RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 06 декабря 2020

Череда ЧП в междуреченском детдоме. Продолжение

Закрытость детских домов общеизвестна. Под предлогом заботы о тайне усыновления и охране персональных данных сирот в казенных учреждениях «хоронят» множество постыдных инцидентов и даже ЧП. И только малая часть предается огласке.

Журналистское расследование ВашГород.ру обстоятельств возможного усыновления малыша из междуреченского детского дома «Единство» московским педофилом Сергеем В. вскрыло, на наш взгляд, множество проблем в этом учреждении — от противоречивой кадровой политики, вопросов совмещения и оплаты труда, до формализма и косности в выполнении обязанностей государственного опекуна руководством учреждения и органами опеки Междуреченска. Рассказываем со слов наших собеседников, бывших и настоящих сотрудников данного учреждения. Мы не утверждаем, что все услышанное нами действительно происходило в данном учреждении. Но надеемся, что на слова сотрудников обратят внимание компетентные органы и проверят этот детский дом.

Недогляд или система

По словам сотрудников детского дома «Единство», в конце 2018 — начале 2019 гг в учреждение попали дети из многодетной семьи Т. (Фамилии всех, о ком идет речь в данной публикации, есть в редакции, как и записи бесед). Четверых детей — трёх школьников и дошкольницу — то ли изъяли из семьи, то ли сама мать отдала в детский дом на время, пока нянчилась с младенцем. Около полугода дети жили под опекой государства, а в начале июня 2019 года их якобы вернули в семью.

«Бытовые условия (в семье Т. — ред.) были аховые, говорят, даже холодильника не было, — рассказывают в детском доме. — Несмотря на возражения воспитателей, детей вернули матери. На вопрос, как они летом без холодильника, социальный педагог так и сказала, мол, ничего страшного, будут есть сухпаек».

В конце осени того же года дети школьного возраста семейства Т. вновь оказались в приюте, а девочка-дошкольница К. — на койке в реанимации, рассказывают наши собеседники. Мать якобы избила её до полумертвого состояния.

«В медицинском заключении были указаны многочисленные травмы, в том числе, отёк головного мозга, — утверждают сотрудники. — Девочка была на грани жизни и смерти, думали, не выживет. Сейчас она инвалид. Ее взяли в семью, во временную или постоянно — неизвестно, проводят с ней реабилитацию. Самого младшего ребёнка также передали в семью, а школьники — под опекой государства. Мамаша-извергиня осуждена, отбывает срок».

И только в опеке Междуреченска, судя по словам наших собеседников, никого не наказали за формальное отношение к работе.

«У нас в учреждении руководство пресекало любые обсуждения этого происшествия, — говорит педагог детского дома. — А на уровне опеки… По крайней мере, не знаю ни одного увольнения в тот период».

Хотя вопросов, как и в случае с возможным усыновлением педофилом Сергеем В. сироты из междуреченского детдома, очень много. Если всё ж верить словам наших собеседников, то самый очевидный — почему детей вернули неблагополучной матери, в нищету и голод? По рассказам старших детей из семьи Т., избиение произошло из-за того, что «сестрёнка постоянно просила покушать».

И в том, и в другом случаях ни руководство детдома, ни опека не прислушались к мнению педколлектива «Единства», считают сами сотрудники.

«Многие были против „педофильского“ усыновления, — утверждают в детском доме. — С ним же, (предположительно, с Сергеем В. — ред.) сразу было всё ясно. Поведение отталкивающее, глазки масляные, бегают… Прежде чем взять ребёнка, усыновитель приходит в детский дом, общается с воспитанником. И тот дядька приходил. Сядет на вахте, дождется мальчика, полобызает его, пооглаживает — и в туалете запирается. И вот такому человеку отдать малыша?! Почему в других детдомах его отшили, а у нас нет? И почему не совсем нормальной мамашке отдали ребят и не уберегли девочку от беды? Почему это допустили в опеке и согласились в нашем детдоме?»

Летом этого года, во время коронавирусного карантина, в учреждении якобы случился ещё один инцидент. По словам сотрудников, как-то группу детей без присмотра оставили в помещении на втором этаже детского дома. Как поговаривают сами сотрудники, один из подростков, по всей видимости, решил сбежать из запертого кабинета и выпрыгнул в окно.

«У мальчика случился компрессионный перелом позвоночника», — говорят сотрудники.

Но, опять же по словам сотрудников, разбирательств по данному факту никаких не было.

Хорошо бы проверить

В распоряжении редакции ВашГород.ру попала запись разговора, предположительно, одного из воспитанников «Единства» с педагогом. На ней юношеским голосом звучит: «[Имя педагога] меня бил». Голосом взрослого человека уточняется: «Реально вас, тебя и [имя ещё одного воспитанника], бил? Когда такое было?» Юношеский голос отвечает, мол, давно, год назад где-то. «Я ему говорю, еще раз меня тронешь — я своему другу в ментовке расскажу, и тебя посадят, — торопливо говорит пацанячий голос. — А он мне, давай, попробуй… Я из тюрьмы выйду и тебя придушу».

Эту запись можно было бы списать на юношеские фантазии детдомовца, но сотрудники учреждения говорят, что тоже слышали от детей о рукоприкладстве одного из воспитателей.

«Сама не видела, врать не буду, но разговоры такие были, — утверждает сотрудница МКОУ д/д № 5 «Единство».

«Компетентным органам хорошо бы проверить [имя педагога], она занимается постинтернатным сопровождением детей, — рассказывает источник в детдоме. — Один из наших выпускников, получил квартиру по Ермака, другой — на Луговой. Первый сидит за кражу, второй после срочной вроде остался в армии по контракту. В обязанности [имя сотрудника] входит сдача жилья бывших детдомовцев в аренду, если оно временно остаётся без хозяина, как в случаях с ребятами. Я бы поинтересовалась, на чьи счета капают деньги за аренду квартир?» — советует один из наших собеседников.

«Нужна поварешка расхлебывать это дерьмо…»

О нравах, царящих в коллективе, сотрудники «Единства» рассказывают с возмущением.

«Как психолог по образованию Ковальчук должна была создать благоприятную атмосферу в коллективе, — говорят в детдоме. — Но она действует по принципу „разделяй и властвуй“. Коллектив разрознен, поделен на „своих“ и „чужих“. Как свора собак „свои“ могут начать травить „чужих“. И порой непонятно, почему кого-то из сотрудников „определяют“ в „чужие“. Она не любит детей, не любит сотрудников. Мы на работу не ходим, как на праздник».

«Свои», со слов сотрудников, якобы пользуются в коллективе большими привилегиями, в том числе, материальными. По рассказам сотрудников, несколько лет назад один их сотрудников проставлял работникам лишние часы и смены, а потом якобы наличкой забирал излишки.

«Потом он понял, что с нами, обычными работниками, такой номер не проходит и перестал на нас приписывать, — говорит сотрудница. — Но есть вероятность, что такое проворачивается с приближенными».

Еще одному сотруднику, у которой немного часов работы с детьми в неделю, якобы начисляют солидную по меркам педагогов Междуреченска зарплату, говорят нам сотрудники.

«В приватной беседе она как-то поделилась, что часть суммы из этих денег она отдает начальству. Мол, уговор у них такой», — утверждает один из сотрудников.

Также наши собеседники сообщают, что некоторые сотрудники в детском доме работают на нескольких должностях, да только вот далеко не всегда выполняют то, что предполагает должностная инструкция.

«Зато в оценочных листах, от которых зависят наши премии, у [имя педагога] всегда высокие баллы».

По словам сотрудников, долгое время территорию учреждения убирают старшие дети — это называется трудовое воспитание — и работники детдома рангом пониже. «Есть подозрение, что на ставку дворника кто-то фиктивно трудоустроен и получает зарплату, — говорят педагоги. — Мы дворника не видим».

«Детский дом — это отмывание денег всего города, — считает одна из сотрудниц. — У нас происходят постоянные ремонты, мебель меняется — не меняется, что-то завозят, привозят…» По разумению педагога, в такой ситуации «очень легко что-нибудь лишнее приписать или, наоборот, списать. В этом необходимо разбираться компетентным органам. И не ограничиваться пустой отпиской, как это часто происходит после жалоб в городской отдел образования или городскую же прокуратуру, а заводить в учреждение серьезный аудит, сделать оценку целесообразности трат и формирования штатного расписания. И обязательно опросить работников детского дома, они много чего могут сообщить».

К слову, в учреждении проходили и проверки прокуратуры, и Роспотребнадзора, и ведомственные. Руководство детского дома «давало пояснения» и снабжало контролеров документами, которое само же и оформило, если верить словам наших собеседников.

Об аудите и целесообразности трат речь зашла после того, как журналисту ВГ рассказали о швейном цехе из полутора десятков профессиональных машин, который якобы без дела простаивает в детском доме. «Для чего их приобрели — непонятно, — удивляются работники. — Но на грантовые средства. Изначально планировалось использовать мастерскую для обучения не только воспитанников детского дома, но и всех желающих. Только этим никто не занимается, в мастерской время от времени пытаются заниматься три-четыре девочки-воспитанницы и дорогое профессиональное оборудование, по сути, стоит колом».

Без души

Несмотря на возросшее количество усыновлений и перелом публичного отношения к детдомам, система сиротства остается безнадежно жёсткой. Опека имеет право по своему усмотрения распоряжаться судьбами детей, не отчитываясь перед общественностью, прикрываясь фразами о тайне усыновления.

У органов опеки нет души — есть «подопечные» и громоздкий свод законов и регламентов. У органов образования, как можно предположить, нет желания разбираться в социальном здоровье трудовых коллективов казенных учреждений. Компетентные органы устраивает формальный подход к проведению проверок, ибо запрашивать разъяснения у тех самых руководителей, на кого жалуются сотрудники, все равно что заставить унтер-офицерскую вдову себя высечь, то есть принудить их к публичному саморазоблачению. Кто-то должен разорвать этот порочный междуреченский круг.

P. S.

Редакция ВашГород.ру после всего услышанного обратилась за комментариями к директору МКОУ д/д № 5 «Единство» Олесе Ковальчук и заместителю директора учреждения Елене Бирюковой, чтобы всё же услышать и их позицию по поводу многочисленных обвинений. Они наотрез отказались комментировать что-либо. «При личной встрече», — сказали они, хотя до опубликования первого материала Ковальчук более 40 минут беседовала по телефону с журналистом ВГ и её нисколько не смущал формат беседы. Возможно, отказ от комментариев продиктован проверкой, которую в МКОУ д/д № 5 начинает областная прокуратура после нашей первой публикации. С согласия работников детского дома часть документов, которые предоставили герои публикации, переданы компетентным органам.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: