RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 23 марта 2021

Как выживают полысаевцы в бараке, который строили пленные немцы, или Время остановилось

Двухэтажный перекошенный барак на ул. Панферова в Полысаево торчит, как гнилой пень, посреди постепенно прихорашивающегося микрорайона под названием Первое Полысаево. Через дорогу школа № 17, с одной стороны и с тыла - пустыри, ближе к ул. Токарева идет строительство кирпичного жилого дома.

В свое время этот район был сплошь застроен деревянными бараками. Их возводили пленные немецкие солдаты в конце 40-х годов прошлого столетия. Строения задумывались как временное жилье для работников расположенной в двухстах метрах шахты "Полысаевская". Но в России, как известно, временное часто становится постоянным.

Наталья заселилась в барак в 2003 году. В то время это было общежитие шахты. Как и положено, в общаге была комендант, которая строго следила за порядком и решала все коммунальные проблемы. Нужно - организует ремонт крыши, пригонит ассенизаторскую машину для откачки выгребной ямы, электрика заставит проводку починить. А иной раз и порядок в семье непутевых жильцов наведет: пьяного дебошира на "сутки" оформит и пригрозит, мол, будешь жену с ребятишками обижать - выселю к чертям собачьим.

"В то время тут хорошо было, - вспоминает Наталья. - Проблемы начались, когда нас передали в муниципалитет и выдали ордера найма. Почему передали? Шахту ликвидировали, жилой фонд - администрации, те - ЖЭКу. А кому такое "приданное" семидесятилетнего возраста нужно? Правильно - никому. И мы оказались, по сути, сами по себе".

Пенсионерка приглашает в свои "хоромы" - комнату "квадратов" 16 на втором этаже барака. Поднимаемся по хлипкой лестнице, которая буквально стонет под тяжестью двух человек. Темный коридор, сыплющаяся на голову штукатурка, "пузо" сантиметров 15-ти торчит из одной стены. "Дом проседает, полы и стены постоянно пузырями, - мимоходом комментирует Наталья. - Заходите ко мне, только верхнюю одежду не снимайте, прохладно". Сама одета, как на арктический исследователь, - свитер, мощные штаны и куртка.

В комнате стыло, градусов 12. "На дворе потеплело (в тот день было -3 - ред.), хоть электричество будем экономить, а то в морозы тысячи наматывало", - кивает она на два обогревателя. Трогаю батарею центрального отопления - едва теплая. Как бы понятней? Рука теплее.

У входа множество бутылок и баллонов. "Мой водопровод", - горько усмехается женщина. В углу замечаю рукомойник - такой в детстве у бабушки в деревне висел. Под рукомойником - ведро. "Канализация?" - догадываюсь я. Наталья утвердительно кивает: "Каждый день по нескольку ведер со второго этажа таскаю на улицу. Сливаем в туалет во дворе - благо хоть, новый поставили".

Похоже, на этом "блага" заканчиваются. Потолок в подтеках: "Крыша худая, как весна или дождь - в комнате осадки". На тумбочке - бытовая газовая горелка: "Размораживаем воду, когда перемерзает". Все стены в трещинах: "Дом у дороги, как грузовик на соседнюю стройку едет и на наших "полицаях" (лежачий полицейский - ред.) подскакивает - у нас побелка в супе". А я слушаю Наталью и чувствую, как леденеют в жилой комнате ноги.

Заходим к соседу Андрею. Тот же холод, обогреватели по периметру комнаты, емкости с водой. "В бараке остались те, кому действительно больше некуда пойти, - говорит он. - Пенсионеры, многодетные и одинокие матери. А еще те, кого напугали наши чиновники. Как они говорят, не живете тут - значит, есть где жить, значит, квартиру не получите, когда будут переселять. Вот и маются тут люди".

"Куда идти, если некуда?"

Спускаемся по скрежещущей лестнице вниз. Мимоходом Наталья и Андрей показывают барачные "достопримечательности": вот тут труба течет, здесь кусок стены отгнил - видно улицу, тут "труху смели в кучку, позже уберем"... Часть стены коридора первого этажа укреплена балками. Когда-то в соседнем помещении была помывочная и постирочная. А это - повышенная влажность, которая быстро "доела" и без того дряхлые бревенчатые стены. Тыкаем в стены за балками пальцами - проходят легко, как в пенопласт. "Года три назад ночью выпала стенка, - комментируют жильцы. - Мы в МЧС звонили, там говорят - а что мы сделаем? Жалуйтесь в администрацию. Вот балки после того случая и поставили..."

В коридоре встречаем женщину с пакетами. Наташа, 41 год, одна воспитывает троих детей. "Страшно тут жить... А куда идти, если некуда?.. Снимать дорого, - говорит она. - Воду носим, в комнатах водопровода нет. Слива тоже. Удобства во дворе". По словам многодетной матери, счета за "коммуналку" - около двух тысяч ежемесячно, плюс свет. Не много ли за комнату в 40 "квадратов" в аварийном доме без удобств?

Проходим дальше, в "общую" комнату. Здесь люди набирают воду, сушат белье. Стены, как и в коридоре, изъедены черной плесенью. На полу стопочкой лежат модные когда-то стеклянные кубы, из которых лепили перегородки. "Стенка развалилась", - кратко информируют жильцы.

А в коридор подтягиваются проживающие. Фотографировать себя не разрешают: "Вы лучше гнилые стены пофоткайте, - советует одна. - Может, наши власти поглядят, как народ живет, да застыдятся..." Другая рассказывает: "Приехал как-то к школе Зыков (глава администрации Полысаево - ред.). Мы рысью туда. А он осмотрелся и говорит "надо снести вот это убожище, а то весь вид портит" и пальцем в общагу нашу тычет. Я обрадовалась... Оказалось, он показывал на ветхую пристройку на территории школы. Ее летом снесли, а мы так и остались. Похоже, наша общага виды не портит".

К разговору подключается еще одна жиличка: "Когда на Токарева (соседняя улица - ред.) сносили такие же бараки, как мы просили нас в один из них переселить!.. - говорит она.- Там дома поновей были, стены и крыша еще крепкие, труха ниоткуда не сыпалась. Говорим, если деньги на снос надо освоить - ломайте нашу рухлядь, нам позвольте в нормальном бараке пожить... Как же..."

Другая добавляет: "Году в 15-16-м соседи судились с администрацией. Судья мэрского представителя так и спросила, мол, вы ждете, когда жильцам на головы дом упадет? После этого в администрации пообещали капитальный ремонт сделать и в 18-м нас переселить. На дворе 21-й - ни переселения, ни ремонта... Ну, если не считать за капремонт ряд подпорочных балок на месте вывалившейся стены. А еще сказали, что нашего дома по документам вообще нет, он проходит как давно расселенный и снесенный."

Редакция ВашГород.ру оперативно получила ответ администрации Полысаево о статусе дома на Панферова, 19 и сроках его расселения.

Вот, оказывается, как. Жители барака не являются соцнанимателями и не подпадают ни под одну программу переселения из аварийного жилья. Получается, их годами обманывали, обещая новые квартиры? А то, что обещали, - все жильцы свидетели.

"Мы из собственных карманов оплатили оформление техпаспортов именно потому, что в администрации нам сказали: будут документы - включим вас в список на переселение, нет - так нет", - утверждают Андрей и другие жители аварийного барака.

Но в мэрии настаивают, что "жильцов никто не заставлял техпаспорта делать, они сами, по своему желанию (!). Им сказали, если хотите уточнить площадь ваших квартир(!), то делайте..." Но ведь для того, чтобы узнать площадь помещения, достаточно иметь рулетку, а не приглашать специалиста БТИ за несколько тысяч рублей.

Панферовцы намерены идти до конца. "Надоело вранье и пустые обещания, - говорят они. - Нам идти некуда. И так живем как в аду - куда уж хуже?"

P.S. На обратном пути в редакцию пришла мысль: что бы сказали потомки тех пленных немцев, которые строили барак, поглядев, как живут потомки  победителей? Das ist eine Schande, Genossen.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: