Реклама



Новости Новокузнецка

Новость от 23 декабря 2022

«Мы так долго шли к этому УДО»: очередная история о пропавшем осужденном из Кузбасса

Редакция ВашГород продолжает рассказывать о заключённых кузбасских колоний, магическим образом пропавших с мест лишения свободы, и находившихся в неизвестном месте, про которое ничего нельзя говорить. После публикации прошлого материала с нами связалась жительница Белова, которая рассказала, что её муж также пропал из исправительной колонии.

Как рассказала Ольга, её муж отбывал срок в ИК-37, находящейся в городе Яя Кемеровской области. По её словам, попал он туда за совершение преступления по статье 111 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью».

«Сергей попал туда 2 года назад по статье 111 часть 2. Он заступился за сестру и его осудили. Сначала был в СИЗО 4, потом направили его в ИК 37, где мы постоянно были на связи. То есть на свидания ездили, всё было нормально. Он нас и спать укладывал, спокойной ночи говорил, и с утра будил. Всегда был на связи», — рассказывает беловчанка.

Ольга считает, что дело её мужа сфабриковали. По её словам, Сергей приехал в гости к сестре, которая была беременна, и её мужу. Семейная пара отправилась гулять с собакой, а Сергей остался присматривать за их детьми. Чуть позже в дом заползла его сестра вся в крови.

«Он, естественно, её в дом завёл, выбежал на улицу. Как потом стало известно, они пошли гулять, а там стояла толпа, у них родители шишки какие-то одним словом можно сказать. С собачкой что-то пошло не так и сестра Сергея что-то сказали этой толпе. Эти малолетки накинулись на семейную пару. Начался конфликт, в ходе которого сестра Сергея была избита, муж её тоже пострадал», — рассказывает девушка.

В результате между Сергеем и незнакомцами произошла потасовка.

«Следствие было очень запутанно. Экспертизу не произвели, что сестра Сергея была избита. Почему беременную девушку не отправили в больницу? Это, во-первых. А во-вторых, её просто завели в кабинет вместе с её мужем, уже после задержания моего супруга, забрали у них кровавые вещи, в которых они были. Потом, как они рассказали, следователь не писала на бумаге показания, она просто попросила „вы распишитесь внизу, что с моих слов записано верно, а я там напишу уже, что надо“», — рассказывает Ольга.

Она отметила, что когда эти детали «всплыли» на суде, все доказательства исчезли:

«Когда это всё на суде всплыло, сразу пропали все улики. Куда делись кровавые вещи сестры не понятно, откуда взялись эти показания, что было написано в протоколах, тоже не понятно. Я у его сестры потом спросила „ты всё-таки написала на белом листе? Ты не видела, что там было написано?“ она мне говорит „ну да, она меня заставила, я написала всё“. Я думаю, что дело сфабриковали и отправили его за это, дали 4 года лишения свободы», — рассказала Ольга.

О том, как муж пропал из колонии, беловчанка рассказывает спокойно. Она сообщила, что у её подруги мобилизовали мужа, и в октябре Ольга с девушкой ездили в Омск, чтобы его проведать:

«Когда ехали обратно, уже поздно вечером мне позвонил Сергей, и говорит „нас срочно собирают на плац“. Это ещё в октябре было. Я ему задаю вопрос „что-то случилось? Кто-то приехал?“, потому что уже шли разговоры о приезжающих в колонии. Он мне говорит „нет, никто не приехал, просто вызывают“. Я ему тогда ещё сказала „если кто-то приедет, ни на что не соглашайся, ничего не подписывай. Кого тебе подписывать ты уже дома сейчас должен через месяц быть“», — рассказала Ольга.

Через несколько дней, по словам девушки, Сергей ей позвонил и на все вопросы о ночных гостях в колонии отвечал, что это была некая «перепись населения». Уже тогда у девушки появились сомнения, но постоянная связь с мужем их развеяла. Но 30 октября он не вышел на связь.

«Я думала, что всякое может случиться, это же всё-таки исправительная колония. День подождала, два подождала, а потом смотрю, что девчонки в интернете пишут, что связь резко пропала. Тогда я позвонила в Зонателеком [телекоммуникационные услуги в учреждениях ФСИН России — прим. редакции], спросила про проблемы на линии, потому что в ГУФСИНе мне сказали, что идут технические работы», — сообщила она.

Ольга связалась с «Зонателеком» и выяснила, что аппаратура работает, но частично. Как рассказала девушка, позже она выяснила, что из колонии в неизвестном направлении уехало более ста человек.

«Я создала группу с девчонками. А муж на связь так и не выходил. Я думала, что он не уехал, зачем ему, мы так долго шли к этому УДО», — рассказывает беловчанка.

По её словам, она лично собирала все необходимые документы для условно-досрочного освобождения, от колонии никаких запретов и ограничений не было:

«Исправительная колония преграды нам никакие не ставила, они сами лично сказали какие необходимо собрать документы, чтобы нам уйти на УДО, в ноябре уже должен был выйти человек из отпуска, который подготавливает документы для УДО и должен был этот человек нам помочь отправить все документы как положено. То есть ему сказали „ты сто процентов в декабре будешь дома“. Я говорю, что он не мог просто взять и подписать там какой-то контракт», — говорит Ольга.

Как рассказала беловчанка журналисту ВашГород, в ИК-37 ей отказались предоставлять какую-либо информацию, как и в ГУФСИНе. Тогда она отправила запросы в ГУФСИН, исправительную колонию, прокуратуру города Москва. По её словам, из ИК ей пришёл «интересный ответ» о том, что якобы муж не даёт письменного согласия на разглашение информации:

«Мне приходит бумажка, что по вашему обращению пришел ответ, что якобы ваш муж не даёт согласие на передачу персональных данных, я переворачиваю листок на этом обращении, а там написано с его слов, что он не даёт согласие и подпись. У них, получается, когда делаешь запрос, они подходят к заключённому и спрашивают, даёт ли он согласие или нет. Я когда это увидела, я говорю „это вообще что? Это не его подпись, мне кажется, что её подделали“», — рассказывает девушка.

Ольга отметила, что написала заявление на проверку подлинности почерка, и недавно ей пришло уведомление, что бумаги направлены в Ижморский районный суд для проверки. Через несколько недель после пропажи муж Ольги вышел на связь:

«Он мне звонит с непонятного номера, и первым делом говорит „здесь ничего говорить нельзя, я на месте, всё нормально, всё хорошо. Здесь всё то же самое, что и на зоне“. Сказал, какое приложение скачать и удалить все приложения связанные с ИК. Я у него хотела спросить, где мне брать информацию, но им нельзя такое говорить. Попросил паспортные данные, чтобы составить доверенность на меня», — рассказала девушка.

Последний раз мужчина звонил жене 22 ноября, он снова попросил у неё паспортные данные, сообщил, все у него всё нормально и отключился. С тех пор у Ольги нет никакой информации о муже:

«Он больше не звонит. Мне только позвонили с бухгалтерии, сказали, что пришла доверенность на меня», — подчеркнула беловчанка.

Сама Ольга догадывается, где её муж, но официально ей никто эти догадки не подтверждает, поэтому точно сказать, куда и зачем Сергея отправили, она не может. Именно поэтому девушка продолжает ждать ответы на запросы и не планирует останавливать борьбу за информацию о муже.

Уважаемые читатели, теперь вы можете поделиться своими новостями о событиях в городе с редакцией Novokuznetsk.su по WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620.