языка, детской комнатой милиции или чем-то иным – будущие учителя штудируют в институте.

«В вузе мы глубоко изучали предмет, который будем преподавать, учились планировать уроки, а вот к нестандартным ситуациям не готовились. Когда я стала работать в школе, мне дали класс коррекции. Я умом понимала, что наказания неэффективны, они скорее породят агрессию. Нужно заинтересовать, увлечь ребёнка», – рассуждает учительница русского языка Мария Петрова.

Но жизнь оказалась далека от теории. Как-то на уроке семиклассник послал молодую учительницу матом. «Я ему так же нецензурно объяснила, где он находится и чем должен заниматься. Больше не матерился». Несмотря на удачное для неё разрешение конфликта, учительница не считает этот случай достойным поведения педагога. По её словам, в большинстве своём коллеги стараются избегать подобных непедагогичных методов. Однако, как и у большинства людей, на эмоциях всплывают дедовские способы наказания.

«Поэтому, – продолжает Мария Петрова, – для учителей, будущих и работающих, я бы проводила регулярные тренинги по контролю над эмоциями и поведению в конфликтных ситуациях».

В нашем веке всё-таки в большинстве своём на смену физическим наказаниям пришли психические: для малышей – страшилки, для подростков – запугивания полицией и исключением из школы.

«Против психического давления я не возражаю, если действительно ребёнок виноват. Мой сын в прошлом году сматерился на уроке. В этот же день собрали педсовет, педагоги грозили поставить его на учёт в детскую комнату и исключить за нарушение устава лицея. Вызвали на ковёр и меня, отчитали, как первоклассницу. На мой взгляд, учителя раздули проблему до вселенских масштабов. Но, наверное, такой метод возымел большее действие на подростка, нежели обычная воспитательная беседа», – вспоминает мать десятиклассника Елена Смирнова.

Защитить ребёнка от распоясавшегося учителя можно. Прокурор Кемеровской области Павел Бухтояров пояснил, что в законе об образовании (вступил в силу в сентябре 2013 г.) есть статья, защищающая права детей и их родителей, до этого образовательные конфликты не были прописаны в законах. По его словам, ученики и их родители вправе писать директорам школ и лицеев заявления о проведении дисциплинарного расследования деятельности педагогов, нарушающих или ущемляющих права ребёнка. Также можно обращаться в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений, которая должна быть в школе, или прямиком в прокуратуру. Но, как нам пояснили в ведомстве, жалоб от родителей на «угрозы» учителей, к ним не поступало. Видимо, проблемы решаются по старинке: одни проглатывают обиду, считая наказание нормой, другие предпочитают не выносить сор из избы и ограничиваться жалобой директору.

АиФ Кузбасс

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter