RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 22 января 2021

"За каждым студентом-медиком жизни людей, поэтому тянуть неучей нельзя"

Накануне нового года редакция ВашГород.ру опубликовала материал «Кемеровский мед: взгляд с разных сторон». Тогда к журналистам обратились студенты КемГМУ и рассказали об учебном процессе в медуниверситете, плюсах и минусах вуза.

Редакция ВГ пригласила всех желающих к разговору о медицинском образовании в Кузбассе. Первой откликнулась Наталия Лопатина, в недавнем прошлом — доцент (по званию и по должности — ред.) кафедры истории и психологии КемГМУ, ушла из университета в ноябре 2018 года по завершению контракта.

Наталия Лопатина продолжательница дела своего отца Леонида Лопатина, который 44 года проработал на кафедре истории кемеровского меда, из них 33 года кафедрой руководил. Научный потенциал преподавателя Лопатиной — только за пять последних лет 45 научных публикаций, из них 13 статьи ВАК (Высшая аттестационная комиссия Минобрнауки РФ — ред.), многочисленные методразработки.

Редакция ВГ публикует интервью с Наталией Лопатиной.

ВГ: В статье «Кемеровский мед…» студенты упоминают Ваше имя в качестве хорошего преподавателя, которого выдавили из вуза. Как вы прокомментируете положение дел в КемГМУ? Неужели все так плохо или это предвзятое мнение студентов?

НЛ: Статья вызвала резонанс среди неравнодушных людей. Их мнения можно свести к фразе: «Все так и ещё хуже». Поднятая ВГ тема очень важна и касается национального здоровья. Сегодняшние студенты, став врачами, будут спасать жизни людей. Почти у каждого из нас была ситуация, когда мы смотрели на врача, как на Бога, — ждали от него чуда и верили в него. Поэтому от качества образования студентов в будущем зависит здоровье кузбассовцев и не только.

По моему мнению, причина того, что сейчас происходит в меде, — приход нового ректора Т.В. Попонниковой. А это результат бездеятельности ректора предыдущего — В.М. Ивойлова. Руководителей такого высокого звена необходимо взращивать действующему руководству. Ивойлов этого не сделал. Более того, его предупреждал авторитетный профессор о том, что личностные характеристики Попонниковой не соответствуют столь высокой должности. Но он не счел возможным прислушаться.

ВГ: Из разговоров со студентами и некоторыми преподавателями выясняется, что нынешнее руководство многих не устраивает. Как получилось, что выбрали Татьяну Попонникову?

НЛ: На выборах на должность ректора было представлено две кандидатуры. Обе женщины. За другого кандидата голосовать разумные люди не решились. Надо полагать, её и выставили, чтобы прошла Попонникова. У Татьяны Владимировны было преимущество — она дочь уважаемого в среде медиков человека, к сожалению, ныне покойного. А в меде сильны традиции и существует уважительное отношение к династиям (кстати, то с чем Попонникова сейчас успешно борется).

ВГ: Студенты утверждали, что неугодных преподавателей новое руководство выгоняет, но статистика вуза показывает, что уволенных мало…

НЛ: По поводу отчётов и статистики к новому руководству не подкопаешься. У нового ректора изумительный талант отчитываться и проходить проверки. Например, по ТВ прошёл репортаж, в котором студенты меда рассказали о вопиющем случае: с них взяли деньги за обучение на несуществующем факультете. Как такое возможно без ведома ректора?! Или ректор никчёмный, или сама причастна. Позже сообщалось, что ректорат возместил студентам финансовые потери, а это около миллиона рублей. А из какого фонда? Какая статья расходов? Почему прокуратура не заинтересовалась? А если заинтересовалась, то где результат? Уверенна, если будет качественная независимая проверка деятельности руководства вуза последуют значительные перемены в КемГМУ.

А теперь про увольнения. Людей, насколько я знаю, вынуждали писать заявления, создавали невыносимые условия работы. С приходом нового руководства в полном составе уволился учебный отдел, чуть позже полностью бюро расписания. Массовый уход таких специалистов — катастрофа для вуза. Конечно, учебный процесс пострадал. Это как же надо было работать с людьми, чтобы ушли специалисты целыми отделами? Заметьте, ушли по собственному.

Ужасно, что людей, которые честно и достойно трудились в разных подразделениях вуза многие годы просто выкидывают, даже не сказав «спасибо». Благодаря многим из них мед имел высокий статус, авторитет. Их знания могли бы пригодиться молодым сотрудникам, но от них избавляются.

Вначале, как мне кажется, началась «чистка» административного аппарата. Казалось, что это подбор кадров под новое руководство. Но очень быстро это коснулось профессорско-преподавательского состава. Я замечу, что в меде свои особенности преподавания. Ты можешь быть хорошим врачом, но никчемным преподавателем. Для нашего вуза должно быть гармоничное сочетание преподавательского и врачебного таланта. И надо сказать, что за десятилетия существования меда у нас сложились достойные медицинская школа и профессорско-преподавательский состав. Так вот, многие специалисты сейчас не работают в вузе, их «ушли».

Что должен чувствовать преподаватель, когда руководство приказало абсолютно всем студентам выставлять зачеты и экзамены и оценивать только на «хорошо» и «отлично»? Конечно, официального документа нет, только устные указания. А выполнять их обязаны все. При Ивойлове подобная установка носила рекомендательный характер. Конечно, нашлись принципиальные преподаватели, и я в их числе. Кстати, чтобы ни говорили о студентах, что они не хотят учиться, ленивые и т. п., я с этим категорически не согласна. Большинство из них ночами зубрят (именно зубрят) анатомию, латинский, физиологию… Поэтому тянуть отдельных лентяев и неучей — это преступление. В будущем им жизни людей доверят.

Перед уходом из меда у меня случай был. За день до издания приказа об отчислении из вуза пришла девочка сдавать зачёт по истории медицины. Её не было ни на занятиях, ни на отработках. Знаний нет абсолютно. Не могла ответить на простейшие вопросы: «Кто такие Гиппократ, Пирогов, Склифосовский?», «Что изучает анатомия?», «В честь кого названа болезнь Боткина?» и т. п. Я, конечно, её отправила без зачёта. А на следующий день эта студентка мне нагло хвастает, что ей поставил зачет мой коллега по кафедре (кстати, которого мой папа ранее уволил с кафедры). Как вы думаете, какие чувства я испытала? Как этот человек будет лечить, если даже не может сказать, что изучает анатомия? А какие знания она имеет по спец предметам? И ведь она-таки сдала сессию!

По-вашему, какая будет реакция, когда должникам ставят зачеты без ведома основного преподавателя и без сведений об успеваемости? И руководство вуза слышать не хотело о подобных проблемах. Как же тут взяток не будет?!

Нового ректора, видимо, мало интересует учебный процесс. Вы бы видели какой она сделала дорогостоящий ремонт женского служебного туалета! Не каждый пятизвездочный отель может таким похвастаться. Аудитории разваливаются, штукатура сыпется, не дают денег на элементарное для учебного процесса. Правильно сказали студенты, что на куклах учатся. Преподаватели вынуждены изворачиваться — хоть какой-то фантом для учёбы. А у ректора главная задача — туалет! Будете смеяться, коллеги рассказывали, что она недавно сделала крупномасштабный дорогостоящий ремонт своего кабинета, в котором теперь есть её персональный туалет. Денег-то у вуза уйма, других проблем нет.

ВГ: Почему в КемГМУ с Вами не продлили контракт? Вы эффективный специалист с большим опытом и потенциалом…

НЛ: Я была в «почётных» рядах одной из первых, кого «ушли». Преподавательские должности выборные. Выборы сначала проходят на кафедре, потом на совете факультета, потом на ученом совете вуза. Первичным звеном Попонникова ввела кадровую комиссию из трёх человек, которая может рекомендовать или нет чью-либо кандидатуру. И это оказалось ключевым фактором: не коллектив решает, а «тройка» (помните по истории?).

Заседание кафедры объявили внезапно, буквально за день до проведения. И тут мои коллеги начинают извиняться и говорить, что им руководство вуза «выкручивает руки» (цитата) и запрещает за меня голосовать. На мою должность претендовало ещё три человека (из других вузов), фамилии которых никто не знал. И чтобы всё прошло, как надо руководству вуза, на заседание кафедры пришли начальник отдела кадров и декан стоматологического факультета. (Обычно только на выборах завкафедрой присутствует декан факультета). А для меня — доцента была оказана «особая честь».

Прошло открытое голосование и все «почему-то» проголосовали за кандидата, имя которого слышали впервые и никогда не видели. Через день состоялся совет стомфака. И вновь открытое голосование и опять большинство, кроме двух честнейших профессоров, проголосовало за неведомого кандидата, которого даже не было ни на совете, ни на заседании кафедры. Можно возразить, что проголосовали за доктора наук, а я кандидат. Не буду скромничать, скажу, что для вуза я перспективней хотя бы в плане научной активности. Я автор двух и соавтор семи монографий (https://www.natalialopatina.ru/), одна из которых рекомендована как учебная литература по истории медицины для студентов вузов и колледжей России. На тот момент я была единственным специалистом по истории медицины. Но голосование было открытым и большинство испугалось пойти против мнения руководства.

Понимая, что на учёном совете будет та же комедия, я отозвала документы. Просто поняла, что даже если каким-то чудом пройду выборы, работать мне не дадут. Есть опыт других коллег по институту. Например, один из них уже более двух лет судится, отражая нелепые и грязные обвинения. Кстати, тоже из уважаемой преподавательской династии.

Когда осознала перспективу, я обрисовала ситуацию своим студентам. Знаете, они меня поддержали и даже собирали подписи в мою поддержку, хотя я их предупреждала о возможных последствиях. Меня это так тронуло. В истории меда такого еще не было. Студенты не побоялись и высказали свое отношение к ситуации и к ректору. Они показали пример многим нашим профессорам.

ВГ: Для студентов были какие-то последствия?

НЛ: Я уже не работала в меде, но мне звонили студенты… Как они сказали, Попонникова вызвала всех старост первого курса (история ведется на первом курсе) и сказала, что Лопатина сумасшедшая, чтобы они не смели вести себя подобным образом, если хотят учиться. Студентов это очень возмутило и поступок ректора не прибавил ей авторитета.

ВГ: Вы утверждаете, что уходят лучшие кадры вуза, а как же статистика о выросшей остепенённости преподавателей?

НЛ: В вуз принимаются не на полные ставки, а на 0,5 и 0,25. Эти специалисты имеют степени. Вот и рост. На самом деле надо смотреть сколько было защит за текущий период, какова научная активность. По данным сайта elibrary.ru, (где фиксируются все научные публикации и ведется статистика) в 2017 г. в КемГМУ было 1030 публикаций, а в 2020 — 642.

ВГ: Что Вы скажете по поводу заявлений студентов, что их оскорбляют преподаватели?

НЛ: На мой взгляд, это говорит о политике вуза. Подавляющее большинство преподавателей достойные люди (хотя бывают и уроды в семье). У нас на большинстве кафедр было принято уважительное отношение, обращение преподавателей к студентам на «Вы» и «коллеги». Хотя были и хамы, но их ставили на место.

Сейчас новый проректор по учебе, собирая руководителей подразделений, завкафедрами, профессоров на всякие заседания, орёт на собравшихся. Глагол «орёт» — самый правильный в этой ситуации. И получается, как при монголо-татарах, которые применяли оскорбительные методы восточной деспотии по отношению к князьям, когда те ездили в ставку к хану за ярлыком. В отместку князья отводили душу на своих приближенных, а те — на своих и так деспотия охватила всю страну.

ВГ: У Вас репутация принципиального человека, борца. Почему Вы не боролись и сразу не обратились в прессу?

НЛ: Я боролась. И не только, чтобы остаться в меде, но и из уважения к себе. В 2018 году схватка была жаркой, за которой наблюдал, пожалуй, весь вуз. А что касается прессы… Ситуация была два года назад, и я была среди первых. Тогда моя история могла выглядеть как частная, как жалоба. Видимо, проблема должна была назреть, чтобы возникло понимание не частностей, а глубокой негативной системной трансформации вуза.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: