RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 22 февраля 2021

Сотрудники КемГМУ: "Цивилев не ведает о деградации медуниверситета?" Часть II

Редакция ВашГород.ру работала над этим материалом не одну неделю. После публикации первой части об увольнениях ведущих преподавателей из Кемеровского медицинского университета, к нам обратилось большое количество бывших и работающих сотрудников КемГМУ. «Все, что вы написали, — правда. Все так, только еще хуже…» — таково общее мнение медиков.

Информация, которой поделились с нами преподаватели, требовала разъяснений, за которыми ВГ обратился к ректору КемГМУ Татьяне Попонниковой и экс-ректору, ныне президенту вуза, Валерию Ивойлову. Вопросы касались не только потерь в профессорско-преподавательском составе, но и оптимизации вуза, на которую упирали сотрудники, работе Ученого совета, других нюансах руководства вузом.

О количественном и качественном составе штата КемГМУ ректор ответила следующее:

Президент вуза Валерий Ивойлов дополнил:

«Вузовские преподаватели — штучный товар»

На днях редакция получила сообщение от бывшей сотрудницы меда. Как пишет автор, «какое-то время работала на одной из ведущих должностей вуза. По понятным причинам я не хочу афишировать свое имя, так как боюсь мести со стороны руководства (у Попонниковой Т.В. муж работает в минздраве Кузбасса) и надеюсь вернуться, если в нем вдруг сменится ректор».

Цитируем сообщение далее. «За 3 года работы Попонниковой Т.В. вуз лишился 9 докторов наук. Увольнялись они, в основном, сами, сгоряча, но были и те, кого принуждали выговорами, кого сокращали, не проводили по конкурсу и т. п. Так вуз лишился научного и практического костяка, ведь даже если профессор в силу возраста не занимается наукой, ему есть, что рассказать студентам, передать свой опыт. И что самое печальное — эти ушли, а взамен никто не пришел, вернее, пришли экономисты, историки, биологи. А врачи — нет. К тому же, преподаватель вуза (подчеркнем, особенно медицинского — ред.) — это штучный товар, который выращивают годами — студент, ординатор, аспирант, ассистент, доцент, профессор. Вот путь, который надо пройти, и этот путь занимает годы».

Аноним дополнил список выдающихся потерь КемГМУ, опубликованный в первой части материала, следующими фамилиями:

-Воробьев А. М., д. м. н., профессор кафедры мобилизационной подготовки и медицины катастроф.

-Захаров И. С., д. м. н., профессор кафедры акушерства и гинекологии.

-Юзмеев В. Х, д. м. н., завкафедрой лучевой диагностики. С ним уволился доцент кафедры Колотков А.П.. От кафедры остались руины, считает собеседник.

-Калентьева С. В., д. м. н., профессор кафедры нормальной физиологии, бывший декан лечфака.

-Торгунаков А. П., д. м. н., профессор, завкафедрой общей хирургии. После его ухода уволилась доцент, кафедру слили с факультетской хирургией, потом Аркадия Петровича уговорили вернуться, но только читать лекции, хотя его кафедра всегда была образцом порядка и дисциплины, говорит аноним.

-Про профессора Елену Киселеву, о которой ВГ писал в первой части, аноним дополнила: «Федеральный! детский стоматолог, ее просто не провели по конкурсу при блестящих показателях научной, лечебной и учебной работы. Причем, прилюдно унизили, не объяснив причин такого нелепого голосования. Вслед за ней ушли многие преподаватели, от кафедры остались одни руины. Новых преподавателей вряд ли можно будет найти, ведь стоматологи работают в частных кабинетах и их сложно заманить на текущую зарплату в вузе».

А вот мнение вуза о ситуации со стомфаком.

«Беда обстоит не только с докторами наук, — продолжает наш источник. — Затравили доцента Гордеева М.С., завкафедрой детской хирургии. Он ушел, на кафедре остался один основной сотрудник и один совместитель — все, кафедра погибла.

Затравили Додонова М.В. (есть в списке ВГ), в свое время — основного кандидата на заведование кафедры гистологии. При отсутствии лидера кафедру гистологии присоединили к кафедре анатомии, думаю, что ее ждет бесславный конец.

Ушел Шапкин А.А., доцент кафедры факультетской хирургии, который подготовил несколько команд к студенческим олимпиадам. Студенты даже написали письмо в минздрав, да где там, никто преподавателя возвращать не стал.

Разгромили кафедру дерматовенерологии, ушел перспективный и молодой преподаватель Маруев М.Б., кафедру слили с кафедрой инфекционных болезней и присоединили к кафедре эпидемиологии", — говорится в письме.

«Невыносимые условия…»

Вот как комментируют увольнения бывшие и действующие сотрудники вуза:

«Она (Попонникова) увольняет якобы по закону. Истек контракт, либо объединяет кафедры, чтобы сотрудник ушел. И эта чехарда со слиянием-разлиянием идет постоянно, а симбиозы кафедр бывают совершенно безумные. В итоге вуз уже лишился самых выдающихся преподавателей, особенно пострадали клинические кафедры».

Еще мнение: «В каких-то случаях создаются невыносимые условия, человек уже не может работать и уходит сам. Ее ненавидят собственные заместители. Ее и Коськину. Я пришлю вам комментарии, которые они пишут в общих чатах, мы же все общаемся. Действительно, больная, нехорошая ситуация, и она связана с личностью первого руководителя и первого проректора, которого она сама же и назначила. И это все влияет на обучение, на качество образования». (Переписку прислали, там просто шквал негатива в отношении нынешнего руководства вуза — ред.)

Вот еще мнение: «Основная позиция руководства, как мне кажется, — пренебрежение и полное неуважение к сотрудникам. Оскорбительное поведение при проверке кафедр, индивидуальных планов и программ, которые преподаватели писали до этого не один год и успешно их сдавали, кстати. У ректора есть как будто опричники, которым дается карт-бланш на подобное поведение. В том безумии, которое творится в вузе, работать просто нельзя».

Другое суждение: «Заключается эффективный контракт, по которому в баллах оценивается каждый аспект работы преподавателя, а баллы начисляются валюнтаристически». Баллы, на минуточку, влияют на зарплату преподавателя, это как размер премии.

«В условиях дефицита преподавательских кадров на клинических кафедрах укрупняются студенческие группы, — рассказывает еще один сотрудник. — Если раньше количество студентов на практическом занятии было 12-14, то сейчас 20 и больше. Это очень много: больного надо показать, в палату зайти, уж не говоря о том, чтобы посетить операционную и перевязочную».

«Кафедра всех на свете болезней»

О методах взаимодействия между руководством и сотрудниками высказали следующее: «Сбрасывается информация в 10 вечера на электронку, в 12 может прийти, а документы нужно было сделать еще вчера. Те, кто готовили документы для аккредитации — бедные люди — сутками не выходили из университета, спали на столах».

О практике слияния кафедр: «Нелояльных, как считают власти, лидеров травят и выгоняют, кафедры сливают. Многие в вузе шутят, что скоро останутся две кафедры — гигиены, где продолжает заведовать проректор Коськина, и кафедры «всех на свете болезней».

Отправляя запрос ректору Попонниковой, ВашГород.ру интересовался целесообразностью слияния кафедр, но ответ на этот вопрос редакция так и не получила. Но на официальном сайте КемГМУ в разделе «Информация о составе педагогических работников» у проректора Коськиной Е.В. в перечне преподаваемых дисциплин указаны 4 направления: общая гигиена, коммунальная гигиена, гигиена детей и подростков, социально-гигиенический мониторинг. Раньше это были 3 отдельных кафедры, последнюю дисциплину ввели не так давно. ВГ поинтересовался у ректора, не слишком ли большая нагрузка на отдельных преподавателей и руководителей в одном лице?

Большой больной вопрос

19 декабря Рособрнадзор приказом № 184 утвердил аккредитацию Кемеровского меда. Руководство меда заверяет, что никакой чрезвычайщины тут нет. Неважно, что не прошли ее с первого раза. Мнение нашего анонима: «При Ивойлове вуз неоднократно проходил министерские проверки и аккредитацию, причем, всегда с первого раза».

По словам сотрудников, предыдущая аккредитация прошла так: «Приехала комиссия. Кадровая справка — где? Работа деканатов постдиплома — где? Работа научной части — где? Они (ректорат) эти документы даже не подготовили и в течение первых 30 минут стало понятно, что вуз к аккредитации не готов».

А это мнение о подготовке к прошедшей аккредитации: «Мы занимались только тем, что переписывали непрерывно бумажки, потому что руководство не может поставить грамотно задачу, что и как нужно сделать».

Вот еще рассказывают сотрудники: «Здравпункт в общежитии закрыт, поговаривают, ректор разругалась с фельдшером. Ректор увеличивала ей нагрузку — зарплата оставалась прежней. Пока работал медпункт, в нем ставили прививки от клещевого энцефалита, оказывали неотложную помощь ребятишкам, которые живут в общежитиях, нашим иностранцам. Фельдшера якобы уволили под предлогом, что у здравпункта нет лицензии и сейчас он закрыт. А это нарушение лицензионных требований — отсутствие медпункта. По бумагам, наверно, медпункт будет показан, а фактически — опечатан».

Журналист ВГ убедился, что медпункт не работает, позвонив в общежитие № 4 медуниверситета. В запросе ректору был, в том числе, вопрос, работает ли в настоящее время медицинский пункт в КемГМУ? Если нет, то причина его закрытия? Есть ли лицензия на медпункт и на какой срок она выдана?

Вот ответ:

Ответ весьма, как нам кажется, пространный и вызывает новые вопросы. Если медпункт закрыт, кто проводит профилактические мероприятия и плановую вакцинацию? Существует ли обязательное требование при аккредитации вуза, как работа медпункта?

Жонглирование словами или факты

Многих интересует результат проверки СК РФ по факту переподготовки нескольких сотрудников в Алтайском государственном гуманитарно-педагогическом университете имени В. М. Шукшина (г. Бийск).

«Они (КемГМУ и Бийский институт) заключили договора на очно-заочное переобучение, перевели деньги, но цикла не проводили, очных занятий не было вообще. У алтайских коллег хватило ума приехать к нам и заявить: «Да вы не переживайте, учиться не будете — дипломы выдадим», — рассказывают сотрудники.

Цитата из официального ответа КемГМУ.

А медики волнуются, чтобы проверку не спустили на тормозах, как в ситуации с оплатой на несуществующем факультете. Этот случай Татьяна Попонникова прокомментировала редакции ВГ следующим образом.

И вновь ответ максимально расплывчатый. «Факультет», «программы допобразования» — жонглирование словами. Это случилось на базе КемГМУ и точка. Если в СМИ была представлена «недостоверная информация», то где опровержение? Где результаты внутреннего расследования? Неужели руководству неважно, кто дискредитировал вуз? И как получилось, что прокуратура не предоставила КемГМУ результаты проверки? Уж кто-кто, а прокуратура в этом смысле пунктуальна.

Много вопросов по количественному и качественному составу Ученого совета. Медики утверждают, что раньше количество членов совета было больше. Кроме того, в него входили главврачи ведущих клиник и больниц области. На Совет — послушать — мог зайти любой преподаватель. Теперь заседают в сокращенном кругу и за закрытыми дверями.

О научной деятельности КемГМУ: «Под конец руководства Ивойлова в вузе закрылись все диссертационные советы и, кстати, проректором по науке в то время была Попонникова, которая не смогла или не захотела отстоять их в ВАКе». (ВАК — Высшая аттестационная комиссия при министерстве науки и высшего образования — ред.)

По словам сотрудников, они были возмущены, что летом прошлого года, в период пандемии и действующих ограничений, кемеровский мед провел сессию очно.

«Заметьте, единственный вуз в области! Кому, как ни руководству медицинского института знать об опасности распространения новой коронавирусной инфекции, и не соблюдать при этом противоэпидемические правила. Причем, проректор вуза Коськина по образованию санитарный врач, окончила сангиг, знает все об эпидемиях и путях передачи, — говорит один из преподавателей. — В тот момент границы области были закрыты, студенты тайными тропами, на перекладных, добирались в Кемерово из Хакасии, Тывы и других регионов. А в Тыве бушевал ковид…»

В ходе работы над материалом выяснилось, что от имени видных профессоров вуза поступают письма в различные ведомства, в том числе, в Минздрав и Минобр, с жалобами на руководство КемГМУ. Осведомленные источники утверждают, что эти люди писем не писали, но на них якобы заведены дела о клевете и подрыве деловой репутации ректората. Выходит, правоохранительные органы проверяют не факты, изложенные в письмах, а устанавливают их авторство? Кому такое выгодно?

«В разгаре 37-й…»

Редакция ВГ по фрагментам собирала информацию о текущей ситуации в КемГМУ, через студентов и знакомых искали номера телефонов сотрудников меда и пытались с ними наладить диалог. Большинство соглашались разговаривать на условиях анонимности.

«В меде в разгаре 37-й год, преподаватели живут под страхом увольнения, атмосфера насквозь больная», — характеризуют они обстановку в вузе.

«Когда нужно конфиденциальности — кладу айфон в холодильник в лаборантской», — невесело то ли пошутил, то ли на полном серьезе заявил один из преподавателей.

«Серпентарий единомышленников», — припечатал другой.

На вопрос, почему не боролись, ведь слово известных и уважаемых преподавателей всегда было весомо, отвечают: «Потому что собственное здоровье важнее».

Все без исключения бывшие работники, и те, кто пострадал (лишились должностей, части ставок), но еще работают в меде, говорят о проблемах со здоровьем из-за бесконечных нервотрепок.

«В какой-нибудь америке я бы давно отсудила солидную компенсацию, только не у нас», — сожалеют они.

И цитируют Высоцкого: «Мы не сделали скандала — нам вождя недоставало: настоящих буйных мало — вот и нету вожаков».

Просят не называть фамилии даже те, кто уехал из региона. А таких много. И эти уникальные и важные для кузбасской медицины специалисты преподают и практикуют вне пределов нашей области. (К вопросу о словах губернатора, что каждый медик у нас на вес золота).

А еще рассуждают о тотальной оптимизации высшего образования: «Позорную суть „оптимизации“ мы увидели на примере КемГУ. И внимательно следили, и удивлялись, как можно сотрудника, который блестяще отчитывается на Ученом совете, показывает серьезные научно-исследовательские результаты, при безусловной любви студентов и уважении коллег, как можно такого преподавателя не переизбрать? Оказалось, легко. И мы в этом убедились на примерах наших уважаемых профессоров и доцентов».

И все задаются вопросами: «Неужели Цивилев, Малин и прочие начальники не ведают о деградации медуниверситета? О тотальных чистках, выхолащивании преподавательского состава? Кто завтра будет учить будущих врачей, они об этом подумали?»

Редакция ВГ отправила соответствующие запросы в региональный и федеральный минздравы, а также в минобразования РФ. Тема важна для каждого, ведь рано или поздно мы будем пациентами врачей, которые учились в кемеровском медицинском. И вот тогда — храни нас всех Господь.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: