Реклама



Новости Новокузнецка

Новость от 15 марта 2022

Бегом на свалку с огнетушителем, или Бывает ли чад в Кругленьком

Согласно данным Росприроднадзора, ежегодно в России образуется  55-60 млн. тонн твердых коммунальных отходов. На каждого россиянина — в среднем 400 килограммов мусора. Из них не более 5% перерабатывается, остальное закапывается в землю.

В Кузбассе каждый год образуется более 810 тыс. тонн ТКО — это данные Минприроды региона. Единственный город в области, в котором производится переработка мусора — Новокузнецк. И город, и вся южная агломерация — зона действия регионального мусорного оператора «ЭкоТек». Подрядчиком регоператора является полигон ТКО «ЭкоЛэнд», который владеет мусороперерабатывающим заводом. Активами владеет бизнесмен Григорий Лаврик.

Не так давно в соцсети редакции пришло сообщение, что полигон «ЭкоЛэнда», расположенный неподалеку от поселка Кругленькое, часто горит, а вонь от пожаров разносится по всей округе. За разъяснениями ВашГород обратился в компанию «ЭкоТек».  Там заверили, что «полигон построен и эксплуатируется в полном соответствии с действующими экологическими, противопожарными и санитарными нормами. Поэтому любые возгорания на нем исключены». Представитель компании также сообщила, что в конце февраля на заводе будет завершена реконструкция и по ее окончании  для журналистов будет организован пресс-тур, а корреспондента ВашГород пригласят персонально.

Время — март. Так и не дождавшись приглашения, журналисты решили нанести визит на объект самостоятельно. Едем. Повернув с Заводского шоссе на Родниковый проезд понимаем, что дальше можно ехать без навигатора — мусор по сторонам обочинам четко укажет направление к свалке. Впрочем, стоит отметить, что место под полигон выбрано удачно: граница двух районов — Заводского и Орджоникидзевского, от города недалеко, расположен в низине. От Кругленького два километра.

Решаем вначале взглянуть на полигон и завод. По дороге к объекту туда-сюда снуют мусоровозы. Свалку видно издалека. Вершину громадной мусорной кучи трамбует и разгребает на ней слой глины бульдозер. Дребезжащий механизм не пугает местных жирных ворон — они буквально из-под гусениц выхватывают остатки еды и, рассевшись по кустам и заборам, неторопливо трапезничают. Дымов над свалкой не видно.

Подъезжаем на площадку перед мусороперерабатывающим заводом. Грузовики ждут своей очереди на въезд, стоят перед самим сортировочным комплексом. Воняет помойкой, но никак не дымом от пожара.

Возвращаемся по дороге и заезжаем в Кругленькое. Крошечный поселок, согласно переписи 2010 года, 388 жителей. На центральной улице — старые двухквартирные дома. По дороге мужчина тянет груженые флягами санки. Останавливаемся, представляемся, завязываем разговор.

«Пожар на свалке? Не знаю, к нам дым не несет», — утверждает местный и уточняет, что роза ветров для поселка удачная: чаще дует в сторону полигона, нежели оттуда. «Летом иной раз вонища долетает, а так… Вы вон с соседкой поговорите, она больше знает».

Обращаемся к прохожей. Женщина рассказывает, что раньше работала на мусороперерабатывающем заводе. «Когда одна линия (сортировочная — ред.)вставала, случались возгорания, а уже если две… Особенно летом тяжело, жара ведь, — утверждает жительница Кругленького. — В прошлом году по лету на полигоне раза три горело — дым оттуда шел, но это ж обычное дело. Может и самовозгорание произойти или по другой какой причине. Окурок там или угли от костра кидают в контейнеры. Зимой вот из-за горячего шлака часто загорается мусор…».

Интересуемся, как ей живется в соседстве со свалкой. На лице женщины мелькает улыбка. «Да недолго тут осталось, — говорит она. — Для нас дом в Чистогорском строят, обещают летом сдать. В Кругленьком многие в таких вот старых домах, доставшихся от совхоза, живут. Вот и переселяют нас».

Местная жительница спешит по своим делам, а мы дальше объезжаем поселок. В одном из дворов дедушка хлопочет по хозяйству. «Да бывают пожары там, сосед на свалке работает, рассказывал, — махая в сторону смежного участка верхонкой, говорит пенсионер. — А как не быть, если бестолковые (цензурировано — ред.) жители частного сектора в контейнеры горящую золу выбрасывают? Так и мульды выгорают, и мусоровозы полыхают…».

Эмоциональный рассказ деда нагнал жути. После него захотелось схватить автомобильный огнетушитель и бегом бежать на полигон, тушить контейнеры и спецмашины. Но тут во двор вышла пожилая женщина. «Не слухайте вы его, дурня старого, — вступила она в разговор. — Мелет же, язык без костей. Пожары, конечно, бывают, но их тушат быстро. До Кругленького чад редко доходит. Вот сейчас вы чувствуете вонину оттуда? Нет? Ветер от города чаще дует, потому и редко душок со свалки идет к нам. Для нас страшен штиль летом — тогда „ароматы“ со свалки мы вдыхаем полной грудью…». Дедушка, обиженно бурча под нос о бабах, лучше всех всё знающих, ушел в дом, а мы попрощались со старушкой и уехали из поселка.

Поездка оставила больше вопросов, чем  возникало раньше. Местные жители все-таки утверждают, что возгорания на полигоне «ЭкоЛэнда» случаются. Да, в то время, когда мы находились у свалки, дыма не было, но и поселяне не говорят о постоянном пожаре, только об отдельных эпизодах.

Настораживают разговоры о самовозгорании мусора. С детства мы знаем, как можно разжечь костер — нужны только солнце и линза. Или металлическая ложка, или другой изогнутый предмет из металла, которыми «ловится» солнечный луч и воспламеняет бумагу/ветошь/опилки. На свалке этого «добра» наверняка хватает.

Вопросы, одни вопросы… Гарантируется ли при сортировке мусора удаление подобных материалов? Как на полигоне поступают с мульдой, которая заполнена тлеющим шлаком? Насколько безопасна технология с насыпкой глиняного замка на спрессованный мусор? Исключена ли вероятность возникновения эндогенного пожара в теле огромной свалки?

Будем надеется, что «ЭкоЛэнд» в скором времени все же завершит реконструкцию на заводе и пригласит журналистов на пресс-тур. Если что, мы готовы, вот даже разведку провели и вопросы подготовили.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.