RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 5 Марта 2009

Признание даёт крылья

В феврале в Москве прошла традиционная церемония награждения лучших врачей России 2008 года. Среди 67 докторов различных специальностей, работающих в разных городах, посёлках и сёлах страны, была и новокузнечанка Елена Владимировна Захарова, врач-инфекционист городской клинической больницы №8.
Мне казалось, что лучшие врачи России работают в современных, красивых, оборудованных по последнему слову медицинской техники, лечебных учреждениях. А тут – скромная больница на улице Медицинской на горе за хладокомбинатом в окружении домов частного сектора. До прошлого года здесь даже горячей воды не было, и отапливалась она с помощью собственной котельной, рядом с которой с одной стороны возвышалась куча угля, а с другой – шлака. И хотя сегодня инфекционная клиническая больница №8 перешла на централизованное водо– и теплоснабжение, внутри неё мало что изменилось. Она будто застряла в прошлом времени: так в советские времена выглядели сельские больницы. Тем удивительнее было узнать, что диагностика инфекционных заболеваний здесь не хуже, чем в Питере и Москве, из десяти врачей двое – кандидаты медицинских наук, на базе больницы работают кафедра инфекционных заболеваний Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей, Новокузнецкое общество врачей-инфекционистов, лучший врач России 2008 года Елена Владимировна Захарова тоже трудится здесь.
Из семьи потомственных врачей, с выбором профессии она определилась ещё в детстве. В 1987 году окончила факультет педиатрии Томского медицинского института. За три года работы в детской городской клинической больнице №3 зарекомендовала себя грамотным, перспективным специалистом, поэтому была приглашена заведовать кишечным отделением в 6-ю детскую больницу. «Там меня заметила заведующая кафедрой инфекционных болезней Новокузнецкого ГИДУВа, профессор, доктор медицинских наук Элла Марковна Осна. Под её руководством я стала активно заниматься научной деятельностью, поступила в клиническую ординатуру, которую с отличием закончила в 1993–м году, получила сертификат врача-инфекциониста высшей категории», – рассказывает Е.В. Захарова. С таким солидным профессиональным багажом она пришла работать в городскую клиническую больницу №8.
Здесь ей сразу же выпал шанс доказать самой себе и коллегам, что в эпидемиологии она человек неслучайный. В 1994 – 1996 годах в Новокузнецке фиксируется вспышка дифтерии, стационар переполнен тяжёлыми больными, инфекционисты работают в авральном режиме. Елене Владимировне приходится снова садиться за учебники: на базе первой городской клинической больницы она учится на курсах усовершенствования врачей и получает вторую, а вернее, уже третью медицинскую специальность – отоларинголога. Параллельно занимается научными исследованиями нейроинфекций. Совместно с коллегами разрабатывает метод лечения гнойных менингитов, который врачи называют маятниковой ликворосорбцией, а непосвящённые в тайны медицинской терминологии пациенты – чисткой спинномозговой жидкости. Её пропускают через сорбент и таким образом максимально извлекают патогенных микробов из организма, после чего больной быстро идёт на поправку. «Впервые такую методику в Новокузнецке применили нейрохирурги для лечения попавших под завал шахтёров, у которых из-за синдрома длительного сдавливания развивается посттравматический менингит, – объясняет Е.В. Захарова. – Мы, инфекционисты, взяли метод на вооружение и получили блестящие результаты. Проблеме лечения гнойных и серозных менингитов у взрослых Елена Владимировна посвятила свою кандидатскую диссертацию, которую успешно защитила в Новосибирском медицинском институте. В 2008 году врач-инфекционист кандидат медицинских наук Захарова возглавила отделение нейроинфекций больницы №8.
Я бы сравнила врачей-инфекционистов с исследователями космоса, но только того, который внутри нас. Голливудские фильмы в стиле фэнтези о микроорганизмах, угрожающих существованию цивилизации, не такая уж и выдумка. Организм человека всегда был, есть и будет мишенью для болезнетворных микробов – бактерий, грибов, вирусов. Вспомним жестокие пандемии, которые уносили десятки и даже сотни тысяч жизней: чума, холера, брюшной тиф. Медицине потребовалось ни одно столетие, чтобы найти оружие и одержать победу над этой армией возбудителей опасных заболеваний. Но на смену им пришли новые инфекции: вирусы иммунодефицита, атипичной пневмонии, птичьего гриппа. «Врачи всегда будут иметь дело с мутированными штаммами, а значит, и с новыми болезнями, поэтому наша профессия на века, – считает Елена Владимировна. – Инфекционисты создают эпидемиологический щит государству. Только государство не всегда понимает важность этой работы. Если инфекционная служба страны будет финансироваться по остаточному принципу, как это происходит сейчас, а число стационаров и коек неуклонно сокращаться, развитие эпидемий, пандемий весьма вероятно. В 2007 году я была на седьмом съезде инфекционистов в Нижнем Новгороде. Ведущие специалисты прогнозируют в будущем рост инфекционной заболеваемости».
Иллюстрация к словам Е.В. Захаровой – ситуация в городах юга Кузбасса, где закрыты все инфекционные лечебные учреждения. Новокузнецкая клиническая больница №8 – единственный профильный стационар, но и здесь вместо прежних 300 коек осталось 130. Ежедневно в «восьмёрку» скорая помощь привозит до 20 пациентов из Мысков, Калтана, Осинников, Междуреченска, Таштагола, порою в тяжелейшем состоянии. Начнётся сезон клещевого энцефалита, их будет ещё больше. Палаты переполнены, нет надлежащих условий для содержания больных. «На фоне интенсивного развития кардиологии, онкогематологии, педиатрии инфекционная служба выглядит очень печально, – сетует Елена Владимировна. – Я считаю, что в каждом городе должны быть хотя бы инфекционные койки при многопрофильном стационаре. Везти пациента, допустим, с менингококковой инфекцией за три девять земель опасно, ведь можно и не довезти живым. 4 января мы едва не потеряли 30-летнюю женщину из Осинников, потому что неправильно был поставлен диагноз местными врачами».
Летальность больных с нейроинфекциями небольшая – две, три сотых процента, но за ними чьи-то не прожитые до естественного конца жизни. Для врача это всегда боль, бессонные ночи, бесконечный мысленный диалог самим с собой даже тогда, когда смерть пациента, как говорят доктора, была непредотвратимой. Клинический, патологоанатомический разборы причин летального исхода позволяют врачам всякий раз вынести что-то новое, дают надежду избежать в последующем подобных случаев. «Только чувство тяжести на сердце не проходит очень долго, – делится сокровенным Елена Владимировна. – Появляется неуверенность, чувство, что всё начинаешь с нуля. В идеале летальных исходов от инфекционной патологии не должно быть вообще, ведь современные тест-системы позволяют диагностировать все известные инфекционные заболевания по капельке крови больного. От того, как быстро мы выйдем на правильный диагноз и правильно назначим стартовую терапию, зависит не только здоровье человека, но и его жизнь. Но для этого он должен вовремя попасть в стационар».
В последнее время всё чаще встречаются случаи, когда человека вроде бы ничего не беспокоит, но есть постоянная усталость, депрессия. Надо искать инфекцию, считают специалисты 8-й больницы. На кафедре инфекционных заболеваний ГИДУВа разработан перечень обязательных обследований. В лаборатории проводят очень кропотливый и тщательный анализ всех жидкостей организма: сеют кровь, мочу, желчь и так, шаг за шагом, находят причину недомоганий. Докторами написано несколько научных статей, посвящённых этой проблеме. «Недавно была очень интересная пациентка с актиномикозом, – вспоминает Елена Владимировна. – Она лечилась у терапевтов, гинекологов, и только инфекционисты вышли на правильный диагноз, по результатам которого была проведена научно-практическая конференция, на которую пригласили врачей смежных специальностей».
Захарова убеждена, что Новокузнецку как главному медицинскому центру юга Кузбасса нужна типовая больница – многопрофильный инфекционный стационар, где были бы собраны все подразделения инфекционной службы города. Сегодня помимо 8-й больницы у нас есть инфекционное отделение в 29-й, куда госпитализируют взрослых пациентов с кишечной инфекцией, и в 6-й детской. Типовое медицинское учреждение собрало бы все разрозненные инфекционные структуры под одной крышей, объединило бы общим руководством, общими принципами ведения больных, едиными стандартами. На днях доктор медицинских наук профессор З.А. Хохлова уезжает на очередной конгресс в Москву. Она везёт с собой письмо с просьбой обратить внимание на удручающее состояние инфекционного стационара в Новокузнецке. С этим письмом врачи связывают большие надежды на перемены к лучшему.
«Что для врача признание?», – спрашиваю Елену Владимировну. «Это условие успешного существования в профессии, – отвечает она. – Я это отчётливо поняла, когда получила в Кремле звание лучшего врача России. Без признания обществом у врачей опускаются руки, прекращается профессиональный рост, пропадает желание идти на работу, что-то создавать и доказывать. Признание даёт крылья, чтобы подниматься к новым профессиональным высотам».

Татьяна МИНЕЕВА, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter