RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 4 Апреля 2015

Работодатели Кузбасса хотят купить шахтёрские отпуска

Уже несколько лет в Кузбассе не прекращаются споры о том, сколько должны отдыхать горняки в течение рабочей недели и во время ежегодных отпусков. Работодатели – за то, чтобы шахтеры работали дольше, профсоюзы – против из соображений здоровья работников. Сами же работники в зависимости от условий труда и быта придерживаются разных мнений.

Восемь лет назад шахтерам законодательно было запрещено работать в подземных условиях более шести часов в день. Точнее, такое требование было и прежде – с 1976 года Министерство угольной промышленности СССР издало приказ, согласно которому подземным рабочим предписывалось работать 30 часов в неделю. Другими словами, шахтеры, чей труд был признан тяжелым и опасным, в соответствии с законодательством могли работать в каждую смену на два часа меньше, чем представители большинства других профессий.

Но на деле, как правило, на большинстве кузбасских шахт подземные рабочие трудились все также по восемь часов в смену, имея при этом три или четыре выходных в неделю – как выпадало по графику. Однако после аварий на шахтах «Юбилейная» и «Ульяновская» в 2007 году, унесших жизни десятков шахтеров, прокуратура Кемеровской области стала требовать от работодателей неукоснительного соблюдения законодательства, в соответствии с которым продолжительность подземной смены не должна превышать шести часов. Если работать в таких условиях больше, объясняли представители регионального управления Роспотребнадзора, накапливается усталость, притупляется внимание, возрастает роль человеческого фактора в создании аварийно опасных ситуаций.

Однако тогда требования прокуроров вызвали массовую волну протестов среди горняков. Основной причиной таких настроений было то, что из-за производственной необходимости укороченная смена в шесть часов превратилась из предполагавшейся льготы в наказание для шахтеров. Вместо трех-четырех выходных в неделю остались два, а дорога от места жительства до места работы (многие шахты находятся на большом удалении от городов и поселков) стала съедать большую часть времени, которую авторы «льготной» инициативы отводили на отдых горняков. То есть шестичасовая смена фактически превратилась в 12 часов занятости в день – вместе с дорогой, переодеванием и мытьем после работы. Среди шахтеров такой режим, когда дома они успевали только поспать, практически сразу получил название «мойка-койка».

Старт массового внедрения такого режима работы стал, например, причиной забастовки работников шахт «Есаульская» и «Тагарышская» (компания «Южкузбассуголь») – они отказались спуститься в забой. Правда, руководство угольной компании нашло выход из ситуации, чтобы самому не попасть под прокурорские санкции. Геннадий Козовой (один из собственников ОАО «Распадская»), бывший в 2007 году также гендиректором «Южкузбассугля», заявил, что если забастовка не будет прекращена, то обе «недовольные» шахты просто будут закрыты. Акцию протеста прервали, чтобы не допустить такого шага со стороны работодателя, который неизбежно сопровождался бы увольнением коллектива и набором новых кадров – уже под новые условия работы.

Тем не менее усилиями региональных властей и надзорных органов – не только прокуратуры, но и Ростехнадзора – до конца 2008 года шестичасовая смена для подземных специальностей на угледобывающих предприятиях стала повсеместной. Хотя за такой график работы в основном выступают работники тех предприятий, которые расположены не слишком далеко от населенных пунктов. Вопрос разделил Кузбасс и по территориальному признаку, ведь на юге Кемеровской области – в Новокузнецке и Междуреченске – дорога до шахт занимает не один час, тогда как в центре Кузбасса – в Ленинске-Кузнецком, Киселевске, Белове и Прокопьевске – шахты расположены если не в городской черте, то очень близко к ней.

Три года назад собственники угольных предприятий, расположенных в центре Кемеровской области, вновь стали поднимать вопрос о том, что надо бы удлинить продолжительность шахтерской смены. А заодно и монетизировать часть «слишком длинных» горняцких отпусков. В частности, летом 2012 года об этом заявил гендиректор ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» Владимир Рашевский (дочернее предприятие этой компании – ОАО «СУЭК-Кузбасс» объединяет семь шахт и три разреза по добыче угля, а также ряд сервисных предприятий).

«Сегодня у нас тридцатичасовая рабочая неделя, – сообщил он на совещании с премьер-министром Дмитрием Медведевым в рамках поездки последнего в Кузбасс. – При этом рабочая смена должна быть шесть часов и ни часом более. Типичная для Кузбасса ситуация: шахты находятся далеко от городов и поселков, полтора-два часа человек едет до места работы, потом час двигается до забоя, потом час возвращается, потом моется, потом часа полтора-два возвращается. Работает шесть часов, 12–14 часов находится вне дома, пять раз в неделю он должен сходить на работу… Если бы удлинить смену хотя бы до восьми часов!».

По мнению гендиректора одной из крупнейших российских угольных компаний, трудовые отношения, «созданные еще при царе Горохе», – одна из основных причин низкой производительности труда в отрасли. Того же мнения топ-менеджер придерживается и по сей день. Одна из составляющих «устаревших трудовых отношений», по мнению Рашевского, – слишком длинные шахтерские отпуска.

«Законодательство дает право горнякам, как представителям «вредной» профессии, находиться в отпуске до шестидесяти с лишним, а в отдельных случаях и до восьмидесяти дней, – комментирует он. – Такая ситуация зачастую не устраивает ни работника, ни работодателя. Первый упускает возможность дополнительного заработка, второй оказывается в тупике из-за нехватки кадров. Проблема будет решена, если законодательство позволит шахтерам «отгуливать» положенные 28 дней, остальные дни – монетизировать, если горняк принимает предложение работодателя поработать».

Эти инициативы были поддержаны и другими собственниками и руководителями угольных компаний и вынесены на рассмотрение законодателей Госдумы. В результате долгих словесных баталий и борьбы интересов с 1 января 2014 вступил в действие федеральный закон № 421, который разрешает по «личному желанию» работника увеличение рабочей смены на подземных работах до 8 часов и замену части отпуска работника денежной компенсацией.

Как сообщили в Федерации профсоюзных организаций Кузбасса, с прошлого года на восьмичасовую рабочую смену уже перешли на три месяца в порядке эксперимента несколько шахт. В 2015 году такой режим работы на этих предприятиях был продлен на год.

«На шахте им. Рубана и шахте им. Кирова (ОАО «СУЭК-Кузбасс») трудящиеся однозначно выступили против инициативы администрации о введении восьмичасовой рабочей смены, – комментирует развитие ситуации председатель Ленинской территориальной организации РосуглепрофаВадим Федин. – О планах по переходу на восемь часов работы заявило и руководство шахт «Заречная» и «Октябрьская» (УК «Заречная»), хотя до конца 2014 года администрация уверяла коллективы, что такого перехода не будет».

В результате этих разногласий получилось, что на ряде предприятий подземной угледобычи в Кемеровской области до сих пор не утверждены и не подписаны сторонами коллективные договоры на текущий год. Так, 1 апреля созданная для улаживания разногласий комиссия ОАО «СУЭК-Кузбасс» по внесению изменений в коллективные договоры решила рекомендовать руководителям предприятий, где действуют первичные профсоюзные организации Росуглепрофа, заключить дополнительные соглашения к коллективным договорам.

«Профсоюзы и работодатель не пришли к соглашению по этим социально острым вопросам, и была подписана только самая «безобидная» часть соглашения – о монетизации отпусков», – объяснили в пресс-службе Федерации профсоюзных организаций Кузбасса.

«Законодательство дало, казалось бы, возможность выбора: твое здоровье в твоих руках, хочешь в отпуск – отдыхай, а хочешь – получи деньги, но не факт, что это даст увеличение твоего фонда оплаты труда за год. – комментирует Вадим Федин. – А хочешь – работай восемь часов в смену – остальное отдыхай, будь с детьми, семьей. Хотя сколько это продлится, покажет ближайшее будущее, ведь налицо ситуация, когда решение о введении восьмичасовой рабочей смены всячески продавливается администрацией, несмотря на несогласие работников».

Сейчас ситуация вокруг новой волны внедрения восьмичасовой рабочей смены для шахтеров наиболее остра именно в центре Кузбасса. Как ни странно, на юге Кемеровской области, где, казалось бы, работники заинтересованы именно в таком режиме работы, конфликтных ситуаций и активного насаждения возврата к старой системе организации труда и отдыха не наблюдается.

«ФедералПресс.Сибирь»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter