RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 09 февраля 2018

Пациент бывает кусачим: о работе врачей, которых все боятся (а зря)

Кто из нас не вздрагивал, проходя мимо стоматологического кабинета?

Стоит вспомнить жужжание бормашины, бьющий в глаза свет лампы, специфический запах — и красивую улыбку хочется оставить на потом. Впрочем, врач-стоматолог Любовь Володина уверяет: у неё на приёме пациенты вообще порой засыпают. ВашГород.ру к Международному дню стоматолога узнал у доктора, как ведут себя взрослые во время лечения, кто больше всех боится бормашины и какие тонкости есть в приёме маленьких детей.

ВГ: В детстве сильно боялись лечить зубы?

Л.В.: У меня у самой зубы далеко не идеальные с детства. Был стоматолог детский в школе, но он меня не впечатлил. Одно время лечились там с подружкой, а потом я попала в детскую стоматологию на Кузнецкстроевском. Там был платный кабинет, в нём работала замечательный доктор. И страх прошёл.

Даже сама ходила удалять. Мне тогда поставили анестезию, она только появилась, и я очень, помню, впечатлилась. А там как было — сделают анестезию, уходишь в коридор сидеть, а пока заходит другой ребёнок. Я села, а все дети рядом ревут, ревут… А я им говорю: «Что вы плачете? Похрустит и перестанет».

ВГ: Выбирали профессию осознанно или само так получилось?

Л.В.: Я всегда знала, что я — не бумажный работник. Не математик. Вообще, сначала собиралась стать зубным техником. У нас в Новокузнецке на тот момент не было такого обучения, планировали запустить, но через год. Я год просидела, собралась поступать. Но родители подумали-подумали и уговорили пойти сразу на врача. В 2001 году поступила.

У меня была клиническая интернатура, год в муниципальной клинике. Раньше это было обязательно. А после этого сразу пришла в клинику «Семейный стоматолог», с тех пор там работаю.

ВГ: А на ком стоматологи учатся лечить зубы?

Л.В.: Сначала на гипсовой модели, с помощью стареньких установок. Мы, будучи студентами, по очереди садились и пробовали. Но это был ранний этап. Где-то на третьем курсе мы с другими студентами стали пробовать друг на друге. Это всё было на базе поликлиники. Кто-то, бывало, соглашался из пациентов полечиться у студента. А уже курсе на четвёртом ко мне приезжали подружки, у меня как раз параллельно была практика, я их лечила.

ВГ: Расскажите интересный случай из практики.

Л.В.: Дети иногда беспокойно себя ведут на приёме. Обычно это происходит, если у ребёнка есть негативный опыт. Пришла мама с мальчиком, причём он уже лечился, но не у меня. Ему было года четыре. Мама сразу сказала: я буду держать, ничего не можем поделать, надо убрать разрушенный зуб. Но мы держать не любим, сразу скажу. Это нагрузка и на нас, и на ребёнка. В общем, кое-как полечили. 

А в следующий раз они приходят, и мальчик говорит: «Мам, выйди». Не то чтобы попросил, чтобы она была рядом, а наоборот. Сел спокойно в кресле. «Всё, я сам», — сказал. Я впервые такое увидела в столь маленьком возрасте, если честно.

Вообще, если мама зашла с ребёнком в кабинет, то так обычно и будет продолжаться. Хотя бывает без мамы, наоборот, дети меньше нервничают. Но мамы многие сами не хотят уходить, следят за посещениями. И дети многие не отпускают их. Просят за ручку подержать, за ножку. Но нам, конечно, проще, когда детки одни в кабинете. Обычно так они спокойнее, и всё проходит быстрее. 

ВГ: C какого возраста детей приводят?

Л.В.:  Бывает, и в год уже. Но в основном это профилактика — делаем обработку зубов фтором, чистим. А так — бывает, и в полтора года приводят с кариесом многих зубов. Печально, конечно. Но таких детей приходится направлять сразу под наркоз. Маленький ребёнок очень сильный. У него вся энергия уходит на то, чтобы вырваться. Он не понимает, что с ним делают, ему невозможно обьяснить, зачем это нужно, ему хочется уйти, и всё. Если родители могут удержать, иногда идём на уступки.

Пока наркоза у нас в городе нет, направляем в клиники Новосибирска. Мы были там у коллег, смотрели, как работают. Всё происходит очень быстро: ребёнку дают наркоз на час, в это время они по мере возможности лечат всё. 

ВГ: С какого возраста детей вообще надо приводить на осмотры?

Л.В.: Первый приём обычно в год, когда начинают зубы прорезываться. Потом очень часто пациенты пропадают на несколько лет и приходят, когда уже начинает что-то беспокоить. Но сейчас много сознательных родителей, которые раз в полгода водят.

ВГ: А первые проблемы могут возникнуть уже в два-три годика?

Л.В.: Да. В нашем городе даже раньше. Редко кто приходит в 4-5 лет со здоровыми зубами.

ВГ: С чем это связано? Не хватает каких-то веществ?

Л.В.: В принципе, с экологией связано. Да и питание у детей всё равно поменялось. Раньше не ели столько булочек и печенья. У кого-то и фастфуд — нормальная пища. Очень частая причина —это плохая гигиена, неправильная или недостаточная чистка зубов. А это первая причина кариеса. Потом уже идут наследственность и другие факторы.

Многие на ночь поят ребёнка соком или молоком. Они поели — на зубах всё осталось, это вредно. Поэтому всем говорю — зубы нужно чистить прям перед сном и после этого сразу спать с чистыми зубами. Если что-то всё таки попили, полоскайте потом рот. 

ВГ: Вы всегда понимаете, когда человек боится лечиться?

Л.В.: Обычно все боятся. Когда приходит ребёнок без опыта, с ними попроще — сказку рассказали и работаем. С детьми мы ведь как работаем — никогда нет слов «боль», «страшно» — есть варенье, капельки, волшебный шарик. Мы всё это ребятишкам объясняем. И мамы многие в этот момент говорят: «Сейчас будет укол». У нас тут сказка, а у них — укол. Поэтому к родителям пожелание — поддерживайте наши сказки (улыбается)

С детьми стараемся всё делать в игровой форме. Водичку покажем, пистолетик. Вареньем помазали, капельки покапали. Некоторые ребятишки пугаются в момент укола, а потом отвлекаются — у нас же мультики по телевизору на потолке, они успокаиваются, страх уходит. 

ВГ: Если говорить о взрослых, больше боятся лечения мужчины или женщины?

Л.В.: Мужчины (улыбается). А вообще, многие пациенты бывают очень спокойные. Засыпают даже на приёме. Вплоть до лёгкого храпа (смеётся).

А, ещё вспомнила интересный случай. Вот недавно в клинике был пациент из Прокопьевска. Говорит: а меня не берёт анестезия, делайте наживую. Мы с ассистенткой переглянулись, думаем, ну как, не берёт. Бывают такие случаи, конечно, но очень редко.

В общем, уговорили его попробовать. Лечили передние зубы, каналы. Ничего не почувствовал, ушёл в итоге довольный.

ВГ: А это не шутки, что пациенты кусаются?

Л.В.: Дети — часто. Я не могу сказать, намеренно или нет. Может, инстинкт такой. Но если совсем кусается, ставим специальные мягкие площадочки. Если большая работа, то тоже их используем, так мышцы меньше устают. И взрослым, и детям ставим их, чтобы было комфортнее. 

ВГ: Что ещё влияет на состояние зубов? Наследственность?

Л.В.: Наследственность, общий статус. Многое зависит от эмали. Бывает, человек правильно питается, следит за гигиеной рта, не курит, а зубы «летят». Это из-за слабой эмали. Она ведь по своей природе — самое твёрдое место в зубе. Если где-то разрушается, то внутрь проникают пищевые остатки и появляется кариес. Поэтому самая частая причина кариеса — плохая гигиена.

Но сейчас есть разнообразные щёточки, ёршики, которые чистят межзубные промежутки… Они очень хорошо убирают налёт. Ещё желательно пользоваться зубной нитью. И стоматолога не забывать посещать каждые полгода для профессиональной чистки. 

ВГ: Не было ли пациентов с почти идеальные зубами?

Л.В.: Бывают, но редко. По беременности приходят, бывает, с очень хорошими зубами. Просим потом после родов прийти. Потому что беременность многое меняет в организме, и зубы могут пострадать.

У моих родителей статус стоматологический далеко не идеальный. Что у папы, что у мамы. Папа у меня раньше вообще всё время лечился под наркозом. Для него лечение зубов было большим страхом. Сейчас он у меня лечится, всегда под анестезией. Придёт весь мокрый от страха… Конечно, потом успокаивается.

ВГ: Учёные когда-то заявили, что стоматолог — очень стрессовая работа…

Л.В.: С детьми, конечно, сложнее работать. Если они стрессуют, то и ты тоже. Со взрослыми попроще. Но всё индивидуально. Я стараюсь эмоции с работы домой не уносить. Хотя бывают дни, когда на работе говоришь много, а потом приходишь домой и долго молчишь.

ВГ: Вы не пожалели о выборе профессии?

Л.В.: Нет. Мне надо работать руками. С детства любила рисовать, шить что-то. Даже когда в институт пошла, не было другого желания — разве что пойти на хирурга. Но я выбрала стоматолога и не пожалела!

Попасть на приём к Володиной Любови Андреевне взрослым и детям
можно в клинике «Семейный стоматолог» на Франкфурта, 18 и Зыряновской, 68.
Запись по телефону 209-444 или на сайте semstom-nk.ru

Страничка в инстаграме -  https://www.instagram.com/semstom/




 

novokuznetsk.su

Подписывайтесь на нас: Instagram, Facebook, ВКонтакте, Одноклассники