RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 10 Мая 2016

Правительство предлагает сэкономить на зарплатах россиян

В Минэкономразвития подготовили доработанный проект макроэкономического прогноза на 2016-2019 годы.

В нём Улюкаев и компания рассказали, как предполагается выйти на рост ВВП в 4,5% к 2019 году.

Итак: от рецессии экономику России спасёт ограничение роста зарплат в экономике в 2016-2017 годах с последующей компенсацией в 2018-2019 годах, бурный рост корпоративных прибылей в 2018-2019 годах, инвестиции из ФНБ и бюджета в "системообразующие и эффективные инвестпроекты" и сокращение потребления энергии, считают в Минэкономразвития.

Документ может измениться осенью, когда в новую Госдуму попадёт исправленный бюджет на этот год и ближайшие три года, однако сейчас это теоретическая база для всех бюджетных дискуссий мая-июля 2016 года, пишет "Коммерсант".

Рекомендованная командой министерства сверхжесткость денежно-кредитной политики ЦБ (снижение инфляции монетарными мерами до 6,5% к концу 2016 года и до 4% к концу 2017 года) в прогнозе нужна, по сути, только чтобы смягчить населению продолжение сокращения реальных располагаемых доходов (на 2,8% в 2016 году и на 0,3% в 2017-м). Сокращение реальных пенсий должно быть даже более жестким: 4,8% в 2016 году и 2% в 2017 с дальнейшей индексацией только по уровню инфляции до 2019 года. Это, по расчетам Минэкономики, увеличит число бедных с 13,1% в 2015 году до 13,7% в конце 2017 года, с пиком в 2018 году на уровне 13,9% — и возвращением реальных доходов и числа бедных к показателям 2015 года в 2019 году.

Цель довольно демонстративного затягивания поясов населению — ускоряющийся рост инвестиций с 3,8% в 2017 году до 7,1% в 2019 году, когда они должны достичь уровня 24,1% ВВП. Их источниками в этой схеме будут не столько сбережения населения, сколько корпоративные прибыли. Они, оставаясь в 2017 году на том же уровне, что в 2015-м, в год президентских выборов должны вырасти (без девальвационных эффектов) на 12%, а в 2019 году — на 10,8%. При этом в описательной части прогноза Минэкономики упоминает, что цель будет достигнута не только сдерживанием расходов на потребление и соцобязательства, но и господдержкой "системообразующих и эффективных инвестиционных проектов" и "опережающим ростом инвестиций в инновационные сектора экономики". Инвестиции будут при этом не только частными, из возросших прибылей (Минэкономики считает, что отток капитала в 2019 году обнулится — ранее, напомним, рост ВВП сопровождался в среднем ростом нетто-оттока), но и государственными — из ФНБ.

В описании целевого сценария каких-либо отсылок к бизнес-среде или структурным мерам нет, а в расчетах базового не предполагается каких-либо радикальных изменений в структуре инвестиций до 2019 года. Целевой сценарий предполагает, впрочем, дальнейший рост поддержки несырьевого экспорта и импортозамещения — и ускоренный вывод из экономики энергонеэффективных производств. Он обеспечит снижение энергоемкости промышленности на 2,5% в год — в целевом сценарии Минэкономики энергосектор, действительно, практически не растет.

Сам по себе описанный целевой сценарий — не альтернатива структурным реформам. Так, увеличение пенсионного возраста, изменение структуры расходов федерального бюджета, реформа трудового рынка им не противоречат. Но главный парадокс целевого сценария ведомства Алексея Улюкаева — в том, что переход к экономическому росту, оплаченный "голодным" для населения 2017 годом, в расчетах Минэкономики сопровождается довольно быстрым сокращением занятости (с 72,7 млн экономически активного населения в 2015 году до 71,5 млн в 2019-м) при падающей до докризисных 5,6% (по МОТ) общей безработице.

Сокращение экономической активности населения при промышленном росте и росте производительности труда выглядит чудесным явлением — оно представимо только в случае технологической революции. Русское экономическое чудо, неявно предлагаемое в сценарии к 2019 году, очевидно, должно строиться на ручном управлении модернизацией промышленности — ранее предприниматели не проявляли энтузиазма в массовой закупке высокопроизводительных мощностей.

При этом логика целевого сценария при ограничении тарифов госмонополий резко снижающейся инфляцией диктует объекты поддержки: это средний окологосударственный бизнес — система конструируется в его пользу. Для идей команды Алексея Улюкаева это проблема: крупный бизнес и госкомпании еще в 2009-2010 годах убедительно показали, что при расходовании средств ФНБ, например, они легко переигрывают любой блок министерств, при необходимости образуя политические альянсы и с социальным блоком Белого дома, и с оппонентами либералов из администрации президента (несмотря на то что сценарий Минэкономики вполне согласуется с экономическими идеями помощника президента Андрея Белоусова). Для того же, чтобы рост обеспечили средние хайтек-компании, в любом случае нужен ручной отбор претендентов на "умную" господдержку — с преодолением предсказуемо сильного сопротивления лоббистов инфраструктурных монополий, агрокомплекса и ВПК.

Немаловажно и то, что сценарий ручного управления, предложенный Минэкономики, конечен. В 2020 году, вне зависимости от того, выйдет экономика РФ на уровень роста в 4,5% ВВП в год или нет, госсредства на дальнейшее его стимулирование будут в основном израсходованы.

novokuznetsk.su

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter