RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 4 Ноября 2008

Мы знали, город будет…

Каждая эпоха, каждая система диктует свои правила игры. Подчиняешься им – и ты в фаворе, тебе комфортно и тобой довольны. Если ты малозначащая фигура, твоя аморфность никому не повредит. А если ты лицо официальное, ответственное, то твои сегодняшние решения могут «аукнуться» в будущем на судьбе многих людей, а то и целого города.
Александр Иванович Выпов, рука которого находилась на пульсе проектирования Новокузнецка долгих 19 лет (с 1965 по 1984 гг.), в самый разгар его строительного бума, прекрасно это понимал. А потому, будучи главным архитектором города, он постоянно «держал удар». Сильные мира сего: местные, а то и московские чиновники, руководители промышленных предприятий и партийных органов – блюли свои, локальные интересы, а Выпов смотрел шире и дальше.
Александр Иванович на свой страх и риск порой разрешал проектировщикам и строителям отходить от жёстких норм принятых тогда стандартов, за что, естественно, не был обласкан сверху, но во многом именно благодаря его профессиональным смелости и стойкости мы имеем сейчас город: красивый, самобытный и заметно отличающийся от своих сибирских собратьев.
Сказать, что Александр Иванович – личность в Новокузнецке знаменитая, – значит, ничего не сказать. Ещё бы! Возглавлять столько лет градостроительство, быть, по сути, родоначальником нынешнего запоминающегося облика прекрасного города – эта высокая историческая миссия по плечу, безусловно, только человеку исключительно талантливому, неординарному и даже одержимому.
А.И. Выпов для нас, новокузнечан, фактически уже человек-легенда. О нём написано море статей, принадлежащих перу блестящих журналистов и искусствоведов. Он принимал активное участие в процессе проектирования и строительства наиболее значительных сооружений города: Драматического театра, цирка, гостиницы «Новокузнецкая», первого в Сибири Дома быта, Универсама, Универмага, кинотеатра «Сибирь», жилых комплексов Левого берега, Новоильинского и Новобайдаевского районов.
Он член авторского коллектива по созданию проекта застройки Центрального района. Автор гербов Новокузнецка и Кемерова. Выпов – автор архитектурной части проектов мостов через реку Томь, историко-мемориальной зоны «Кузнецкая крепость», монумента в честь 50-летия образования СССР, въезда в город Новокузнецк. Участвовал в конкурсах на символ Олимпийских игр 1980 года, на памятные знаки, посвящённые выдающимся событиям в стране и в городе.
За участие в разработке проекта уникального, первого в мире моста (через реку Томь на Запсиб) с использованием напряжённого железобетона А.И. Выпов удостоен высокой чести: его имя внесено в Большую советскую энциклопедию.
За участие в Великой Отечественной войне и доблестный труд в мирное время он награждён 15 правительственными наградами. Он член Союза архитекторов России. В текущем году ему присвоено звание «Почётный гражданин Кемеровской области».
Александр Иванович – ещё и великолепный живописец, в коллекции которого более трёхсот авторских работ. Его персональные выставки проходят в лучших залах города и за его пределами.
Об этом ярком человеке известно, кажется, всё. И все-таки в канун юбилея захотелось задать ему ещё несколько вопросов.
– Александр Иванович, люди смотрят на вас с вполне понятным восхищением. А как вы сами оцениваете своё прошлое с высоты прожитых лет?
– Считаю, что где-то мне везло. Прошёл войну, но получил только незначительные ранения. Если бы не подвело зрение, стал бы, наверное, лётчиком. А так попал в инженерный состав. Авиационная часть, в которой я служил, впервые осваивала штурмовики ИЛ-2, за которыми немцы охотились со страшной силой. Нас часто бомбили, много товарищей погибли прямо на глазах, а я, выходит, вытащил счастливый билет.
Остался жив, закончил с отличием Ростовское художественное училище. Потом – институт живописи, скульптуры и архитектуры Академии художеств в Ленинграде. В 1957 году в числе группы из 13 выпускников приехал в Сталинск. Мы всем своим землячеством (нас было пять архитекторов) участвовали во многих конкурсах. Остальных ребят распределили по институтам, а меня почему-то оставили в команде главного архитектора.
Пришлось сразу окунуться в административную работу. Всё это вскоре окупилось: я быстро вошёл в курс застройки Новокузнецка. Прошли годы. Сделано, конечно, было много. Когда я только приступил к работе, в городе было в капитальном жилом фонде 700 тысяч квадратных метров, а когда сдавал дела преемнику – уже 10 млн. Тем не менее, не каждый человек сможет однозначно ответить, счастлив ли он. Смотря что понимать под словом «счастье». Если рассматривать мою жизнь с точки зрения каких-то крупных успехов, то можно было бы пожелать и большего. Но если учесть, в рамках каких ограничений в архитектуре мы работали, сколько их преодолевали, то, наверное, за что-то можно себя и похвалить.
– С чем приходилось бороться на посту главного архитектора?
– Например, с аскетизмом в наших домах, который и архитектурным стилем-то не назовёшь. Крошечные кухни, совмещённые санузлы. Дома и внешне, и внутренне – как близнецы-братья. Унылые однообразные коробки. Мы работали в период, когда запрещалось всё, кроме типового проекта. О каких-то индивидуальных разработках нельзя было даже мечтать. А нам так не хотелось видеть свой город серым и скучным. Поэтому когда появлялась малейшая возможность хоть что-то изменить, улучшить, мы шли на какие-то маленькие хитрости, заведомые нарушения. Например, проводили такие дома по статье «Незавершённое строительство». Когда наш незатейливый обман раскрывался, мы получали, естественно, выволочку от вышестоящих инстанций за самодеятельность, но дело было уже сделано. Люди получали хоть какие-то дополнительные удобства.
Или такой момент. Кирпичные или оштукатуренные дома очень быстро забиваются сажей, особенно в таком индустриальном центре, как Новокузнецк. Положение улучшилось, когда в городе стали выпускать свою декоративную керамическую плитку. Мы смогли отделывать дома да ещё и украшать их орнаментами. Любая пыль и грязь с плиточек легко смывается дождём. Тогда целые кварталы повеселели и стали выглядеть нарядно и свежо. Это нас, конечно, порадовало. Хотя по сравнению с Питером XIX века, где каждое окно – произведение искусства, это очень мало.
– Наш любимый Новокузнецк – в чём его особенности по сравнению с другими сибирскими городами?
– Достижением своим считаем то, что между застройками зданий стали вкрапливать небольшие зеленые массивы. Это не только облагораживает город, но и делает его более привлекательным, что важно и в плане улучшения экологической обстановки. Это улица Тольятти, это проспект Металлургов и др.
Есть некоторое преимущество у нас и в планировке. Мы стараемся проектировать так, чтобы здания для общественных целей доминировали в окружающем пространстве. Например, раньше вся площадка перед вокзалом была застроена. На месте поворота транспорта с Металлургов на Бардина был высокий земляной холм, на котором стоял большущий склад пищеторга. Чтобы вокзал смотрелся, этот барак убрали, всю землю срыли и перевезли в парк Гагарина, где на ней сделали посадки. А сам вокзал перенесли с левой стороны железнодорожных путей, приблизив его к проспекту Металлургов.
То же самое с цирком, с гостиницей. Все эти объекты требовали определённого антуража и пространства, которое именно они и организовывали. Может, поэтому люди и замечают различия между Новокузнецком и другими городами, поскольку там важные для города объекты плотно застроены вокруг обычными жилыми массивами, то есть как бы задавлены ими и не могут доминировать. А у нас каждое такое здание – на виду, привлекает к себе внимание и достойно смотрится. Это большой плюс в градостроительстве.
– Вы крупный администратор, во многом благодаря вам у нашего города своё узнаваемое лицо. Но вы ещё и тонкий лирик, что хорошо видно по вашим живописным работам. Как проявились ваши способности к рисованию?
– Когда мы с братом были маленькие, отец хотел нас каким-то образом занять и давал по листу бумаги. Брат старался быстро на весь лист начертить карикатуру, а я рисовал пейзажи или то, что видел вокруг себя. И тут мне повезло. В нашем дворе жил парнишка, который дружил с художником. И я стал свидетелем, как художник копировал какую-то картину. Я увидел настоящий мольберт и масляные краски. Меня это очень поразило, и я решил сделать краски сам. Растолок свои цветные карандаши, просеял этот порошок и развёл на подсолнечном масле. Нарисовал пейзажик и положил его в наклон сушиться. А когда вернулся к творению своих рук, то обнаружил, что мой шедевр весь сполз с листа…
– Почему излюбленным жанром стали пейзажи?
– Наверное, потому что я очень люблю природу. В молодости увлекался водным туризмом, фотографией, рыбалкой. Отпуск часто проводил где-нибудь в тайге или на горной реке, вдали от шума городского… Природа чиста и неповторима в каждый момент своего существования. Я отдыхал там в полном смысле этого слова и чувствовал себя прекрасно. Нередко брал с собой этюдник и писал с натуры, чтобы не утратить навыки и запечатлеть необыкновенную красоту родного края.
Больше всего люблю писать осень, потому что в наших местах соседствуют хвойные и лиственные породы. И в сентябре – октябре причудливо переплетаются оттенки, кажется, всех цветов радуги. Это буйство красок вдохновит, наверное, любого, не говоря уже о поэте или художнике. К тому же осенняя дивная пора способствует размышлению и спокойному созерцанию, когда дышишь и не надышишься и оздоравливаешься от одного только воздуха.
В заключение хочется пожелать уважаемому почётному юбиляру долгих лет жизни, бодрости, неиссякаемого здоровья и радости от новых творческих находок.

Людмила ДИВЕЕВА, газета "Новокузнецк"
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter