RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 13 Ноября 2008

К 125-летию И.П. Бардина. Человек великих свершений

Он производил впечатление угрюмого, хмурого человека. Был немногословен, говорил короткими чёткими фразами, не терпел болтунов. При самой большой занятости был абсолютно пунктуален: если назначал совещание, то никогда не опаздывал на него и требовал того же от других. Не боялся брать на себя ответственность, принимать решения единолично. Имея колоссальную эрудицию, не стеснялся сказать: «По этому вопросу лучше проконсультироваться у кого-нибудь из прорабов». Ценил людей за их знания, умение работать, а не за дипломы.
Говорил: «Дипломы показывайте в отделе кадров, а мне – работу». Память у него была удивительная. Он мог посоветовать: «Лет 15 назад в таком-то американском журнале была напечатана статья по интересующему Вас вопросу, она Вам поможет». Когда его кандидатуру выдвинули в академики, некоторые засомневались: у него же нет научных трудов! И тогда слово взял нарком Серго Орджоникидзе: «Его научный труд – это построенный на пустом месте и пущенный в эксплуатацию в невиданно короткий срок Кузнецкий металлургический комбинат»!

Зимой 1929 года столбик ртути в термометре редко поднимался выше 30 градусов мороза. На строительной площадке Кузнецкстроя день и ночь горели костры, отогревая промерзшую землю. И ранним утром и глубокой ночью фигуру главного инженера И.П. Бардина в полушубке и валенках можно было увидеть то на одном, то на другом объектах. Он трудился почти сутками, удивляя своей работоспособностью иностранных специалистов, которые по контракту трудились на строительстве комбината. А ведь известному на всю страну металлургу тогда было уже 46 лет.
И.П. Бардин прожил долгую жизнь, прошёл большой путь от крестьянского парня до ученого с мировым именем, крупнейшего инженера-металлурга, государственного деятеля.
Родился Иван Павлович 13 ноября 1883 года в селе Широкий Уступ Антарского уезда Саратовской губернии в семье портного. Окончил Мариинское земледельческое училище, которое готовило управляющих помещичьими имениями, затем поступил в Александрийский сельскохозяйственный институт. Казалось бы, профессиональная судьба предопределена – полем деятельности будет сельское хозяйство. Но в годы первой русской революции его исключают из института за участие в студенческом движении. Он уезжает в Ставропольскую губернию работать землемером, а затем вдруг круто меняет жизненный вектор – поступает в Киевский политехнический институт, по окончании которого в 1910 году получает диплом инженера-технолога.
Сразу же встал вопрос: что делать дальше? Устроиться на работу в России русскому инженеру было труднее, чем иностранцу. И он отправляется на поиски её в США. С двумя долларами в кармане, оставшимися от покупки билета, оказывается в городе Мулен штата Иллинойс. Приехал ночью, а утром уже работал на заводе «Дир-Компани», в цехе сборки культиваторов. Потом – завод «Гапрд-Пар», производивший тракторы, и, наконец, завод «Гэри» близ Чикаго, где ему удалось устроиться рабочим в прокатный цех.
В 1912-м он вернулся на родину и начал трудиться в техническом бюро Юзовского металлургического завода. Начальником доменного цеха там был знаменитый на южных заводах России доменщик Михаил Константинович Курако, уникальный металлург-самоучка, прославившийся тем, что мог за три дня раскозлить доменную печь. Это была встреча двух могикан от металлургии, настоящего и будущего, учителя и ученика. Она «совершила переворот в моей жизни…, меня Курако научил не только работать, не только сделал меня опытным металлургом…, но научил мечтать о металлургической технике», – вспоминал позднее И.П. Бардин. В этом же 1912 году акционерное общество Кузнецкие каменноугольные копи («Копикуз») получило в концессию большую часть Кузбасса, а с ней и монопольное право на угледобычу, добычу и обработку железных руд сроком на 60 лет. В 1915 году акционеры приглашают к сотрудничеству М.К. Курако, поставив перед ним цель построить в Западной Сибири современный металлургический завод. В Кузнецке выбрали Горбуновскую площадку, но оказалось, что земля принадлежит церкви, по закону её нельзя было ни купить, ни взять в аренду. Акционеры «Копикуза» начали присматривать другое место. Около Осинников нашли Шушталепскую площадку. Курако приступил к подготовительным работам. Построили магазин, несколько бараков и домов для специалистов, стали завозить строительные материалы. Но приближался 1917 год. Революция, потом гражданская война, в Сибири – роговщина, колчаковщина. Только к началу 1922 года появилась возможность продолжить ранее задуманное. Но по дороге из Гурьевска в Новокузнецк Михаил Константинович заболел оспой и умер. План строительства металлургического завода «Копикуз» так и не осуществил. Вскоре земля была национализирована. Идею капиталистов воплотила в жизнь Советская власть с помощью американской фирмы «Фрейн», главным проектировщиком Кузнецкого металлургического комбината.
Иван Павлович Бардин к этому времени стал известным металлургом. Работал главным инженером Енакиевского завода, где в тяжёлые годы гражданской войны и разрухи сумел организовать производство чугуна. В 1923 году Бардина направили в командировку за границу: он побывал на заводах Бельгии, Англии, Германии. Вернувшись, некоторое время работал в тресте «Югосталь», а в конце 1924-го уехал на Макеевский металлургический комбинат. В 1925 году его назначают главным инженером Днепровского завода имени Дзержинского. Под его руководством разрушенный завод был восстановлен и расширен, 50-тонная мартеновская печь переоборудована на 100-тонную. В то время это был самый мощный мартен в СССР. Бардин принимает активнейшее участие в разработке проектов реконструкции других заводов Юга. Не удивительно, что когда было решено построить в Кузнецке металлургический завод, первенец промышленного освоения природных богатств Сибири, техническое руководство строительством было поручено ему. И.П. Бардин вспоминал: «Я был горд и счастлив, что именно на меня пал выбор строить завод в Сибири, в крае, который многих отпугивал своей суровостью и дикостью». Началась самая яркая страница его трудовой биографии.
Поразительно: первенец первой пятилетки легендарный Кузнецкстрой был построен всего за тысячу дней! В июне 1929 года начали копать первый котлован, а 14 февраля 1932 года на комбинате получили первый кокс, 3 апреля – первый чугун, 19 сентября – первую сталь, 30 декабря – первые рельсы. Таких темпов строительства история ещё не знала. К 1936 году Кузнецкий металлургический комбинат работал уже в полную силу. Были освоены и местные угли, и местные руды. Крупнейшие в СССР доменные печи, прокатные станы были признаны новейшим достижением мировой техники. Бардин блестяще оправдал возложенную на него миссию. Он не только построил завод, создал замечательную школу кузнецких металлургов, инициировал открытие Сибирского металлургического института, он возвел город, который невероятными темпами рос вместе с заводом и благодаря ему, не случайно Новокузнецк называли городом большого развития. Великий металлург получил самую высокую награду – воочию увидел результат своего труда, дело своих рук и разума. Кузнецкстрой стал самой большой любовью Ивана Павловича. Он завещал похоронить его в кузнецкой земле, где покоится прах М.К. Курако. И хотя завещание не было исполнено, память о главном инженере Кузнецкстроя бережно хранится в сердцах новокузнечан. Имя Бардина носят она из улиц нашего города, научно-технический музей и научно-техническая библиотека ОАО «НКМК», в сквере на проспекте Металлургов установлен бюст, в здании заводоуправления – мемориальная доска. В научно-техническом музее есть мемориальный кабинет Бардина, экспонаты для которого в 1963 году из Москвы в Новокузнецк привезла жена Ивана Павловича Лидия Валентиновна. Шкафы с книгами, рабочий стол, папки с документами, орденская книжка, удостоверение депутата Верховного Совета СССР, фотографии, настольный календарь – всё подлинное, бардиновское. Главный инженер «вернулся» туда, где живёт дело всей его жизни.
В 1937 году И.П. Бардин был назначен главным инженером Главного управления металлургической промышленности Наркомтяжпрома СССР, с 1938 года возглавлял Технический Совет того же наркомата и стал членом Совета по металлургии и химии при Совнаркоме СССР. В годы войны стал заместителем председателя комиссии по мобилизации ресурсов Урала, Сибири и Казахстана на нужды обороны. После войны много сделал для восстановления южной металлургии. Важным этапом в этот период было досрочное восстановление завода «Запорожсталь». Одновременно руководил Ленинградско-Мурманской экспедицией, обосновавшей сырьевую рудную базу и экономику северо-западной металлургии и строительство Череповецкого металлургического комбината.
В науке академик И.П. Бардин организационно завершил работу, начатую прогрессивными русскими учёными-металлургами. В 1939 году при его активном участии был создан Институт металлургии АН СССР, в котором в 50-е годы были сконцентрированы все направления металлургической науки. Бардин выступал за тесный союз науки и производства, видя в такой связи не только широкую научную помощь производству, но и обратное влияние промышленной техники на развитие науки. Заняв пост заместителя народного комиссара чёрной металлургии СССР, Иван Павлович поставил задачу создания заводских лабораторий, научно-исследовательских институтов. Эта работа была прервана войной, но уже в начале 1944 года Бардин снова вернулся к идее организации Центрального научно-исследовательского института чёрной металлургии и добился от правительства положительного решения, несмотря на то, что Великая Отечественная ещё была не закончена. Его директором он был до конца своей жизни, так же как и вице-президентом Академии наук СССР.
Страна высоко оценила заслуги академика Бардина. Он был удостоен звания Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской и Государственной премий, награжден семью орденами Ленина, медалями. Бардин был велик не только в труде. Соратники вспоминали, что характерной чертой Ивана Павловича была его принципиальность. «Никогда не заглядывайте в рот начальству, делайте так, как подсказывает вам совесть и сердце», – говорил он. К нему часто обращались с просьбами помочь устроить ребёнка в детский сад, положить в хорошую больницу. Он никому не отказывал в помощи. Свою зарплату часто переводил нуждающимся семьям друзей, в частности, семье Курако, Гребенникова.
До последних мгновений жизни Бардин был полон творческих замыслов. Он умер 7 февраля 1960 года через несколько минут после того, как закончил речь о перспективах развития чёрной металлургии на заседании Госплана СССР. «Это всё, что я хотел сказать», – были его последние слова. Он ушёл так же стремительно, как и жил, навсегда вписав своё имя в историю металлургии – «одной из самых захватывающих и романтических отраслей производства».
Редакция благодарит музейный центр ОАО «НКМК» и его начальника Л.И. Тимофееву за предоставленные материалы.

Татьяна Минеева, газета «Новокузнецк»
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter