RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 6 Марта 2008

Наше наследие. Сквозь призму истории

Это была эпоха стремительных перемен. Люди с энтузиазмом изменяли привычный мир, руша вековые устои, мир изменял людей. Поразительно: первенец первой пятилетки легендарный Кузнецкстрой был построен всего за тысячу дней! В июне 1929 года начали копать первый котлован, а 14 февраля 1932 года на комбинате получили первый кокс, 3 апреля – первый чугун, 19 сентября – первую сталь, 30 декабря – первые рельсы. Таких темпов строительства история ещё не знала.
Потомки кузнецкстроевцев должны были знать, как это было. Нужно создавать музей, считал главный инженер И.П. Бардин. 7 марта 1933 года начальник Кузнецкстроя С.М. Франкфурт издал приказ об организации технического музея. С того дня минуло 75 лет – целая историческая эпоха. Вместе с ней ушли высокие слова, риторика, декларации, так свойственные советскому времени. Остались музейная тишина, документы, строчки газет и фотокадры как миг бессмертия реальных когда-то людей. Людей, в которых идея нашла и обрела себя во плоти и крови.
«История металлургии – история одной из самых захватывающих и романтических отраслей производства», – говорил И.П. Бардин. В правдивости его слов убеждаешься в залах музея. Людмила Ивановна Тимофеева, начальник Музейного центра ОАО «НМК», начинает экскурсию со слов: «Шорцам памятник надо в Новокузнецке ставить: они родоначальники металлургии в здешних местах». Экспозиция зала предыстории воссоздает картину далёкого прошлого. Макеты, показывающие как в древности выплавляли железа, натурные экспонаты, турникет с историческими фотографиями старейшего в Сибири Гурьевского завода, подлинные документы, фото акционеров «КопиКуза» и Автономной индустриальной колонии, чертежи доменной печи, выполненные М.К. Курако… «Кстати, вы знаете, как в Сибири появился Михаил Константинович Курако? – спрашивает она. – Я всегда задаю этот вопрос для проверки знания истории города и комбината».
– В 1912 году Кузбасс был отдан в аренду акционерному обществу «Кузнецкие каменноугольные копи» («КопиКуз»). – Оно получило монопольное право на угледобычу, добычу и обработку железных руд сроком на 60 лет. В 1915 году акционеры приглашают знаменитого на южных заводах России М.К. Курако, уникального металлурга-самоучку, прославившегося тем, что мог за три дня «раскозлить» доменную печь. Перед ним поставили цель: построить современный металлургический завод в Сибири. Выбрали Горбуновскую площадку, но оказалось, что земля принадлежит церкви, по закону её нельзя было ни купить, ни взять в аренду. Акционеры «КопиКуза» начали присматривать другое место. Около Осинников нашли Шушталепскую площадку. Курако приступил к подготовительным работам. Вот его подлинные чертежи, рукописи. Уже построили магазин, несколько бараков и домов для специалистов, стали завозить строительные материалы. Но наступил 1917 год. Революция, потом Гражданская война, в Сибири колчаковщина, роговщина. Только к началу 1922 года появилась возможность продолжить задуманное. Но по дороге из Гурьевска в Новокузнецк Михаил Константинович заболел оспой и умер. Его предали земле на той самой Шушталепской площадке, а в 1947 году перезахоронили на Верхней колонии. Вот акт перезахоронения.
Строительство металлургического завода «КопиКуз» так и не осуществил. Вскоре земля была национализирована. Иван Павлович Бардин работал с Курако на металлургических заводах юга России и считал себя его учеником. Он увековечил имя своего учителя, назвав в его честь один из первых проспектов города. Идею капиталистов воплотила в жизнь Советская власть с помощью американской фирмы «Фрейн», главным проектировщиком Кузнецкого металлургического комбината.
Переходим в зал истории Кузнецкстроя 1929 - 1932 годов. Уникальные фотографии первых земляных работ, макеты палаток и землянок рядом со стройплощадкой, газеты 30-х годов с лозунгоподобными заголовками, подлинные документы о первых трудовых успехах и победах кузнецкстроевцев. Стройматериалы завозили со станции Кузнецк по будущему проспекту Курако. Дорога была насыпная, внутри – болотная хлябь. Два раза лошадь проедет, земля уйдёт в болото, надо подсыпать снова. Вскоре была проложена одна ветка железной дороги от вокзала к складу стройматериалов. На диораме К.К. Перкова «Прибытие первого паровоза на строительную площадку – октябрь 1929 года» мы видим, что посмотреть на «пыхтящее» чудо собрались кузнецкстроевцы, крестьяне близлежащих деревень.
Музей хранит ауру того удивительного времени. Странное чувство испытываешь: будто далека эпоха Кузнецкстроя, но нет дистанции. Кажется, что это наш современный мир так широко раздвинулся, что это наше сегодняшнее бытие осознаёт своё подлинное историческое местоположение. Всё мелкое, пустое, ничего не значащее для истории вымыто и унесено временем, а оставшееся существует как живое историческое целое, хранящее народный опыт труда, мысли, страданий и надежд. Всматриваюсь в лица людей, запечатлённых на снимках фотокорреспондентов. Нет, это был не иллюзорный оптимизм. Кузнецкстрой стал смыслом жизни, который всякий человек ищет, без которого жизнь – не в жизнь.
Центральное место в зале истории занимает впечатляющая диорама Н.Г. Котова «Кузнецкстрой в октябре 1931 года», подаренная в 1938 году музеем Революции СССР. Величественная панорама стройки. Возведено уже здание ТЭЦ – сердце комбината и нового города, построены две доменные печи, вдалеке просматривается заводоуправление, первые десять каменных домов. Ещё видим, что труд-то ручной! Механизмов очень мало, да и те – импортные. Рабочие роют траншею, чтобы заложить фундамент коксохимпроизводства. Через 4 месяца будет получен первый кокс. Вот такие были темпы! Откуда только силы черпали? Вера в светлое коммунистическое будущее творила чудеса. «Есть кокс! Даёшь чугун и сталь!» – сколько искренней радости в передовице газеты «Большевистская сталь».
А вот и фотография на фоне доменной печи Елены Михайловны Полянской – человека, заложившего первый кирпич в создание научно-технического музея КМК. В Сибирь она попала по «неблагонадежности», но руководство музеем ей доверили. На Кузнецкстрое все образованные были технарями, а она, до ссылки, окончила Ярославский университет, была автором научных статей по этнографии и краеведению. За дело взялась с энтузиазмом. Комбинат только-только родился, все материалы были под рукой. Помогали специалист по оформлению плакатов А.Я. Якобсон, оформитель выставок А.И. Самойловских, художник А.А. Дунаев, фотограф Ф.А. Болдырев, столяр-краснодеревщик С.Я. Пронин. Работали самозабвенно. Их праведными трудами, документ к документу, экспонат к экспонату формировались музейные фонды. Управление подсобных предприятий выделило три выставочных зала для размещения экспозиции, и уже в июне 1933 года состоялась первая экскурсия – по залам музея прошли ударники колхоза «Маяк Сибири». В 1935-м появились первые технические макеты: доменная и мартеновская печи, нагревательные колодцы блюминга. С 1937-го профессора Сибирского металлургического института читали здесь лекции по науке и технике, стахановцы рассказывали о передовых методах труда. В 1939 году художник-краевед К.А. Евреинов по заказу музея изготовил макеты по истории развития металлургии. В 1940-м Наркомат черной металлургии присвоил музею статус научно-технического, в 1943-м реорганизовал в Дом техники. В 1956-м в музее начали демонстрировать технические фильмы, выпускать брошюры о передовых методах труда. Музей не просто зеркало, плоско отражающее эпоху, скорее это многогранная призма, воссоздающая глубины жизни и человеческих судеб. Он даёт народу возможность знать о себе правду, подчас горькую. Одна из экспозиций музея рассказывает о трёх китах Кузнецкстроя: первом начальнике С.М. Франкфурте, первом секретаре партийной организации Р.Е. Хитарове, первом главном инженере И.П. Бардине. В 1934 году за выдающиеся заслуги они получили ордена Ленина, а в 1938-м Франкфурт и Хитаров объявлены врагами народа и расстреляны. Беспартийного Бардина сия горькая чаша миновала. Когда расстреляли С.М. Франкфурта, назначили К.И. Бутенко, его расстреляли, назначили Т.И. Шкляра, его посадили на 10 лет, назначили Р.В. Белана. На «Стене памяти» музея список репрессированных работников комбината, в нём более 200 фамилий – от начальника до столяра, десятки фотографий. 30 октября каждого года, в День памяти жертв политических репрессий, к «Стене» как к мемориалу проходят родственники погибших металлургов.
– Научно-технический музей хранит память не только об истории КМК, но и города, который невероятными темпами рос вместе с заводом и благодаря ему, – говорит Л.И. Тимофеева. – Новокузнецк называли городом большого развития. Если в уездном Кузнецке до начала строительства было 1 390 жителей, то в 1929-м только на Кузнецкстрое работали 40 тысяч рабочих. Благодаря КМК появились мосты через Абу и Томь, уникальный 500-метровый тоннель, аналогов которому в стране нет и по сей день, трамвай, звуковой кинотеатр. Архивы подтверждают, что большинство ныне самостоятельных предприятий тоже когда-то вышли из под крыла комбината. В музее хранятся личные документы первого архитектора города Н.А. Бровкина, фотографии и макеты первых домов, улиц, проспектов Новокузнецка. Живая история!
Война для КМК стала проверкой на технологическую прочность. 22 июня 1941 года главному инженеру Л.Э. Вайсбергу (И.П. Бардин назначен главным инженером Главного управления металлургической промышленности Народного Комиссариата тяжелой промышленности СССР в 1937-м) позвонил народный комиссар чёрной металлургии СССР И.Ф. Тевосян: «Можно ли на КМК организовать выпуск броневой стали?». Броневая сталь всегда варилась на заводах юга России в малых кислых печах, на КМК печи – большегрузные, с основным подом. Главный инженер ответил: «С заданием справимся!». Следом пришёл приказ наркома. Читаю подлинник: «Немедленно приступить к организации производства бронелиста для корпусов танков КВ с 1 августа 1941 года». Уже 26 июля 1941 года первая броневая сталь была получена.
С первых дней войны коллектив музея организовал кружки противовоздушной и противохимической обороны, санитарно-оборонного дела, противопожарной защиты.
В 1942 году комбинат выступил инициатором соцсоревнования среди предприятий чёрной металлургии, выпускающих броневой металл. 167 раз цехи комбината занимали первые места, а доменный, мартеновский, среднесортный цеха и ТЭЦ выходили в лидеры более 20 раз каждый. Поэтому им на вечное хранение были отданы переходящие красные знамена. Сегодня они находятся в музее. С 1944 года музейщики ведут Книги почёта. В зале Славы выставлены подарки, которые в разные годы вручались комбинату, фотографии орденоносцев, Героев Социалистического Труда, лауреатов Государственной премии, заслуженных металлургов. Есть в научно-техническом музей в музее – это рабочий кабинет Бардина. Его в 1963 году, спустя три года после смерти мужа, из Москвы в Новокузнецк привезла Лидия Валентиновна Бардина. Шкафы с книгами, рабочий стол, папки с документами, орденская книжка, удостоверение депутата Верховного Совета СССР, фотографии, даже настольный календарь – всё подлинное, бардиновское. Главный инженер «вернулся» туда, где живёт дело всей его жизни.
В 1994-м произошло объединение научно-технического и мемориального музеев. Музейный центр возглавила Л.И.Тимофеева. У музея появились новые направления деятельности: организация и проведение ярмарок, выставок, издание рекламной продукции. Имя академика И.П. Бардина музею было присвоено в 1998 году. «Люди заставили, – объясняет Людмила Ивановна. – Когда звонили, всегда спрашивали: «Это музей Бардина?». Написала письмо депутатам городского Совета. Обсуждения не было – все были «за
Фонды – главное богатство любого музея. Архив научно-технического насчитывает более 70 тысяч документов, 24 тысячи из них подлинные. Уникален фонд фотографий и негативов, в том числе редчайших, стеклянных, 1912 - 1920 годов. В газетном фонде полное собрание номеров «Большевистской стали», «Кузнецкого рабочего», «Металлурга». Есть художественный фонд, фонд почётных грамот, значков и медалей. Не сосчитать, сколько кандидатских и докторских диссертаций защищено на этих материалах за 75 лет. Научно-технический музей Музейного центра ОАО «НМК» – является членом Международной Ассоциации научно-технических музеев ICOM.
«А теперь переходим к производству», – говорит Людмила Ивановна. Сразу же знакомлюсь с самым ценным экспонатом музея, который называется «Истиратель проб железной руды». Его уникальность подтверждает сертификат, выданный по решению Экспертного совета при Политехническом музее Москвы. Он удостоверяет, что «Истиратель» из фондов Научно-технического музея имени академика И.П. Бардина признан памятником науки и техники первой категории, является национальным культурным достоянием России и охраняется государством. «Производственная» часть экскурсии не менее интересна, чем историческая. Впечатляют действующие макеты коксовых, доменных, мартеновских, электросталеплавильных печей, рельсобалочного производства, сделанные руками работников музея. Всё по-настоящему: по рельсам ездят вагоны с сырьём, поднимаются скипы. Вживую на комбинате многого уже не увидеть. Не существует больше доменная печь №1, когда-то признанная памятником республиканского значения. Нет ни одной из 15 мартеновских печей: изжили себя мартены, пришло время электростали. Теперь только в музее можно посмотреть на действующий макет мартеновского производства с замкнутым циклом. Комбинат модернизируется, изменяется, но память о том, каким он был, бережно хранится.
На КМК всегда были крепки традиции, сильна организация ветеранов. Люди дорожили историей комбината – он был частью их жизни, дорожили музеем. И сегодня все, кто трудоустраивается на комбинат – от руководителя до рядового, в обязательном порядке направляются в музей на экскурсию. Лекции по истории КМК сотрудники музея читают в отделе подготовки кадров. «Хотелось бы, чтобы историю знали и помнили. Наши деды и отцы были участниками тех событий, а наши дети и внуки имеют смутное представление о том, как это было. Важно, чтобы не терялась связь поколений и времен», – говорит Л.И. Тимофеева. С ней нельзя не согласиться. Человек без памяти прошлого, лишённый исторического опыта своего народа, оказывается вне исторической перспективы и способен жить только сегодняшним днём. Музей сохраняет историческую память. Это наследство, которое мы обязаны сохранить, приумножить и передать дальше.
Научно-технический сегодня – это талантливые музейщики: директор Музейного центра Л.И.Тимофеева, начальник бюро музеев Н.В.Степанова, инженеры И.Б.Тропникова, Л.А.Дубровская, Н.В.Валикова, начальник художественного бюро Т.Д.Пережигина., художники-конструкторы С.В.Косяков, Н.Р.Яковлева, М.В.Батухтина. Это экскурсионная, издательская, выставочная деятельность, новые формы работы с населением. Музей живет активной полноценной жизнью, без него не обходится ни одно мероприятие на Новокузнецком металлургическом комбинате. Неудивительно: для музея 75 лет юношеский возраст.

Татьяна Минеева, газета "Новокузнецк"
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter