Реклама



Новости Новокузнецка

Новость от 24 мая 2022

Как живут убийцы и насильники в кузбасской колонии

ВашГород продолжает серию репортажей о жизни заключённых в беловской исправительной колонии № 44 ГУФСИН. В заключительном материале мы расскажем, чем занимаются воры, убийцы, продавцы наркотиков и другие осужденные  за колючей проволокой.

В исправительной колонии № 44 строгого режима нет злостных рецидивистов. Сюда попадают те, кого осудили впервые. Всего здесь находится 780 осуждённых.

Территорию всей колонии можно обойти вдоль и поперёк за 15-20 минут. Вокруг всё чисто и ухожено: кусты подстрижены, на асфальте ни соринки, стены гаражей и подсобных помещений украшены рисунками, есть своя колокольня и церковь. По всей видимости некоторые заключённые ходят сюда, чтобы замаливать свои проступки, совершённые на воле. Прочем, корреспонденту ВашГород на момент посещения удалось увидеть в церкви всего лишь двух осужденных. Гораздо больше людей стояло в очереди у местного магазина.

Печенье, мыло и кола — что производят заключённые

Заместитель начальника ИК-44 Артем Волобуев рассказал, кем работают заключённые в колонии. 80 осуждённых трудятся на швейном производстве. Здесь изготавливают одежду для самих же осужденных, спецодежду для охотников и рыболовов, нательное белье для шахтёров.

Швейный цех готов принять ещё 15 человек на работу, впрочем, заключённые не горят желанием садиться за швейную машинку.

Кстати, здесь же работал и Виктор Пестерников, отбывающий наказание за изнасилование. Вскоре после выхода из колонии он снова вернулся к преступной стезе  — сначала изнасиловал, а потом убил двух девочек в Киселёвске. Осенью прошлого года это громкое дело всколыхнуло весь Кузбасс. По мнению жителей только человек с нарушенной психикой мог пойти на такое чудовищное преступление. Хотя по словам сотрудников Пестерников ИК-44 зарекомендовал себя как тихий, ничем не выделяющийся заключённый, свой срок досидел до конца и злостным нарушителем не был.

Впрочем, вернёмся в производственные цеха. Помимо швейного цеха работает цех по переработке вторсырья, автомастерская, цех по производству мыла и кондитерский цех. Заключённые производят пять видов печенья и пять видов газированной воды. Готовую продукцию распределяют по колониям всей области. Хозяйственное мыло попадает и на прилавки магазинов: один из заказчиков увозит его в новосибирские  супермаркеты.

Помимо обычного лимонада здесь производят и «Колу» — наш ответ уходящему с рынка американскому напитку.

Работают, впрочем, не все. К труду привлечены только 35% от общего числа колонии. По словам Ивана Горового, замначальника колонии, так происходит от того, что большинство не могут найти для себя подходящую специальность.

Кровать, табуреты и рассада помидоров

В помещении, где живут заключённые скромно, но чисто. К каждой кровати прикреплена табличка: ФИО, год рождения, и статья, по которой осуждённый отбывает наказание. Двухэтажные кровати с железной сеткой отчасти напоминают общежитие, только количество проживающих в одной комнате здесь больше — в среднем около десяти человек.

Впрочем, в таких условиях живут далеко не все. Есть в колонии штрафной изолятор, в котором находятся более пятидесяти злостных нарушителей режима. Там в крохотных камерах с мощными железными дверями ютятся по 6-8 человек. Несколько лет назад был период, когда в колонию с помощью дронов и других приспособлений активно забрасывали телефоны, наркотики и прочие запрещённые вещества. Осуждённых, организовавших подобное, сразу же отправляют в штрафной изолятор.

Попасть в него можно за организацию доставки запрещённых предметов. Также сюда попадают злостные нарушители режима, те, кто имеют конфликты с администрацией и другие.

Есть и школа, и больница и ПТУ

Колония в каком-то смысле похожа на небольшой городок со своей инфраструктурой. Здесь есть школа, различные кружки, места для занятий спортом, есть и больница, в которой как минимум окажут первую необходимую помощь. В ПТУ при колонии можно выучиться на несколько рабочих специальностей. В школе учатся те, кто не успел получить среднее образование на свободе и это ходить туда нужно обязательно. Здесь преподают всё те же предметы, что и в обычной школе: математику, физику, химию, биологию. По словам преподавательницы математики, которая также работала и в обычных школах, ученики попадаются разные — кто-то прилежно выполняет все задания, а кто-то учится еле-еле.

Коротать дни помогает творчество

Оказавшись на зоне, некоторые открывают в себе творческие способности. Люди начинают петь, играть на музыкальных инструментах, рисовать картины, делать деревянные фигуры для шахмат, пластилиновых человечков. Подробней о музыкантах в колонии №44 мы писали здесь.

Исправляет ли колония людей?

Иван Горовой, заместитель начальника ИК№44 рассказал, насколько по его мнению работает исправительная система:

«Я работаю в колониях уже 20 лет. И только при мне в области закрыли 4 учреждения. Если раньше в тайгинской колонии было 1200 осуждённых, то сейчас их 180. Четыре года назад в ИК-44 было 1200 осужденных, сейчас их 780. То есть в год по 100 осуждённых куда-то пропадает. Это связно и с уменьшением количества преступлений, и с тем, что суд сейчас старается не лишать сразу свободы, а дает шанс в виде условного срока или отправления на принудительные работы».

По словам Ивана Горового, у людей, которые не работают в колонии, мозг атрофируется вместе с мышцами и после освобождения они наступают на те же грабли — начинают снова заниматься преступностью или ведут паразитический образ жизни, например, отнимая пенсию у пожилой матери.

Комнаты для свидания с родственниками похожи на гостиницу

Конечно, все осуждённые с нетерпением ждут встреч со своими родными. Тем, кто сидит здесь на общих основаниях положены 3 длительных, 3 коротких свидания и 3 передачи в год. Если осуждённый весь год вёл себя хорошо, он может подать заявление и перевестись на облегчённые условия содержания, которые добавляют ещё по одному свиданию и одной передаче в год. Злостным нарушителям режима положена одна передача, одно короткое и одно длительное свидание.

Как рассказал Иван Горовой, осуждённые практически в очередь стоят, чтобы получить право на длительное свидание. Трое суток человек может жить в специальном помещении вместе со своей семьёй. По сравнению с комнатами осужденных, здесь достаточно уютно. Неудивительно, что заключённым хочется хоть на время переключиться с тюремной жизни на ту, которая похожа на их домашний быт. Комнаты отчасти напоминают гостиницу эконом-класса, только вот решётки на окнах не дают забыть, что это всё-таки тюрьма.

Как и в любой уважающей себя гостинице здесь есть книга жалоб и предложений для родственников. В последних записях женщины рассыпаются в благодарностях сотрудникам колонии. 

За высокими выбеленными стенами, за колючей проволокой остаются живут чуть меньше тысячи людей со своими страхами, сомнениями и, конечно, надеждой на скорое возвращение. Нам неизвестно, сколько из осуждённых наступают на те же самые грабли после освобождения и едут уже в другую колонию рецидивистами. Но хочется верить, что судебная система, которая в последние годы ратует за более мягкие приговоры, не ошибается.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.