RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 6 Ноября 2008

«Польские» учения

В 70-х годах мой отец, Владимир Николаевич Лешкевич, нёс срочную службу в войсках по охране воздушных границ СССР на территории Польши. Специальность – оператор обнаружения и наведения первого класса, звание – старший сержант. На одном из осенних учений их группу в составе четырёх человек отправили выполнять боевую задачу в другой район…
– Нас сняли прямо с дежурства, – рассказывает отец, – меня, оператора-высотомера Богуша (здоровенный такой был, под два метра ростом), шофёра-дизелиста Пытьева и старшего лейтенанта Осипчика. Была поставлена задача по взаимодействию и отработке наземных и воздушных военных сил. Подогнали какую-то чужую, совершенно нам незнакомую радиолокационную станцию (РЛС), выдали сухпаёк, и – вперёд, в назначенный район. Далековато, потому что целый день ехали. Прибыли в поле, выбрали возвышенное место. Стали разворачиваться, но до конца не успели – вдруг подкатывает танк. Оттуда выскакивают бойцы и давай нас выгонять с нашей горки: мол, куда вы встали, пошли вон отсюда... Мы, опешившие: как куда? Куда была задача встать, туда и встали. Наш Осипчик (непонятно было, с кем мы говорили – они же все в комбинезонах) обращается к самому горластому: «Товарищ полковник, мы же должны стоять на возвышенности, на открытой местности». «Товарищ полковник» смутился и сразу наполовину сбавил тон: «Я, говорит, не полковник, я старший лейтенант». Когда в званиях сравнялись, договорились уже по-хорошему. В сущности, танкистам-то мы помогать и прибыли: должны были доложить о появлении и определить местоположение «противника» – самолётов. Разве что развернули мы свою РЛС в самом «пекле» танковых учений.
– Мои бойцы в тумане и со сна вообще вас не увидят, растопчут и даже не заметят, – говорит нам старлей. – Вон туда становитесь, – и показывает километра на два дальше.
Растоптанными быть не хотелось. Сменили дислокацию, снова разворачиваемся, производим включение – всё, к работе готовы. Утром действительно был туман, так что танков мы не видели – прогремели где-то в стороне, прожужжали самолёты. Мы их «обнаружили», связались с командованием, доложили. Свою боевую задачу выполнили. День прошёл неплохо – в трудах по охране РЛС. Вот уже вечер, вот ещё ночь прошла. А еды только на двое суток взяли. Наутро мы уже начали «скрипеть», настаивать связь со штабом. После обеда, наконец, дают команду сворачиваться. Собрались мы за несколько минут и на повышенных скоростях – домой, в часть.
Едем, дело уже ближе к вечеру. Видим – стоит на дороге «Победа», нам машут и просят остановиться – у машины проколото колесо. Панове нас спрашивают: «Домкрата нет?» А мы им: «А зачем домкрат? Мы и так поднимем». Хочется же показать свою бравую армейскую подготовку. Они всё нас спрашивают: «Как вам не зимно?» «О, да нам где ж зимно, мы из Сибири», – орлы, в общем. Внутри две девчушки-паночки сидели. Вот вместе с ними машину и подняли. Полячки потом выскочили из салона, давай нас угощать. Мы, конечно, деликатно отказываемся, но сутки без еды – тут уже солдатам не до сантиментов. Махом схрустели их яблочки да сухарики.
А время подгоняет, к ужину бы поспеть. Погрузились, и дальше в путь. Водитель Пытьев, я и Осипчик в кабине ЗИЛа сидели, в индикаторной РЛС – Богуш, далее на прицепе – «чипок» (электростанция). Придавили на газ, а дороги у поляков узкие, горбатые, булыжником выложены. Станцию начало болтать. Ну и занесло нас. ЗИЛ встал поперёк дороги, упёрся в каштан, чипок набок завалился. Когда мы втроём – я, Пытьев и Осипчик – из кабины выскочили, нашим глазам предстала такая картина: Богуш торчит под проломленным потолком индикаторной, лоб его где-то снаружи, глаза внутри, очень круглые и испуганные. И беззвучно открывающийся рот. Мы понять не можем – то ли нас контузило, то ли это Богуш дар речи потерял. Кровь вовсю течёт по его лицу, в общем, страшная картина. Кое-как мы расковыряли фанеру и высвободили нашего оператора. А тут и поляки подъезжают – те, которым мы пять минут назад помогли.
Заохали, захлопотали, всего Богуша зелёнкой поперемазали, перебинтовали – чисто боец только что с фронта. Паны стали другие машины останавливать, помогать расцеплять, из кювета вытаскивать. Обнаружили, что у РЛС угол свёрнут, заехали на хутор, молотками её там «подправили». Уже не торопясь, к полуночи украдкой мы въехали в КПП, сдали станцию и Богуша – в санчасть.
Вот такая командировка у нас вышла. А за выполнение поставленной задачи нам была объявлена благодарность.

Анастасия ЛЕШКЕВИЧ, газета «Новокузнецк»
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter