RSS    Реклама на сайте

Реклама



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 21 августа 2021

Визит в психинтернат, или Как краснеют помидоры

"В вашей статье все вранье", - заявили сотрудники Гурьевского психоневрологического интерната на очной встрече, организованной руководством социального учреждения. Напомним, в материале  "От бесправия - к бесквартирью, или SOS из психинтерната" от 6 августа бывший постоялец интерната и еще несколько человек рассказали о возможных нарушениях в ГПНИ.

Краткий пересказ для тех, кто не любит проходить по гиперссылкам и читать "первую серию". В редакцию обратился  житель Гурьевска с информацией о нарушениях, которые якобы происходят в местном психоневрологическом интернате. Журналисты ВГ выехали в Гурьевск и поговорили с бывшим постояльцем ГПНИ Николаем Шариковым, соседкой еще одного бывшего постояльца, которая обеспокоена возможными махинациями с квартирой инвалида, с другими источниками.

Николай рассказал о неком "вонючем" помещении вроде карцера, в который запирают в виде наказания постояльцев, о лекарствах, которыми "успокаивают" инвалидов и других, мягко говоря, неприятных моментах пребывания в ГПНИ. Алла Естифеева, соседка братьев-инвалидов Беловых, поведала об  активности медсестры ГПНИ, которая, возможно, "прибрала к рукам" квартиру одного из инвалидов. В общем, факты были тревожными и требующими проверки правоохранительными органами. Редакция обратилась с соответствующими запросами  в прокуратуру и Министерство социальной защиты населения Кузбасса, которое курирует ГПНИ. Судя по информации из прокуратуры, проверки в интернате начались.

После публикации материала в редакцию позвонил и.о. директора ГКУ "Гурьевский психоневрологический интернат" Владимир Видягин и выразил возмущение, что журналисты не посетили учреждение и не пообщались с персоналом, прежде чем писать статью. Воспользовавшись предложением директора, сотрудники ВГ нанесли визит в интернат.

Двор ГПНИ больше напоминает пионерский лагерь - цветы, беседки, спортивные площадки. "Это наши сотрудники и проживающие совместно занимаются благоустройством", - комментирует медсестра интерната, которая встретила нас на входе. Проходим к директору. Владимир Васильевич предлагает нам встречу в актовом зале с коллективом учреждения, но до этого приглашает пройти по территории интерната.

"А пойдемте-ка на огород", - и мы попадаем на овощные посадки. Главный мичуринец тут Коля, один из постояльцев интерната. (Кстати, по дороге к огороду спрашиваем, как правильно называть живущих в интернате инвалидов. "Получатели социальных услуг" - вот так официально именуется их статус. Неофициально - проживающие). Коля хвастает теплицей, в которой растут помидоры, и грунтовыми огурцами с капустой.

Проходим в корпус. Во время экскурсии по помещениям нас сопровождает большая группа сотрудников и любопытствующие постояльцы. В первую очередь проходим в "карцер" - карантинное помещение, в которое временно селят тех, кого переводят из других интернатов или заболевших. Чисто, свежий воздух. "Других "карцеров" нет?", - интересуемся мы, оглядывая длинный коридор и многочисленные двери в глубине корпуса. Заверяют, что нет.

Идем в кабинеты реабилитации и общие комнаты. Там постояльцы читают  "Мурзилку", раскрашивают немудренные картинки, смотрят телевизор. Нам демонстрируют многочисленные рисунки и поделки, выполненные проживающими. На стенах в коридорах - фотоколлажи со спортивных мероприятий, в которых участвовали инвалиды ГПНИ. "А вот и Коля Шариков, который вам заявлял, что у него больные ноги", - указывают на знакомое лицо сотрудники интерната. На фото улыбающийся Николай в спортивном костюме в окружении других спортсменов.

*****STARTSCRIPT***
*STARTSCRIPT***
***ENDSCRIPT***

***ENDSCRIPT***

На обходе по жилым комнатам обращаем внимание, что постояльцы доброжелательны с сотрудницами, тянутся к ним, по сто раз здороваются и все переспрашивают. В комнатах живут по одному-два человека. Один из постояльцев, видимо, путает нас с местной сантройкой и демонстрирует чистоту в плательном шкафу.

И вот настал момент разговора глаза в глаза с сотрудниками учреждения. Точнее, сотрудницами - в ГПНИ подавляющая часть персонала женщины. Они искренне возмущаются, как можно было выпустить материал, не поговорив с ними, не посетив интернат. "Мы работаем здесь по многу лет, кто семь-восемь, а кто и по двадцать-больше, - говорят они. - Нет у нас ни карцера, лекарства к проживающим мы не применяем". ("Откуда, кстати, знаете название таких специфических препаратов, как галоперидол?", - с подозрением интересуются они, да так настойчиво, что хочется оформить справку в психбольнице об отсутствии у себя ментальных расстройств и предъявить ее сотрудницам ГПНИ).  

"Мы знаем каждого своего проживающего, подстраиваемся под них, - рассказывает одна из работниц. - Есть у нас проживающий, если встал с той ноги, здоровается со мной  фразой "здравствуй, Миледи" - и я знаю, что у него сегодня хорошее настроение. А если я "мадам Брошкина" - значит,  день у него не задался...". Из эмоциональных рассказов сотрудниц  выходит, что "всякие сплетни" журналистам наговорили те, кто а) не знает реальной обстановки в интернате, т.е. все, кто за оградой учреждения; б) те, кто недавно трудоустроился и не понял специфики работы в учреждении. И те, и те - "чужаки". На вопрос журналистов, зачем "чужакам" "мутить воду" в интернате, предполагают: чтобы инвалиды оформляли себе банковские карты, а с "пластика" легко снимаются деньги. Хоть кем, главное, знать пин-код.

Уходим из интерната под впечатлением, как самоотверженно сотрудницы защищают репутацию учреждения. И сами искренне надеемся, что в ходе комплексной прокурорской и ведомственной проверок изложенные в первой статье факты не подтвердятся. Ведь так не хочется верить, что кто-то может обидеть взрослых детей - постояльцев психинтерната, и воспользоваться их беспомощным состоянием.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.

Читайте также: