RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 10 Февраля 2015

СМИ: Магазины опустеют к лету

Российские импортеры оказались в патовой ситуации: зарубежные поставщики не отгружают товар, впервые за два десятилетия требуя деньги вперед. Банки не кредитуют импорт, опасаясь банкротств, а европейские страховщики по той же причине отказываются страховать их финансовые риски. Проблемы возникают даже с Китаем.

В этом году российские импортеры столкнутся со сложностями, которых они не встречали со времен перестройки. Из-за колебаний курсов валют иностранные поставщики отказываются отправлять в Россию продукцию без 100-процентной предоплаты. Сильнее всего это ударит по импортерам одежды. «Байеры сетей дорогой одежды и обуви на летний сезон закупили 15% от стандартного ассортимента. Магазины будут реально пустыми. Импортеры вынуждены предлагать живые деньги, а это еще существенно ухудшает их финансовые показатели. Поставок просто нет», — рассказывает зампредправления по корпоративному бизнесу российской «дочки» европейского банка.

«Никто из импортеров за наличные не работал с середины 90-х. Вы представляете? Это катастрофа», — говорит источник в отрасли.

Даже Крым, присоединенный к России в 2014 году, не соглашается на поставки без оплаты вперед наличными.

«В случае с поставками яблок и груш из Крыма поставщики требуют предоплату 70–90%. Все боятся, непонятно — Россия, что с ней будет?» — говорит директор другого оптового поставщика овощей и фруктов.

«Импортеры еды банкротятся каждый день в Санкт-Петербурге. На нашей крупнейшей в Санкт-Петербурге базе — на ул. Софийская — просто нет товара. Большой дефицит всего. Отсюда и цены такие в магазинах», — говорит руководитель проекта по работе с сетями фруктовой компании NovFrut Андрей Краснянский.

«В последнее время спросом стали пользоваться все финансовые схемы, о которых раньше только писали в учебниках», — говорит финансовый директор крупного непродовольственного ритейлера. Помимо кредита, у компаний есть надежда на аккредитив (форма расчетов, при которой обязательства по оплате берет на себя банк) или банковскую гарантию: без этих инструментов шанс получить что-либо из-за рубежа без предоплаты падает до нуля.

«Есть два противоположных тренда: там, где грузили без аккредитивов и гарантий, все хотят гарантий и аккредитивов; там, где принимались риски российских банков, теперь от них отказываются», — рассказывает начальник банковского управления Металлинвестбанка Михаил Окунев.

С начала года цены на аккредитивы выросли в разы. Если раньше стоимость аккредитива составляла от 0,5 до 1% от поставки, то теперь — от 1,5% для лучших и надежных компаний до 5% для всех остальных. На таких условиях работает весь импорт, включая бытовую технику, косметику, продукты питания и одежду.

Оказывается востребованным и аккредитив с постфинансированием, при котором российский дистрибьютор идет в российский банк, у которого есть корреспондентские отношения с банком страны-поставщика, банк выплачивает поставщику сумму аккредитива, а российский дистрибьютор рассчитывается со своим банком через оговоренное время. Но получить такой аккредитив с гарантией в валюте на три месяца можно под 7% и выше.

«Цены на основные инструменты торгового финансирования сейчас действительно выросли, и наблюдается тенденция к их дальнейшему увеличению. Причем это касается как стоимости инструментов для финансирования экспортно-импортных операций, так и для проведения расчетов внутри страны», — подтверждает директор департамента транзакционных банковских услуг банка «Юникредит» Юлия Петрова.

Гарантии крупнейших российских банков — ВЭБа, Сбербанка и ВТБ — не принимаются уже давно, с тех пор, как они попали под санкции.

Тогда некоторые компании впервые столкнулись с ситуацией, когда американские банки-корреспонденты отказались проводить транзакцию. Впрочем, сейчас производителей перестала устраивать гарантия любого российского банка: им требуется аккредитив зарубежного или российского с подтверждением от зарубежного. Напрямую иностранные банки готовы предоставлять аккредитивы в исключительных случаях: им проще взять на себя риск работы с банком (банкротства банка), чем риск импортера, который завтра может подать на банкротство. Аккредитив с подтверждением будет стоить дороже: наценка европейских банков за риск работы с российским банком составит от 1,5 до 5%.

Итого аккредитив добавляет к стоимости поставки уже 5–10%.

«Если у меня есть лимит на этот российский банк, соответствующий по срокам выставленному аккредитиву, то я выдаю подтверждение. Риск работы с российским контрагентом-банком оцениваю в зависимости от того, что за банк, — от 1,5% и выше», — рассказывает топ-менеджер «дочки» европейской банковской группы, работающей в России.

Вне зависимости от инструментов все деньги стали для оптовиков безмерно дорогими, и многие российские компании просто уйдут с рынка импорта товаров, опасаются участники рынка. В относительно стабильном положении только крупнейшие ритейлеры.

После получения товара проблемы не заканчиваются: сбыть его и получить средства сейчас непросто. Курс доллара с 1 января прошлого года вырос вдвое, почти так же — евро, но покупать привычный товар вдвое дороже готов не каждый. У импортеров стремительно снижается маржа.

«Если бы курс валюты зафиксировался на полгода на каком-то одном, пусть даже экстремальном уровне, например 80 руб. за доллар, то просчитать риск и выдавать кредиты импортерам было бы реально. Но пока это утопия», — комментирует банкир.

Импортеры проходят валютные ножницы по-разному: кто-то закрывает бизнес (как ряд сетевых магазинов одежды), другие оперативно регулируют цены. В розничных магазинах тканей на Сельскохозяйственной улице цены каждого отреза пересчитывают в зависимости от курса. «Если завтра курс упадет и доллар будет стоить не 70, а 65, то и ткань будет стоить дешевле», — удивляется вопросу директор магазина.

Высокие ставки по кредитам ухудшают положение тех, кто уже и так пострадал от девальвации рубля.

«Получить кредит нереально: компании зачастую проще закрыться, подать на банкротство, чем просчитать коммерческий риск», — описывает ситуацию топ-менеджер крупного банка.

«Кредит импортеру под 25–40% годовых с учетом риска и ставки ЦБ можно сразу записывать в NPL (просрочку. — «Газета.Ru»). Если они берут кредиты под такой процент, то либо у людей плохо с математикой, либо под видом помидоров они продают наркотики. Ни один другой бизнес не дает такой маржи», — говорит другой собеседник «Газеты.Ru».

Снизить ставку невозможно: если в январе 2014 года ключевая ставка ЦБ находилась на уровне 5,5%, то 1 января 2015-го — на уровне 17%, что фактически отражает стоимость денег для банков. К этой цифре необходимо добавить административные расходы, маржу банка и плату за риск (для более рискованных заемщиков в стоимость закладывается риск невозврата).

Несмотря на снижение ключевой ставки ЦБ с 17 до 15%, бизнес не заметил изменения условий кредитования.

Величина ставок по кредитам до 2 февраля составляла 25–28%. После 2 февраля, когда ЦБ понизил ставку, стоимость кредитов стала колебаться от 23 до 25%, уточнили в компании, занимающейся поставками бытовой техники. Впрочем, даже российские банки, не говоря уже о зарубежных, готовы кредитовать импортеров лишь при наличии старых договоров (кредитных линий).

Получить новый кредит возможно только при наличии хороших связей, рассказывает крупный импортер электроники.

 

Газета.Ru

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter