RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 14 Января 2016

Есть ли будущее у Новокузнецка без металлургии – мнение

Что ждёт наш город и сможет ли металлургия вновь завоевать потерянные позиции – над всем этим размышлял Леонид Калинин. Член президиума Совета ветеранов кузнецких металлургов, Почётный гражданин в своём письме рассказывает о металлургическом будущем Новокузнецка.  Текст письма опубликовала городска газета «Кузнецкий рабочий».

«Говоря о настоящем и будущем металлургии в Новокузнецке, предприму для лучшего понимания этой проблемной темы небольшой экскурс в конец девяностых и начало нулевых годов. Прошла приватизация, и у новых хозяев было неуемное желание доказать, что они - в отличие от государства - эффективные собственники.

В эти годы наблюдался удивительный феномен: новоиспеченные владельцы отечественных металлургических комбинатов, пользуясь поручительством государства, брали за рубежом огромные кредиты и скупали на всех континентах передельные производства. В короткое время они превратились в хозяев амбициозных транснациональных компаний.

Естественно, никакого вмешательства государства в отрасль не допускалось. Наоборот, это “хождение за три моря” как бы наглядно демонстрировало, насколько далеко способен продвинуться крупный российский бизнес, ежели ему не будет мешать родное государство, то бишь “неэффективный собственник”.

Правда, это был уже не совсем российский бизнес - новые международные корпорации зарегистрировали свои головные штаб-квартиры за пределами “страны происхождения”. (Правительство РФ, держась принципов либеральной экономики, не переживало по этому поводу вплоть до мирового финансового кризиса 2008 - 2010 годов, когда наши металломагнаты стали падать ему в ноги, прося перекредитовать их зарубежные займы в госбанках России. Мольбы блудных сыновей уважили, и все осталось по-старому, хотя назидания правительства по их адресу звучат и поныне.)

Так или иначе, тогдашняя экспансия на мировой рынок, рост активов и капитализации произвели впечатление. Настолько яркое, что затмили прежние представления о необходимых пропорциях экстенсивного и интенсивного развития в металлургии, не говоря уже о соотношении предложения и спроса на её продукцию.

Между тем металлургия, являясь, может быть, самой консервативной отраслью промышленного сектора по срокам службы целых переделов, существует, как и любая другая отрасль, в режиме временных рамок реконструкции, модернизации и смены металлургических агрегатов.

Приведу пример из истории своего родного рельсобалочного цеха. В 1965 году, после 32 лет его работы, строится новая рельсоотделка по прокатке 25-метровых рельсов. Следом возводится отделение короткометрового проката. В 70-е годы происходит полная смена, до последнего болта, механического и электрооборудования в становом пролете. В начале 80-х построено отделение объемной закалки рельсов.

К 1988 году достигнута точка максимального производства - 1,5 миллиона тонн проката. В 2011 году произошла очередная модернизация, по результатам которой пущено производство 100-метровых рельсов. Самое главное - новая продукция успешно прошла сертификацию. Идет работа коллектива технологов над имеющимися недочетами. Окончательная оценка проекта будет дана через год-два.

Вот такое же время обновления пришло нынче и для отечественной металлургии, и для передельной зарубежной. Бум закончился - итоги неутешительные. Большинство заграничных приобретений оказались или убыточными, или не отработали стоимости капитала. Они продаются с изрядным дисконтом, компании испытывают тяжелую долговую нагрузку.

Что до металлургических предприятий в России, то здесь в ситуации постоянного инвестиционного голода (по причине затяжных маневров с заграничными активами) проводилась и проводится политика консервации и вывода из производства устаревших основных фондов (пример - КМК). И этот процесс не сопровождается заказами нового оборудования машиностроительному и электротехническому комплексам.

Многие заводы прекратили свое существование или, во всяком случае, лишились своих конструкторских отделов, научно-исследовательской и проектной базы. Ликвидированы специализированные строительно-монтажные и пусконаладочные управления. То, что еще делается в области внедрения высокотехнологичного оборудования, связано полностью с технологиями из Германии, Канады, США, Австрии, Китая...

Все это характерно и для металлургии Новокузнецка. Как же реагирует общественность города на происходящее? На мой взгляд, её волнуют лишь вопросы воздействия металлургического комплекса на экологию.

В настоящее время в Центральном и Куйбышевском районах нет ни одной дымящей евразовской трубы, но здесь по-прежнему плохо дышится. При этом мало кто обращает внимание на “вклад в экологию” 150 тысяч автомобилей, зарегистрированных в городе, и на то, что его окрестности превращаются в лунную поверхность. Зато все чаще высказывается мысль, что металлургическая база Сибири избыточна и создана “не на месте” - слишком далеко от портов.

Комментировать такие высказывания просто неловко, приходится напоминать прописные истины: меткомбинаты строят там, где есть территориально близкое сочетание залежей коксующихся углей, руд, и там, где есть много воды. У Новокузнецка в этом отношении оптимальное месторасположение - он находится в центре Сибири, пространства которой нуждаются в освоении и обустройстве.

И тем не менее, многие общественные организации ратуют за полный уход металлургии из города. Такой радикальный вердикт был вынесен на дискуссии “Идеи роста постиндустриальной агломерации”, участниками которой была интеллектуальная элита Новокузнецка, в том числе ученые. За пример взяли стальную столицу США - Питтсбург, откуда металлургия, дескать, ушла, и город преобразился: получили развитие наука, современная медицина, туризм, город стал крупным торгово-финансовым центром США.

Однако давайте присмотримся к переменам, произошедшим с Питтсбургом. 

В 80-х годах черная металлургия США переживала тяжелые времена, что прямо сказалось на городе, который именовали “стальным сердцем Америки”. Но началась реализация проекта “Ренессанс” - классический пример взаимодействия государства, бизнеса, некоммерческих организаций и местного сообщества.

Строятся мегаполис с численностью населения 2,3 миллиона и производственное ядро - металлургический кластер, воссозданный на высокотехнологических началах (в основном электрометаллургия и алюминиевая промышленность). Возникают кластеры, сопровождающие металлургию: получают развитие атомная энергетика, речной порт с грузооборотом более 30 миллионов тонн, строится завод тяжелого машиностроения и электротехнического оборудования и много чего другого - предприятия электронной промышленности, станкостроения, стеклокерамическое производство и т.д.

Благодаря труду и, соответственно, налогам металлургов, машиностроителей, докеров, энергетиков стал возможен расцвет социально-экономического сектора - медицины, образования, науки. Так почему же интеллектуальная элита нашего города, рассуждая по принципу “нет завода - нет проблемы”, игнорирует основу таких “идей роста постиндустриальной агломерации”?

Вернемся к состоянию металлургического комплекса нашего города. 22 мая прошлого года вице-президент ЕВРАЗа и руководитель дивизиона “Сталь” Алексей Иванов на встрече с коллективом площадки строительного проката сказал, отвечая на вопрос о перспективах ЗСМК: “Мы стоим перед сложным выбором.

В 2017 году подходит капремонт 1-го разряда доменной печи № 3. Нам необходимо принять решение - будем его проводить или нет. Затраты - 300 миллионов долларов. Нужно также понять, что мы будем производить - сляб или квадрат. Наш экспортный рынок - страны Юго-Восточной Азии. Туда стремится и Китай. Пока его сдерживают экспортные пошлины, но как только они снимутся, мы не сможем прибыльно продать свой металлопрокат. Железнодорожные тарифы на доставку в 4 тысячи километров увеличат себестоимость продукции”.

Сообщение сделано заранее, предвидя последствия, связанные с выводом из производства доменной печи. А они, если такой “проект развития” реализуется, будут весьма тяжелыми для нашего города. Начнется “цепная реакция” - от коксового, агломерационного, сталеплавильного до прокатного переделов. Это только у нас на Запсибе. А есть еще смежные производства в других регионах...

Комбинату идет шестой десяток - возраст преклонный. Пришло время услышать от основных собственников ЕВРАЗа, как долго еще будет действовать режим вывода из производства устаревшего оборудования, не строя нового.

Металлургическая отрасль высокоциклична, многофакторна, зависит от работы других отраслей. Это, прежде всего, машиностроительный, электротехнический комплексы, научно-исследовательская и проектные базы. Потеря этих отраслей превращает металлургию в импортозависимую.

В России растет импорт металлургической продукции - плоского проката, бесшовных и электросварных труб, сортового проката, проволоки, трубной арматуры, в среднем каждый месяц за рубежом закупается до 20 тысяч тонн нержавеющего проката.

Вот чего не занимать на чужой стороне нашим компаниям - так это амбициозности, а правительству - олимпийского спокойствия».

novokuznetsk.su

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter