RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 30 Июля 2015

Почему никто не верит программе капремонта

Раздражение граждан расценками на капремонт уже взяли на вооружение оппозиционные думские партии, готовые сделать критику программы «дорогого капремонта» основой своих агитационных кампаний в сентябре. Впрочем, ожидать от этого реального решения проблемы ветшающего жилфонда не приходится – и власть, и системная оппозиция пытаются лечить не болезни, а симптомы. Традиционно разруха не столько в клозетах. Она – в подходах.

Появление новой строки в платежном документе спровоцировало волну митингов в России под лозунгом «За честное ЖКХ», пишет РБК. Акции прошли почти в 20 регионах страны. На сайте Сhange.org сейчас собирают подписи под шестью петициями к президенту против закона о капремонте, их подписали в общей сложности уже более 200 тыс. человек. В Москве некий «альтернативный городской парламент» начал сбор подписей за отмену необоснованной ставки в 15 рублей за метр.

Конечно, мало кто радуется, когда налоги и сборы растут. Но в данном случае людей больше всего возмущает, что федеральная программа капремонта выглядит не как забота о жилье, а как стратегическая хитрость по выманиванию средств: деньги платишь утром, а стулья получаешь лет через 20–30.

Мы знаем, что в российском измерении все, что не «здесь и сейчас», выглядит неправдоподобно, неубедительно и точно не напоминает заботу о людях. Через 30 лет — то же самое, что через 100 или никогда. Кто знает, что будет? Никто. Это в Канаде, Швейцарии или Китае могут строить планы на полвека вперед и потом их методично осуществлять. Можно ли вспомнить хоть один аналогичный кейс в России? Скорее люди помнят лишь примеры обратные.

Последняя история – свежа, болезненна и, между прочим, до конца так и не разрешена. Речь идет о накопительной части пенсий. Совсем недавно у всех на глазах ее заморозили на два года, даже не спросив граждан, как они к этому относятся. Это плохой знак для государства в принципе. Значит, оно не может ни планировать, ни держать обещаний.

Но тогда хотя бы отняли деньги из будущих пенсий, а не прямо из кошелька. Сегодня счет на оплату коммунальных расходов настоятельно хрустит в руке. И это уже совсем другой разговор.

Кроме того, людей обязали оплатить услугу, не объяснив толком, что у них есть разные варианты: либо копить самим, либо отдать в «общий котел». Проведение ликбеза по капремонту закон возложил на регионы, но их руководителям объективно не выгодно, чтобы люди самостоятельно собирали средства на капремонт на счетах домов, а не отдавали в абстрактный региональный фонд (ведь чем больше в нем денег – тем лучше властям).

По телевизору тема тоже не перебила украинскую, так что большинство узнало о ней, лишь получив первую платежку. Причем оказалось, что от граждан, собственно, нужны только деньги. Все остальное берет на себя государство: объявляет сроки ремонта, ищет подрядчиков, решает, как защищать собранные средства от инфляции, и так далее.

И все это происходит в момент, когда в стране углубляется кризис, доходы населения падают, а плата за коммунальные услуги при этом растет.

Это в телевизоре кризиса нет, а выйдешь на улицу – он тут как тут, поджидает в каждом магазине у ценника, в аптеке, у кассы по оплате коммуналки. Вот и рождается мысль «Кажется, меня опять хотят обмануть».

Ни одна эффективная власть, которая просчитывает последствия своих действий, не проводит жесткие реформы (а капремонт, несомненно, одна из таких) в момент, когда людям и так тяжело. По любым экономическим законам меры, которые затронут непосредственно кошельки граждан и которые нельзя назвать пожарными именно для вывода страны из кризиса, откладывают.

Как минимум до момента, когда становится понятным: точка нижнего экстремума пройдена, и экономика начинает медленно, но выправляться. Есть ли у нас основания полагать, что худшие моменты экономической депрессии пройдены? Никаких.

Кроме того, федеральный закон, принятый еще в 2012 году, дал региональным властям право самим определять ставку капремонта. В итоге одни пошли по экономически выверенному сценарию и теперь могут проиграть, а другие занялись популизмом и в итоге теперь оказываются в выигрыше.

Например, в Питере выбрали ставку рубль-два за метр. Ясно, что никакого реального капремонта на эти деньги не сделаешь – себестоимость гораздо выше. Зато народ не волнуется. А в Москве наоборот: посчитали и назначили ставку, меньше которой ремонт точно будет фикцией. Только не учли, что с 2012 года ситуация в стране, а в столице особенно (где все затраты-цены-расходы изначально выше средних), – изменилась.

И, может быть, года три назад лишние 1–2 тысячи в месяц москвичи бы пережили. Но сегодня все начали считать деньги.

В отношениях с миром мы умеем принимать решения быстро, иногда даже слишком – как с тем же продуктовым эмбарго в ответ на финансовые санкции ЕС. Ничего не просчитав, не подумав о последствиях для собственных предпринимателей, ударили санкциями против Запада. В отношении же своих граждан мы почему-то не спешим быстро перестраиваться под изменившиеся обстоятельства. А ведь гибкость – одна из черт эффективной власти.

Лишь поняв, что капремонт, кажется, действительно может разбудить народ перед выборами, «Единая Россия» рекомендовала столичному мэру расширить список льготников при его оплате. Что во вторник и было сделано – теперь еще почти 1,5 млн человек (инвалиды, многодетные семьи и другие) будут платить не по 15, а по 7,5 рубля за метр. Что, впрочем, вряд ли успокоит остальных.

Есть другой пример: в столице массово перекладываются бордюры, тротуары (жители подсчитали, что в некоторых районах раскапывают по четыре раза за год-два). Очевидно, в ситуации кризиса нужно оперативно пересматривать бюджетные расходы, подряды и направлять средства на более важные нужды.

В частности, если доходы сокращаются, лучше пустить средства не на бордюры, а на опережающий ремонт зданий, которые неизбежно обветшают в ближайшие годы, или профинансировать 50% программы капремонта, чтобы жители для начала платили не по 15, а по 7–8 рублей с метра.

Трудно сказать, чувствует ли это власть, но страна очевидно входит в период мелких потрясений. Для одних – как для подмосковных пенсионеров – таким потрясением может стать отмена льгот на проезд в Москве, особенно если человек просто вынужден ездить лечиться в столицу, потому что в своем регионе не может найти услугу такого же качества. Для других – безостановочное повышение цен на парковку. Для третьих – резкий рост налогов на землю. Для четвертых – капремонт. Скоро еще люди вернутся с каникул и начнут собирать детей в школу. Там они обнаружат еще одно потрясение в виде цен.

Каждое из таких «потрясений», хотя и не сильно значимо само по себе, может становиться точкой прорыва напряжения и недовольства. И таких прорывов будет больше, потому что с экономикой ситуация лучше не становится.

Лопающиеся пузыри время от времени будут появляться в самых неожиданных местах, как будто из ниоткуда. А дальше нас ждет важная развилка: что будут с этими пузырями делать власти и как разговаривать с недовольными?

Сейчас это выглядит так: общество чувствует, что его третий день знобит, но его уверяют, что оно если и не абсолютно здорово, то, по крайней мере, идет на поправку. Никто не берет на себя ответственность признать проблему – прямо сказать, что у нас кризис, и начать лечить болезнь, а не симптомы.

Пиар оппозиционных партий на капремонте – это тоже из области лечения симптомов. Политики могут, конечно, надавить на глав регионов, чтобы они в разы снизили взносы. Но тогда и программа капремонта не будет работать (по рублю с метра ничего не отремонтируешь), и народ счастлив не будет.

Во-первых, потому, что платить все равно придется, во-вторых, потому, что любой жилфонд время от времени нуждается в качественном ремонте.

На реальные меры – поддержку и развитие институтов жилищного самоуправления, введение программ софинансирования, льготы тем, кто решился сам собирать деньги на капремонт, и другие (эксперты предлагали все это еще десять лет назад) власть вряд ли пойдет. Это противоречит ее нынешним базовым принципам централизации.

Зато можно начать поиск новых «врагов», «агентов», подрывающих народное ЖКХ. Действительно, если брать методику увлечения населения той или иной идеей, лучше всего работает то, что вызывает эмоцию. Поэтому так привлекательно звучит тезис про «врагов». Но нужно помнить: счета и цены тоже начинают вызывать у людей эмоции. И в отличие от размытых образов вражеских сил, цены и ценники уже здесь и сейчас, перед глазами у каждого.

Газета.Ru

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter