RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 20 Ноября 2008

Осенний призыв и новая волна военной реформы

Коротко о хорошем: в смутные 90-е количество «уклонистов» от призыва на военную службу достигало в отдельные годы 40 тысяч человек, в 2007-м их было 12,5 тысячи, а во время весеннего призыва нынешнего года эта цифра сократилась до 5,8 тысячи человек по стране.
Я с удовлетворением узнал из первых уст – от начальника отделения призыва военного комиссариата Центрального и Куйбышевского районов подполковника Евгения Томилова о том, что к помощи милиции для препровождения призывников на сборный пункт военкомат больше не прибегает. И это притом, что нагрузка по призыву возросла вдвое – со 110 человек прошлой весной до 220 – нынешней осенью. Растёт количество случаев, когда руководители предприятий отказывают в конкурсном приёме на работу даже дипломированным мужчинам только на том основании, что они не служили в армии.
В Государственной думе всерьез поговаривают о перенятии опыта Германии, Швейцарии, Израиля и некоторых других стран, в которых «уклонистам» от военной службы навсегда закрыта дорога в органы законодательной и исполнительной власти. Пусть медленно, со скрипом, но в общественном сознании начинает происходить положительный перелом в отношении к вопросу о призывной или контрактной армии. К сожалению, у нас всё ещё распространено заблуждение, что контрактная армия – это и есть армия профессиональная. На самом деле – это армия наёмная. Настоящий профессионал – тот, кто в военной службе видит своё призвание и идёт в военное училище, чтобы стать офицером. За редким исключением в контрактники идут не те, кто видит в военной службе своё призвание, а те, кто не нашел своего места в гражданской жизни, то есть – потерпел поражение при вступлении в самостоятельную мирную жизнь. Для развитых стран закономерностью является то, что призывники в большинстве случаев превосходят наёмников по уровню боеспособности и интеллекту. Да и у нас по истечении четырёх лет (2004 – 2007) выполнения Федеральной целевой программы (ФЦП) по переводу соединений и частей на контрактную основу главком сухопутных войск генерал армии Владимир Болдырев недавно заявил: «Уровень обученности воинских частей, укомплектованных контрактниками, практически не отличается от показателей воинских частей, укомплектованных военнослужащими по призыву». (ВПК, №43, 11.11.08). Ему вторит доклад Общественной палаты РФ: «Ошибки, заложенные при планировании ФЦП, привели к тому, что текучесть кадров-контрактников стала нормой, ротация военнослужащих-контрактников в частях постоянной боевой готовности осуществлялась сотнями…» (там же, стр.5).
А ведь на выполнение уже израсходовано 200 миллиардов рублей! С другой стороны – боеспособность призывной израильской армии, в которой служат даже девушки, на голову выше наёмной американской. И если бы какой-либо израильский политик или журналист посмел употребить публично термин «призывное рабство» (так полюбившийся некоторым нашим либералам) применительно ко всеобщей воинской обязанности, то его сочли бы или сумасшедшим, или врагом еврейского народа.
Всё большее число наших граждан начинает понимать, что принцип комплектования армии никак не связан с экономическим уровнем развития страны. Вопрос в том, для какой цели строится армия?
Ответ мировой военной истории однозначен: если армия создана для завоеваний и захватов, то лучший способ комплектования – наёмный; если для защиты собственной территории, то, безусловно, – призывной, позволяющий создавать и иметь обученный мобилизационный резерв. Ни в одной стране мира никогда наёмная армия не выигрывала оборонительную войну. Среди стран с подобными армиями (их в мире всего 60) две трети – это армии США, Англии и их бывших колоний. И США, и Англия – океанические страны. Для них главные виды ВС – авиация и флот, которые заведомо более профессиональны, чем сухопутные войска. Последние у них традиционно привлекаются для захватов и интервенций (США и сегодня имеют военные базы в 140 странах мира).
Но одно дело – отправиться в заморские страны, чтобы пострелять «туземцев» и заработать на этом, и совсем другое – готовиться к тому, чтобы до последней капли крови защищать родную землю. России нужна армия-защитница. По стране весной 2008-го призыву подлежали 133,2 тысячи молодых людей в возрасте от 18-ти до 27 лет. Нынешней осенью – 219 тысяч, больше на 86 тысяч: ведь нынче в запас увольняются одновременно те, кто призывался на два года и половина тех, кто был призван на полтора. Значительно увеличилось количество призывников с высшим образованием: если в 2007-м их они составляли 13,5 процента от общего числа, то уже весной 2008-го - 21,5 процента. Это – положительный факт. В определённой степени это произошло благодаря тому, что количество отсрочек с 26 сократилось до 21. Но этого недостаточно. Уже в 2009-ом году призыв увеличится по указанным выше причинам ещё наполовину. В той армии, которая нужна России, должны служить все, включая студентов, естественно, кроме тех, кто не может по медицинским показаниям. По свидетельству начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС генерала В. Смирнова, среди призывников, не имеющих права на отсрочку, – 30 процентов не пригодны к военной службе по состоянию здоровья (у нас в городе эта цифра выше на треть), а половина из оставшихся имеют ограничения по этой же причине и не могут быть отправлены в режимные части. И дело не только в экологическом неблагополучии региона. Дело – в образе жизни юношества, в недостаточной мотивации к подготовке к службе в Вооружённых силах, в «немодности» физической и спортивной подготовки у большинства будущих воинов, в отсутствии навыков владения какой-либо техникой, навыков коллективной жизни. Жизнь в казарме – жизнь коллективная, оружие нашей армии – тоже коллективное. Из своего служебного и боевого опыта (25 лет в строю, 16 лет в запасе) я очень хорошо знаю, что и один телесно хилый и духовно слабый солдат может в трудную минуту оказаться непоправимой обузой для экипажа, расчёта, а то и для целого взвода и роты. А в бою – способен стать причиной гибели своих сослуживцев и своей собственной. Поэтому допризывная военная, военно-техническая и общефизическая подготовка – не личное (по принципу: хочу – занимаюсь, не хочу – не занимаюсь) дело. Это наша общая, государственная задача. Представить трудно положение командира взвода или роты, к которому на один год пришёл служить солдат, еле как окончивший девять классов и ничего тяжелее банки с «Клинским» в руках не державший! Не сомневаюсь, что уже в ближайшее время будет пересмотрено положение и расширены обязанности донельзя коммерциализованной организации РОСТО (ДОСААФ). Но на это уйдёт время. А ждать нельзя.
Осенний призыв совпадает по времени с новой волной военной реформы. Резко сократится количество и численность управленческих звеньев, старших офицеров и генералов, центрального аппарата МО РФ; от громоздкой схемы «военный округ – армия – дивизия – полк, армия» перейдёт к более управляемой и мобильной схеме «округ – оперативное командование – бригада». Уменьшится количество сокращённых и кадрированных частей и всякого рода баз и складов, в которых солдат несёт караульную службу «через день – под ремень» и превращается в сторожа, возрастёт интенсивность боевой подготовки. Кроме того, пятидневный юго-осетинский конфликт, наконец, заставил нас перейти от многолетней риторики о необходимости перевооружения к процессу реального перевооружения.
В ближайшие годы солдат Российской армии резко изменит свой облик и свою вооружённость. Достаточно сказать, что автомат Никонова в несколько раз (!) превосходит по кучности стрельбы знаменитый АК и не имеет аналогов в мире. Будем надеяться, что у правительства достанет воли и ответственности, чтобы, невзирая на кризисы, изыскать возможность достойно переоснастить нашу армию.
И каждому же из нас нужно определиться: служба в армии – это удел неудачников и способ заработка для люмпена или – священная обязанность? Вопрос можно поставить и по-другому – мы, граждане России, заинтересованы в существовании своей страны или нет? Потому что если в армию идет 20 процентов призывного контингента, причем из социальных низов, то ни о какой священной обязанности, ни о каком качественном резерве речи быть не может.

Юрий АЛЯБЬЕВ, газета «Новокузнецк»
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter