RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 30 Мая 2017

Я родом из деревни, которой уже нет: как погибают кузбасские посёлки

Новокузнечанка Александра Смирнова всю свою жизнь прожила в деревне. Она рассказала грустную историю о вымирании родного посёлка, в котором провела своё детство и юность.

«Мои родители жили в деревне Усть-Нарык. Потом переехали, а когда мне было два года, то мы всей семьёй вернулись обратно. Прожила я там с 1990-го по 2003-й год. Эта деревня находится вниз по Томи, дальше Осинового Плёса.

Когда я там жила, Нарык был большой деревней. Было несколько улиц, лесоперевалочная база, электростанция, свет круглосуточно подавали, была почта, школа и медпункт, а также хлебопекарня, два магазина (хозяйственный и продуктовый), библиотека и даже клуб. В общей сложности насчитывалось более 100 домов», - рассказала Александра.

 (здесь была школа)

По её словам, «угасание» деревни началось с закрытия леспромхоза. Не стало работы, и люди начали уезжать. А в конце 1995-го года начались проблемы с электричеством. Свет стали давать утром и вечером по нескольку часов. С тех пор электричество стало роскошью.

(здесь был Медпункт)

«В первый класс нас пошло трое, а потом я в классе осталась одна. И выпускалась из девятого класса только я. Школа сгорела в 2001-м году: здание отапливалось котельной, а так как свет давали редко, то и прогреть школу было сложно. Поэтому в пристройке организовали печки. Зимой загорелась крыша, и деревянное здание сгорело буквально за несколько часов. В тот момент в школе было не более десяти человек. Конечно же, её никто не стал восстановить. Уже тогда в деревне были брошенные, пустые дома. Нас тогда распределили по этим домам. Так я проучилась ещё полтора года. Не зря говорят, что посёлок живёт, пока есть школа».

Школы не стало и деревня начала стремительно пустеть. Пекарню закрыли, а здание растащили по кирпичикам, закрылись и магазины. Семьи с детьми, молодежь и всё трудоспособное население стали уезжать.

(Здание конторы, в котором были почта, библиотека, потом магазин)

Семья Смирновых тоже переехала.

«Мне надо было идти в 10-11 класс, поэтому мы тоже переехали. Совсем недавно я приехала к родным в гости. Очень грустно было видеть свой дом, который уже почти разрушился. А ведь, я там до сих пор зарегистрирована. Многие люди прописаны в домах, которых уже нет. Сейчас в Нарыке проживает меньше 30 человек, это порядка десяти жилых домов. Там где были улицы – растёт трава. Дома сами сельчане быстро разбирали, как только народ съезжал. Осталось несколько дач, а постоянных жителей очень мало. В деревне нет детей и молодежи, все жители старше 35-ти лет. Через десять лет там вообще никого не останется. Люди просто доживают своё время. Им деваться некуда», - с грустью рассказывает наша собеседница.

(здесь был клуб)

В деревне остался только частный ларёк с самым необходимым. Аптеки нет, как и нет почтового отделения. Раз в месяц приезжает почтальон и приносит пенсию. Ещё реже заглядывают в вымирающую деревню врачи.

До 2010-го года дорога до деревни была разбита, далеко не каждая машина могла объехать огромные ямы. Но в 2011-м году "Газпром" отсыпал дорогу по территории своей работы, позже и последние восемь километров привели в относительный порядок, сейчас по ним можно ездить на легковых машинах.

(дом Смирновых)

Но возникла другая проблема, дорога пролегает через территорию разреза и через "Газпром", где качают газ. Поэтому нужно преодолеть около четырёх постов, а другая дорога намного длиннее.

Многие эксперты признают, что вымирание деревни является одной из острых социально-экономических проблем современной России. Исследователи считают, что начался этот процесс в конце 1940-х — начале 1950-х, когда был взят курс на укрупнение колхозов.

Тенденция продолжилась после введения политики оценки «перспективности» деревень в 1960-х годов. Вплоть до 1990-х годов тенденция вымирания деревень сохранялась, а после была только усилена неолиберальной политикой «оптимизации» и развалом сельхозугодий.

«Нарык стал оторванным от мира. Никто не хочет его брать на баланс. Там официально оформлено всего два дома. А остальные – это дома призраки. Сейчас дорогу до деревни отсыпали, теперь доехать на любой машине можно. Но там делать нечего – нет ничего, никакой инфраструктуры. К сожалению, деревни вымирают по всей России и это очень печально», - призналась Александра.

novokuznetsk.su

Подписывайтесь на нас:

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter