RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 19 Августа 2008

Жизнелюб и оптимист

Письмо от фронтового друга, написанное почти четверть века тому назад, Василий Иванович Сизиков хранит как реликвию. Разведчик В.И. Сизиков и переводчик штаба К.Н. Вальдман нашли друг друга в 1984-м году. Только тогда из письма Василий Иванович узнал подробности одной разведывательной операции, после которой они на 40 лет потеряли друг друга. Кирилл Николаевич Вальдман, отслужив после войны ещё 15 лет, окончил вуз, стал заведующим кафедрой одного из Ленинградских институтов. Сейчас занимается переводами с английского языка.

Василия Ивановича Сизикова знают в Новокузнецке благодаря его активной работе в совете ветеранов. По инициативе таких как он в Новокузнецке сохранён пост на Бульваре Героев, а ведь во многих городах Сибири торжественные караулы у Вечного огня стоят лишь в дни празднования Победы. Наш пост номер один награждён Орденом святого Александра Невского. Неделя, проведённая здесь, способна изменить подростка, в этом убеждены ветераны. Они часто бывают в гостях у ребят, рассказывают о военных буднях.

Есть что рассказать и Василию Ивановичу Сизикову. Он служил разведчиком. Но стал им, можно сказать, случайно, когда после окончания артиллерийской школы пошёл в штаб становиться на учёт и встретил там земляков с Алтая. «Ты кто?» – спросили они. – «Артиллерист». – «А в разведку пойдёшь?» – «Конечно. А возьмут?» Подвели к капитану, начальнику разведки, отрекомендовали: «Парень – во! Спортсмен, не струсит». «Хорошо, берём, – сказал капитан, – но только к начальнику артиллерии не подходи – попадёт».

Позже Василий Сизиков не раз брал «языка» вместе с друзьями-земляками. Одно из боевых заданий оказалось для них последним... Не все вылазки в тыл врага были удачными и для самого Василия Ивановича – однажды, уже в конце 44-го, они с напарником налетели на засаду и попали в плен. Решили бежать, и эта мысль придавала сил. Всё было готово, но у Василия Ивановича распухла рана и санитар забрал его на операцию. А потом русского солдата вместе с немецкими ранеными отправили в госпиталь на окраине Кёнигсберга. Но пришло время – разобрались, вызвали охрану и увезли в концлагерь, а там о побеге мечтать было нечего: проволока в несколько рядов, стена с козырьком да вышки…

Англичане и американцы между тем имели возможность свободно передвигаться по городу. В январе 45-го с началом наступления советской армии русских военнопленных перевезли во французский лагерь, где ограждение напоминало забор на русском огороде. И, конечно, снова начали строить планы побега. Василий Иванович вспоминает, как его здесь за один день вылечили от простуды: неподалёку был разгромленный аэродром, из баков вытек технический спирт и смешался со снегом. Эта жидкость попала в ручей – эта смесь и стала лекарством для больного.

Наутро он встал как огурчик. Они бежали втроём. На хуторе залезли в сарай, спрятались под сеном. Утром услышали голос хозяина: «Эй вы, уходите, немцы идут». К своим пробирались лесом. Первый вопрос, который им задали, был такой: «Какое задание вы получили от немцев?» «На!» – рванул рубаху Василий Иванович, показывая лагерный номер. …Победу он встретил в Германии.

После войны служил ещё пять лет, был отличником боевой и политической подготовки. А в 47-м написал в генштаб о том, что был разведчиком и что представлен к наградам: ордену Отечественной войны I степени, ордену Красной Звезды, медалям «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией». Вскоре справедливость восторжествовала: награды выслали из Прибалтийского военного округа.

Началась мирная жизнь, но эхо войны было долгим. В 70-м году в военкомат Новокузнецка пришло письмо из Литвы: разыскиваются родственники Сизикова, похороненного в Тришкяе. Вспомнили, что во время войны родственники получали похоронку, а потом письмо со словами: «Нашли тело человека, похожего на Васю». Так фамилия Сизиков появилась на надгробии одной из братских могил.

– А в Тришкяе мы потеряли 256 человек, – вспоминает Василий Иванович. Он поехал в Латвию вместе с женой Верой Алексеевной (вместе они почти 55 лет) после празднования дня Победы. Тёплый приём оказали в Шяуляйской гостинице (где, как только узнали, что за гость приехал) сразу нашлись номер и еда для дорогих гостей. В райисполкоме, когда Сизиковы пришли на приём, руководитель администрации отложил все дела, вызвал фотографа и сопровождал гостя в поездке до места захоронения советских солдат. Могилы были ухожены, стояло несколько памятников с фамилиями бойцов и один – общий.

У Василия Ивановича сохранилась фотография: он со склонённой головой возле плиты, где выбита его фамилия. В его мирной биографии тоже есть военный след. Василий Иванович работал председателем комитета физкультуры в райкоме, военным руководителем в школе №54. Заочно закончил пединститут и преподавал географию, физкультуру. Занимался лыжами, тренировал ребят. Ему, как учителю физкультуры, до сих пор приятно вспоминать о том, что один ученик занял III место на празднике Севера в Мурманске.

 – Дружу с разными школами, детской библиотекой в Кузнецке, – говорит Василий Иванович. 12-я школа нравится ему своим музеем. В ней когда-то учился брат Василия Ивановича, Григорий. Он окончил офицерские курсы в Москве, был в «свите» Ватутина, ещё в 41-м получил орден Красной Звезды. В 43-м попросился на Украинский фронт. В воспоминаниях Жукова есть слова: «Отстреливался учитель с Алтая». Это о Григории. Умер он от ранения. На посту номер один на Бульваре Героев В.И. Сизиков два года был начальником строевой подготовки. Ребятишки на улице узнают, здороваются. ...

Когда Василия Ивановича принимали (когда) на КМК заместителем начальника по вооружению, спросили: – Какое оружие знаете? – От немецкого до советского. Он помогал персоналу изучать оружие: карабины, пистолет Макарова, автоматы… Зачёты у охранников Василий Иванович принимал строго, но справедливо. Он и сам был метким стрелком. В 58-м году во Владивостоке, куда посылали на курсы, из 400 участников занял первое место, пятью выстрелами 50 очков выбивал.

Этот человек, которому жизнь приготовила такие суровые испытания, остался жизнелюбом и оптимистом. А иначе бы, говорит, в таких суровых условиях и не выжил.

Лолита ФЁДОРОВА,
газета "Новокузнецк"

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter