RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 19 Июня 2008

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне»

Надежда Семёнова (тогда ещё Красносельцева) родилась тринадцатым ребёнком в семье. Её мать, произведя на свет двойняшек, успела только сказать: «Назовите дочку Наденькой. Это мой последышек, моя надежда». И умерла.
Через два года не стало отца. Старшим братьям и сёстрам нужно было работать, и малышку отдали в детский дом. Её удочерила первая учительница, с которой Надя прожила всего пять лет – приёмная мать тоже умерла. Педагоги отыскали одну из сестёр Надежды, в её семью и отправили девочку.
Война застала Надежду Красносельцеву в сибирском городке Боготол Красноярского края. В 41-м она окончила девятый класс и вместе с одноклассниками отправилась на фронт добровольцем. После трёхмесячных курсов связистов была направлена в Москву в резервную часть Верховного главнокомандующего Сталина.
– Хорошо помню парад в честь годовщины Великого Октября, после которого все его участники отправились в бой, – рассказывает Надежда Ильинична. – Наша танковая часть стояла в обороне Москвы. Потом нас перебросили под Сталинград для уничтожения укреплённой немецкой груп-пировки. И вновь под Москву, где шли бои на Волоколамском направлении. Тяжёлое ранение, госпиталь, Курская Дуга, – обозначает она важные вехи.
На Курской Дуге обстановка была очень тяжёлой. Боевыми действиями руководил сам маршал Жуков. Перед боем молодых солдат приняли в партию, поздравили, а уже через 15 минут налетели немецкие самолёты. Взрывом повредило телефонный провод. Надежда со своей ношей военного телефониста – две катушки по16 кг, винтовка со штыком да телефонный аппарат – под сильным огнём исправила порыв линии связи, но была тяжело ранена, контужена. За эту операцию Жуков лично вручил Надежде Красносельцевой орден Красной Звезды.
– Он обнял меня, поцеловал и говорит: «Дочка, ты заслуживаешь большей награды, но у меня только это», – вспоминает она. – С этими словами приколол звезду к гимнастёрке.
На машине маршала телефонистку и доставили в госпиталь.
– Много страшного видела я на войне, – с горечью вздыхает Надежда Ильинична. – Когда освобождали Умань на Украине, навстречу нашему головному танку вышла бабушка с поднятыми руками. «Ты чего, мать? Что случилось?» – спросили, остановившись, танкисты. «Дитки, там земля шевелится», – махнула она рукой в сторону поля. И упала замертво. Мы подъехали к указанному месту – действительно, земля двигалась. Жуткая картина! Начали раскапывать – 1200 человек, включая детей и стариков, были заживо захоронены в яме длиной 40 метров! Нам удалось спасти всего 14 из них, остальные погибли. Больно было смотреть на нашего командира батальона – у него в этой могиле остались жена и пятеро детей!
Надежда Ильинична вспоминает ещё один «украинский» эпизод.
– Немцы, отступая, подожгли пшеничное поле. Вдруг среди огня и дыма слышу душераздирающий детский крик. Бросаюсь туда и нахожу мальчонку, на нём уже занялась немудрящая одежонка. Вытащила, принесла в часть, здесь его одели, обули, накормили. На праздновании 40-й годовщины Победы в Москве я с ним встретилась вновь – наш командир, потерявший семью, усыновил его. При всех Федя – так звали мальчика – встал передо мной на колени и поцеловал мне руку…
– Вот эта медаль – за освобождение Варшавы, эта – за взятие Берлина. А эта, «За отвагу», получена во время обороны Москвы, – неспешно перебирает многочисленные награды Надежда Ильинична. – Я ведь всю войну прошла, от Москвы до столицы Германии, и на стенах рейхстага свою роспись оставила.
Орден Отечественной войны 1-й степени получен ею за операцию на Одере.
– После контузии я уже не могла служить телефонисткой, направили на пункт сбора донесений, развозить секретные пакеты в штаб армии, по воинским частям. Однажды повезла пакет на мотоцикле с люлькой. Началась бомбёжка. Осколок пробил бензобак, пришлось добираться дальше в кузове «студебеккера» на пару с зенитной установкой. В грузовик тоже угодил снаряд. А у меня важное донесение. Выпрыгиваю из кузова, чувствую, рука левая перебита.
Засовываю её за пояс гимнастёрки, и вперёд через поле. Тут вижу: кровь течёт по груди и спине – сквозное ранение. Здоровой рукой зажимаю рану, как могу, и вновь бегу…
Пакет она всё же доставила вовремя, но получила первую группу инвалидности на всю жизнь. По-сле войны приехала выздоравливать к сестре, помогли выжить добрые люди: кто приносил козьего молочка, кто кормил свежим мёдом, сосед-охотник лечил барсучьим салом, чтобы быстрее затянулась рана в лёгком.
– С войны у меня в голове осталось три осколка. После очередного ранения десять осколков вытащили, а эти проникли близко к мозговой оболочке, и их нельзя было трогать. Доктор тогда ска-зал: «Дочка, сколько проживёшь, всё твоё». А мне уже 84 года! – улыбается Надежда Ильинична.
Эта улыбка, открытость, любовь к людям помогли ей справиться со всеми жизненными невзгода-ми: в мирное время она перенесла 9 операций, 5 инфарктов. Надежда Семёнова всегда активно занималась общественной работой: 20 лет была внештатным сотрудником газеты «Кузнецкий рабочий», 35 лет вела военно-патриотическую работу, выступая перед школьниками и студентами, помогала ухаживать за ветеранами. За что награждена двумя областными медалями – «За честь и мужество» и «За веру и добро». Вместе с мужем Аркадием Ивановичем, тоже участником войны, воспитали троих детей, всем дали высшее образование. В марте 2008-го Семёновы отметили бриллиантовую свадьбу – 60 лет в мире и согласии.

Светлана Шабанова, газета "Новокузнецк"
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter