RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 23 ноября 2020

"Островок" финансового разгильдяйства, или Как распорядиться деньгами сироты

Во время пандемии множество воспитанников кузбасских детских домов несколько месяцев жили во временных приемных семьях. Во большинстве случаев, времеными родителями стали сотрудники казенных учреждений — для них это стало своеобразным вариантом работы на удаленке.

В самом начале введения карантина четыре ведомства — здравоохранения, соцзащиты, просвещения и Роспотребнадзор — объединились и подготовили документ. Из письма-рекомендации правительства субъектам РФ: «Предусмотреть возможность на основании приказа Организации временного перемещения на весь период до завершения мероприятий, связанных с осложнением эпидемиологической ситуации по коронавирусной инфекции COVID-2019, проживающих в Организациях граждан, в том числе несовершеннолетних, (при их информированном письменном согласии) к родственникам или иным лицам, с которыми у граждан, в том числе несовершеннолетних, имеются устойчивые личные отношения (при их письменном согласии и обязательстве обеспечить выполнение в домашних условиях комплекса мероприятий по недопущению распространения заболеваний коронавирусной инфекцией COVID-19).»

Благое дело

В конце апреля в МКУ детский дом «Островок», расположенный в д. Малый Корчуган Топкинского района, состоялось общее собрание, где сотрудникам было предложено либо временно, на период карантина, взять воспитанников в семью, либо работать в учреждении вахтами по 14 дней. Многие согласились на удаленку и приняли в семьи по одному и даже нескольким детям.

«На тот момент я не могла взять детей к себе домой — в квартире только начался ремонт, — рассказывает воспитатель МКУ ДД „Островок“ Оксана Зайцева. — Большинство наших детишек разобрали работники детдома. С оставшимися я провела две вахты, в мае и июне. В июле, когда ремонт в моей квартире завершился, я решила взять воспитанника в семью. В учреждении на тот момент находился четырехлетний малыш. Его и еще одного ребенка сначала приняла во временную семью ночной воспитатель нашего детского дома Оксана Бирман, но через месяц вернула мальчика обратно».

Оксана Зайцева забрала Костю (имя изменено — ред.) 3 августа и две недели добивалась у администрации учреждения документов на ребенка. «У меня на руках не было ничего — ни постановления о временном проживании в моей семье, ни медполиса, ни свидетельства о рождении, — говорит Ольга. — Как будто я его похитила. А случись что? Страшно подумать, чем подобное могло обернуться».

В условиях временного проживания в приемной семье, на питание каждого воспитанника государство выделяет 5800 рублей, которые перечисляются на расчетный счет ребенка. «Я просила директора детского дома Галину Владимировну Худых предоставить мне сберкнижку Кости, чтобы снять с нее деньги на питание. Мне стали настойчиво предлагать перевести эти средства на карту и я почувствовала неладное».

Все-таки добившись от администрации предоставления необходимых документов, в том числе, и сберкнижки, Ольга выяснила, что со счета Кости в июле сняты 5800 рублей. Причем, средства начислены и переведены на счет за тот период, когда мальчик находился в детском доме на полном государственном обеспечении. После этого Ольга обратилась в прокуратуру с просьбой проверить законность начислений и вывода со счета воспитанника денежных средств.

Череда ошибок?

Проверкой прокуратуры г. Топки установлено, что 26 июня главному бухгалтеру МБУ «Централизованная бухгалтерия муниципальных образовательных учреждений» (МБУ «ЦБМОУ») Топкинского муниципального округа Цыбо М.С.было передано постановление начальника управления образования о прекращении обязанностей временного опекуна над Костей Бирман О.М. Из-за «несвоевременного поступления» сведений, бухгалтер включила банковские реквизиты Кости в реестр и «ошибочно», как сказано в письме прокуратуры, перечислила на его сберкнижку средства на питание.

Об ошибке Цыбо поставила в известность своего непосредственного начальника, директора МБУ «ЦБМОУ» Зинченко Е.В. В свою очередь, 9 июля Зинченко сообщила о переплате главному специалисту отдела опеки и попечительства Андреевой Е.В. и попросила посодействовать в явке Бирман О.М. в бухгалтерию с целью возврата денежных средств. 13 июля Бирман перевела на карту Зинченко личные денежные средства в размере опекунского пособия для дальнейшего перевода на счет отдела образования. И только спустя почти 2 недели, 27.07, Зинченко перевела деньги на счет управления образования.

Из проверки прокуратуры: «29.07.2020 г. Бирман О.М., будучи освобожденной от обязанностей временного опекуна, вопреки (список законов РФ — ред.), имея при себе сберегательную книжку (4-летнего воспитанника Кости — ред.), без законых на то оснований произвела частичное снятие (…) 5800 рублей».

Возникает вопрос: откуда у человека, почти два месяца как утратившего обязанности временного опекуна, взялась сберкнижка несовершеннолетнего воспитанника детдома? И на это есть ответ прокуратуры: «28.07.2020 г. сберегательная книжка, хранящаяся на тот период у законного представителя несовершеннолетнего — директора д/д „Островок“ Худых Г. В. добровольно передана Бирман О.М.» Со слов директора детского дома, «чтобы снять указанную сумму в целях возврата личных сбережений, перечисленных на карту Зинченко».

Ошибка — скажете вы. Невелика сумма — и будете правы. Только настораживает факт, что чиновницы от опеки и образования имеют легкий доступ к счетам воспитанников казенных учреждений. Беспокоит, что уполномоченные государственные опекуны с такой простотой могут передавать финансовые документы опекаемых в чужие руки. И закрадывается закономерный вопрос: а все ли гладко со счетами воспитанников в МБУ «ЦБМОУ» Топкинского муниципального округа? Не совершены ли другие ошибки, более серьезные, которые могли привести к злоупотреблениям, а то и к мошенничествам и хищениям денег у сирот?

Детский ад

А ведь Кузбасс имеет тяжелый груз преступлений против сирот. В 2011 году стало известно, что в Мысках в интернате для детей-инвалидов за 2,5 года умерло 27 детей. Причиной смертей было недоедание, а некоторые задохнулись во время приема пищи. Со счетов учреждения исчезли 670 тысяч рублей, которые государство выделило на содержание немощных крох. Прокурор, который вел следствие, тогда возмущенно заявил: «Детей в таком состоянии мы видели только в документальных фильмах, рассказывающих о нацистских концентрационных лагерях». Следствие началось после смерти от голода одиннадцатилетнего ребенка, который весил всего 10 килограммов.

В 2008 году был осужден воспитатель-педофил из новокузнецкого детского дома. в 2018 был скандал с осинниковским детским домом, в котором, по заверениям бывших работников, жестоко издевались над сиротами. В Тяжинском районе сотрудница отдела образования совместно с опекунами на протяжении нескольких лет обкрадывала сирот. Об этом стало известно в 2018 году. Список длинный.

В настоящее время бухгалтер Цыбо не работает в МБУ «ЦБМОУ» — уволилась после того, как узнала о прокурорской проверке. Оксану Зайцеву травят за обращение в прокуратуру и обнародование этой нелициприятной истории. Хотя в чем обвинять воспитателя? Чиновницы сами совершили ошибки. А может, и что похуже. Прокурорская проверка еще не закончена.

Владислав Понкратов

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: