Реклама



Новости Новокузнецка

Новость от 16 сентября 2022

«Я не хочу умирать»: в кемеровском диспансере нет нормальных лекарств и профессиональных врачей

Кузбассовцам с диагнозом «онкология» или подозрением на неё медицинская помощь нужна своевременно, даже порой экстренно. Рак бывает очень злым: порой злокачественные опухоли развиваются стремительно и человек сгорает на глазах. В Кузбасском клиническом онкологическом диспансере о своевременной помощи, судя по словам пациентов, не знают.

Люди жалуются на огромные многочасовые очереди. Но, как выяснилось, проблем куда больше. Общественный деятель в сфере здравоохранения Герда Россия-Горская поделилась с нашей редакцией контактами Екатерины, которая с 2015 года борется с онкологией и давно является пациенткой онкодиспансера.

По её словам, до 2020 года в онкодиспансере «всё было чётко, конкретно, без проволочек», лечили современными медикаментами. Но с момента назначения нового главврача, Светланы Владимировны Шаламовой, в апреле 2020 года всё изменилось. По словам Екатерины, большинство хороших врачей уволились, стали появляться очереди на приём, а больным стали выдавать дешёвые недейственные препараты. Но обо всём по порядку.

«Приняли меня через три с половиной часа»: об очередях на приём

Екатерине был назначен курс химиотерапии, начиная с 1 сентября. Однако в это же время она заболела пневмонией. Пациентке было неясно, как ей поступить и можно ли вообще приступать к химиотерапии, поэтому она обратилась в диспансер за консультацией врача.

Объяснив ситуацию медсестре, она услышала, что врач осведомлён о ситуации и вскоре её примет. Но ждать пришлось долго.

«Приняли меня через три с половиной часа. Я больная, с температурой, просидела в очереди»

«Три раза подходила к медсестре. „Врач в курсе“, — мне сказали, — „вас примут“».

«Меня приняли самую последнюю, когда народу никого даже в коридоре не было и во всех кабинетах», — рассказала Екатерина.

Она стала эмоционально выяснять у врача, в чём дело, на что он ей ответил: «Я принимал пациентов». «А я кто?», — спросила она.

История завершилась жалобой и разговором с заместителем главврача, которая, со слов Екатерины, стала обвинять её в том, что она подвергла пациентов риску и ей нужно было оставаться дома. То, что был назначен курс химиотерапии и пациентка срочно нуждалась в консультации, оказалось, по-видимому, не столь важным. В результате ситуация так ничем и не завершилась, рассказала Екатерина.

«Мы немного все живём, и они этим пользуются»: о работе врачей

Своего основного лечащего врача Екатерина считает абсолютно компетентным:

«Относится по-человечески и лечит нормально».

Но пока он был в отпуске, ей нужно было посещать других специалистов. Которые, по мнению Екатерины, не профессионалы и не могут эффективно лечить больных с онкологией:

«Вот эта вот молодёжь, которую они понабрали, у которых даже специализации нет „онкология“, они все закончили общую терапию, кто-то терапевт, кто-то педиатр, кто-то пульмонолог, „онкологии“ нет и у кого. Они прошли курсы».

«Максимум у них стаж работы полтора-два года. И они себя возомнили такими профессионалами в области здравоохранения», — рассказала пациентка.

Екатерине важно получать консультации, обследования и знать, как протекает лечение. Но в онкодиспансере этого не происходит:

«Отношение диктуется сверху. Никто с нами не разговаривает, никто нас не осматривает, никто нам никаких рекомендаций не даёт»

«Их вся работа заключается в том, чтобы выписать нам направления на химиотерапию и выписать анализы. Никаких тебе консультаций, советов и всего остального».

Чтобы получать консультации, Екатерина ходит на приём к своему бывшему врачу, у которой лечилась с 2015 года, которая вынуждено ушла работать в частную клинику. По словам Екатерины, новое руководство создало невозможные условия работы, и врач не смогла это терпеть.

«Они просто её уволили. Просто снизили зарплату, перевели из химиотерапевта в простого онколога». 

Как рассказала пациентка, врачи-профессионалы стали покидать диспансер:

«Сейчас, в настоящий момент, там вообще практически никого не осталось. Люди все разбежались. Кто более-менее имеет профессиональный уровень определённый, все ушли. Остались либо кому деваться некуда, либо вот эта вот молодёжь бестолковая».

Но пациенты привыкли верить врачам, отчего страдают, сами того не подозревая, рассказала собеседница издания.

«Мы немного все живём, и они этим пользуются».

«Люди, кто заболел в этот период, когда они пришли к руководству, они не знают, как должно быть правильно. Они не видели и не понимают. Мы же привыкли доверять врачам, а врачи в наглую просто врут. Просто врут, просто вводят в заблуждения пациентов. Потому что они не могут им предоставить качественные препараты, они не могут организовать качественную консультацию и качественное обследование»

«Потому что даже я пересматривала все проведённые компьютерные томографии в Томске, и томскими врачами были написаны обследования совершенно другие. Понимаете? Люди не квалифицированные».

По словам Екатерины, которая общалась со многими больными онкологией за годы болезни, те, у кого есть возможность, едут лечиться в другие города — Томск, Омск, Новосибирск.

Больных с 4 стадией рака лечить вовсе не хотят, как рассказала Екатерина со слов бывших

«Лечимся немало и общаемся с врачами, с медицинским персоналом. И когда товарищ Шаламова пришла к руководству, она открыто обозначила, что никаких больных с 4 стадией лечить они не собираются»

«"Смысла мы не видим, вы что, Господь Бог, вы кого тут решили вылечить с 4 стадией», — это было озвучено врачам, это говорили мне непосредственно работники онкологического диспансера».

«Я не хочу умирать от побочных действий»: о медикаментах

Качественные медикаменты, а также поддерживающие препараты находятся в основе лечения онкологии. Но Екатерина призналась, что каждые три недели тратит 15 тысяч на медикаменты, которые должны быть бесплатны. Почему?

По её словам, в онкодиспансере выдают дешёвые таблетки, стоимость которых не более 2 тысяч рублей. Эти препараты некачественные, неэффективные и имеют крайне тяжёлые побочные эффекты. Хотя Екатерина предполагает, что хорошие препараты кто-то из пациентов получает, только всё равно они остаются недоступны «простым» пациентам.

«Просто я не хочу умирать от побочных действий и хочу, чтобы у меня лечение было эффективным. Однако в очередной раз, когда я пришла за этими таблетками, при получении был открыт шкаф, и я увидела, что у них на полке стоят те таблетки, которые я покупаю в частной клинике за 15 тысяч. Только они, видать, их выдают „особо приближённым к императору“».

«А обыкновенных людей кормят этим вот, простите меня, говном, которое просто вот вообще есть даже нельзя. То есть ты выпиваешь эту таблетку, и там такие случаются приступы в желудочно-кишечном тракте и вообще везде. Просто невозможно».

Также Екатерина рассказала, что из-за замены лекарства на дешёвый и малоэффективный аналог в феврале умер от рака её родственник, с которым они вместе проходили лечение. Лекарства выбивали через прокуратуру, человек в тяжёлом состоянии два раза вынужден был ездить в Москву. Лекарства выбили, но время было упущено, а положительная динамика хороших медикаментов утеряна. 

Ни поддерживающих препаратов, ни элементарно воды

Со сменой руководства Екатерина сразу отметила, что из туалетов пропало мыло и туалетная бумага, также на этажах убрали кулеры с водой. Убрали пледы, которыми можно укрыться после химиотерапии.

«У нас убрали кулеры с этажей. На каждом этаже, в каждом отсеке стояли кулеры с водой. Потому что людей тошнит после химиотерапии, нужно выпить таблетки»

«Ты не натаскаешься эту воду с собой в поликлинику. Людям очень тяжело, понимаете, таскать эти бутылки. Потому что ты идёшь на химиотерапию, ты несёшь тапки, ты несёшь покрывало, потому что они убрали пледы (при химиотерапии морозит, холодно, теплообмен нарушен, и всегда хочется укрыться). И приходится носить с собой вещи плюс ещё и воду. Идёшь на химиотерапию с чемоданом».

Помимо этого, по словам Екатерины, пациенты онкологического диспансера не получают поддерживающие препараты.

«Помимо химиотерапии, мы должны принимать поддерживающие препараты. Те препараты, которые поддерживают работу сердца, печени, почек, артериальное давление — очень много препаратов.

«Я приобретаю эти препараты, у меня в месяц уходит от 5 до 8 тысяч».

Бесплатные препараты, точно так же, Екатерина считает неэффективными и дешёвыми. Но в других поликлиниках, считает она, нормальные поддерживающие препараты пациенты получают бесплатно:

«Оказывается, в других поликлиниках, в других поликлиниках, в других субъектах Российской Федерации, эта терапия поддерживающая проводится бесплатно. Людей кладут в стационар и прокапывают всеми поддерживающими препаратами. У нас такого нет вообще».

Вопросов к Кузбасскому клиническому онкологическому диспансеру множество. Если вы или кто-то из ваших знакомых сталкивался с несвоевременной или некачественном помощью, просим обращаться в нашу редакцию. В ближайшем будущем мы планируем узнать подробности о происходящем в онкодиспансере от действующих или бывших врачей. Следите за обновлениями.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.