RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 26 сентября 2020

«Угольщики с пониженной социальной ответственностью», или Спасти Иню

В Ленинске-Кузнецком на шахтах СУЭКа проходит внеплановая проверка Росприроднадзора, инициированная после обращения редакции ВашГород.ру.

Документ со ссылками на наши материалы об экологических нарушениях на объектах компании редакция в августе отправляла в Природоохранную прокуратуру Кемеровской области, надеясь на масштабную комплексную проверку СУЭКа, ведь в материалах сообщалось о нарушениях в различных сферах — от загрязнения реки Иня, псевдо-рекультивации нарушенных земель, сливов на почву опасных реагентов, до опасного соседства жителей ул. Некрасова с промплощадкой шахты им. Рубана. Но прокуратура перенаправила редакционное обращение в Росприроднадзор и умыла руки.

Проверка, по крайней мере, для журналистов ВашГород.ру началась внезапно. Ранним утром из ведомства позвонили в редакцию, сообщили, что лаборатория и сотрудники Росприроднадзора выехали из Кемерова в Ленинск. Журналистам было предложено «встретиться и на месте показать конкретные места свалок и прочие нарушения». Но сразу предупредили: официально посторонние (т.е. мы) в проверке не участвуют.

После звонка началась судорожная подготовка к встрече. Журналисты позвонили одному-второму-третьему товарищам, которые снабжают нас информацией о сливах и прочих нарушениях. Большинство оказались на работе и даже на часок вырваться не могли. И только Виктор Битков, бывший шахтёр, экс-депутат местного совета, а ныне пенсионер, хоть и оказался с утра на рыбалке, но пообещал кровь из носу к приезду контролёров вернуться в город. И вернулся.

Свой-чужой помёт

До обеда мы с Виктором Фёдоровичем в томительном ожидании обозревали из окна автомобиля окружающие Иню заросли. Моросил дождь. Наконец, к месту встречи подъехали микроавтобус с фирменной наклейкой СУЭКа и чёрная иномарка. На транспорте прибыли представители Росприроднадзора и угольной компании. Скоординировав планы, небольшой колонной мы поехали вдоль реки к трубам дегазации. С июля их успели прикопать землёй, а вот мусор, упаковку из-под токсичного пенообразователя и сами отходы бурения не тронули. Холмики породы мелкой фракции, пропитанные химикатом, торчали из травы, буквально в 20-30 метрах от поймы реки. Предполагаем, СУЭК производил бурение с применением токсичного вещества в водоохраной зоне Ини.

Для справки: «Водный кодекс РФ» от 3.06.2006 № 74-ФЗ (ред. от 24.04.2020) определяет: «п. 4. Ширина водоохранной зоны рек или ручьев устанавливается от их истока (…) протяженностью (…) от пятидесяти километров и более — в размере двухсот метров». Протяженность Ини 663 км.

Упаковку от пенообразователя, о которой ВашГород.ру упоминал в своих материалах, удалось разыскать не сразу — во время подъёма воды в реке пластиковую тару унесло поближе к руслу, но несколько пустых канистр все же застряло в пойменных кустах. Впрочем, и другого мусора — полуторалитрового пластика из-под газировки и пенных напитков, пакетов, фольгированной упаковки из-под чипсов — в пойме реки оказалось предостаточно.

Представители СУЭКа немедля стали злорадствовать, мол, «нашего» мусора тут и в помине нет, почему же журналисты про «чужой помёт» ничего не пишут — вон его сколько. И тотчас притихли, когда специалисты Росприроднадзора, направляемые Битковым, все же обнаружили пустые канистры из-под пенообразователя.

Потом мы, как сайгаки, мотались по полю, фиксируя присыпанные дегазационные платформы, бетонные столбы ЛЭП, кучкой брошенные среди глубоких тракторных колей. Попутно обнаружили в естественном водоёме у технологической дороги еле видную в камышах трубу и шламовые насосы. Сфотографировали и это. Затем вернулись к мосту через Инюшку, где в сотне метров от русла техническая группа СУЭКа копошилась у очередной скважины: из земли торчал красный агрегат, похожий на гигантский насос. От него вились шланги к автобочкам. Это тоже зафиксировали.

Сквозь бюрократические препоны

«Поехали к шламоотстойникам шахты „Полысаевская“ (входит в АО „СУЭК — Кузбасс“ — ред.), покажем вам, что расстояние от них до русла реки менее 70-и метров», — предложили мы. Да у нас предложений было — хоть отбавляй. И на Байкаимское поле сгонять, чтобы увидеть, как пенные отходы бурения уходят прямо в почву. И места промышленных стоков и техногенных намывов в Ине показать. И в район улицы Некрасова съездить, проверить расстояние от домов и огородов местных жителей до технологической дороги и трубы шахтовой котельной. (Как утверждают местные, от трубы котельной до дальней точки жилой застройки 160 метров, хотя по всем нормам удаленность от жилых домов должна быть не менее 500 метров).

Но специалисты Росприроднадзора сказали, что в плане проверки этих объектов нет, а если мы (редакция) хотели, чтобы эти объекты проверили — надо учиться правильно писать жалобы, указывая в документах координаты объекта и, — желательно — прикладывая фото и видео доказательства нарушений. Оказалось, что «внезапная проверка» не такая уж внезапная, а сплошь зарегламентированная и забюрократизированная процедура, по которой составляется план и специалист контролирующего ведомства не имеет права отступать от него ни на шаг.

«А то засудят — были случаи, — поделились контролеры. — Зайдёшь на объект, не указанный в плане проверки, и представители недропользователя сразу в суд подают за самоуправство». На сим и распрощались.

(Не) наделены полномочиями

Раздосадованный Виктор Фёдорович предложил съездить на места предполагаемых промышленных сбросов с «Полысаевской» самостоятельно, «без всякой комиссии». По дороге мы рассуждали о несовершенстве механизмов государственного контроля.

«С одной стороны, такие планы проверок защищают компании от недобросовестных контролёров, с другой — развязывают руки угольщикам с низкой социальной ответственностью, — завернул Виктор Фёдорович. — Раньше как-то попроще было, обходились без судов и обвинений в самоуправстве. Тем не менее, и воздух чище был, и в Инюшке купались, не опасаясь получить аллергию на речную воду».

«Есть такой показатель: чтобы добыть 1 млн тонн угля, угольщики разрушают 30 га сельских или лесных угодий, — рассуждал Битков, пробираясь сквозь густые заросли к реке. — Учёные подсчитали, что по доле нарушенных земель Кузбасс в 10 раз опережает средний показатель по России. А как рекультивация идёт? Из рук вон плохо и контроля никакого. Года два назад правительство и вовсе ослабило вожжи. Теперь проекты рекультивации не нужно согласовывать, а сама процедура приёмки рекультивированных земель свелась к механическому подписанию акта. А ведь приживаемость саженцев на якобы восстановленных землях — вопрос очень болезненный. СУЭК вон деревца понатыкал в районе старого карьера, так они все от жары погибли. И что теперь? Деньги на рекультивацию освоены, а поле лысое».

Битков-таки показал, где, по всей видимости, сбрасывают в Иню шахтовые стоки. В том месте метров на 300 вниз по реке, по его словам, умерло всё живое. Из воды и по берегам вместо кустов и деревьев торчат засохшие коряги, дно водоема заилилось, тут и там видны шламовые насосы.

«Вот где проверять надо, под водой из берега искать трубы, из которых подаются неочищенные стоки, — сокрушается Виктор Фёдорович. — Неужели никому это не надо?! А как же власть?»

А власть, в данном случае, администрация Ленинск-Кузнецкого городского округа, отвечает так: «Органы местного самоуправления не наделены полномочиями по осуществлению экологического надзора (контроля)». (Текст документа имеется в редакции). Тогда непонятно, зачем в штате мэрии числится эколог и почему на официальном сайте администрации появляются релизы о работе комиссии по муниципальному земельному контролю и количестве штрафов, которые были этой комиссией наложены на угледобывающие предприятия Ленинска-Кузнецкого.

«Ничего, мы до Москвы дойдём, — тем временем не отчаивается Битков. — Кто-то же должен навести в городе порядок».

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: