RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 17 Марта 2009

Всё поставить на карту…

Если остались ещё в нашем высокотехнологичном мире профессии, которые овеяны романтикой тайги, дымом вечерних костров и песен под гитару, то геодезисты и топографы из их числа. Второй выходной марта – знаменательная дата в жизни этих истинных первопроходцев.
Только после точных привязок и топографических съёмок, картографических работ, которые они делают в необустроенных, порой опасных условиях, разворачивают свою деятельность геологи и изыскатели, строители и горняки – словом, представители практически всех профессий, осваивающих новые территории. Ветераны топографической разведки А.Г. Лотрий, А.Н. Носовец, Н.Н. Жиряков и Ф.А. Гумеров, с которыми нам удалось пообщаться, составляли карты месторождений и геологических объектов в Кузбассе и Алтайском крае. Волею судьбы Международный женский день нынче совпал с профессиональным праздником топографов и геодезистов, о чём они не преминули весело пошутить. Ещё один повод их поздравить: в марте 1949 года в Сталинске была организована топогеодезическая экспедиция, в составе которой мои собеседники трудились в разные годы. Масштабная геологическая разведка развернулась в нашей области в послевоенное время, когда стране остро необходимы были самые разнообразные полезные ископаемые…
Большинство геодезистов и топографов практикуют «в поле». Это значит, что они собираются и на месяц – на полгода уезжают в тайгу, бескрайние поля, в леса или болота, где работают без выходных, пока позволяет погода. Согласитесь, далеко не каждый человек, привыкший к определённому комфорту, стремится в таёжные дали, где он волей-неволей становится пищей для разных насекомых, где на «неведомых дорожках» помимо «следов невиданных зверей» его подстерегают сучки, пеньки и кочки, где банька – настоящая роскошь, а временной обителью становится палатка или, в лучшем случае, зимовье. И, наверное, без чувства юмора, оптимизма в таких условиях не обойтись.
– Такая романтика сейчас не очень-то привлекает современную молодёжь, – улыбаясь, говорит Фиат Ахметович Гумеров. – А мы ночи просиживали у костра, когда бывалые геодезисты и геологи рассказывали нам разные байки, пели песни под гитару. Не думали, что в семь – восемь часов нам надо будет вставать и идти в горы или тайгу. Что нас ждёт жара, высоченная трава, тучи паутов и комаров, под ногами будут ползать змеи, а где-то в тайге с шумом валить деревья медведи. В такие моменты, конечно, думаешь – какую же себе специальность выбрал! А потом вечером приходишь, в речке искупаешься, с аппетитом наешься, отдохнёшь и забываешь, что завтра опять ждёт непроходимый лес и комары…
И всё же, кто пробыл в тайге один сезон, уже обязательно туда вернётся, уверены топографы. А бытовые сложности походной жизни, для нас непривычные, для них уже в удовольствие.
– Вот я, например, уже с Нового года жду не дождусь, когда снова поеду в тайгу, – признаётся Николай Николаевич Жиряков. – Есть в нашей работе свои плюсы: и рыбалка, и сбор грибов, ягод, колбы… Разные ситуации складывались при выполнении инженерных изысканий. Специфика работы топографов такова, что её приходится осуществлять в любых условиях и в различное время года: в жару и в холод, в дождь и снежные заносы.
– Однажды мы разведывали в декабре месторождения железной руды под Междуреченском, – вспоминает Фиат Ахметович. – В это время очень короткий световой день. Пока дойдёшь от домика на лыжах до места работы, начинает темнеть. Решили взять с собой палатку с утеплителем, печку, пилу, топоры. Разбили лагерь прямо в зимнем лесу. Затопили печку. А на утро у нас в палатке минусовая температура, даже волосы примёрзли к стенке…
Немало подобных историй может вспомнить и Александр Григорьевич Лотрий. Ведь в профессии он с 1957 года! Приехал в Сталинск по направлению из Саратова. Попал в Распадскую топографическую партию под Междуреченском. Там проработал до 70-го года, разведывал месторождения угля, железной руды. После – возглавлял топогеодезическую экспедицию.
– Наша задача была – обеспечить геологов картматериалами, – пояснил он. – Трудно, конечно, приходилось, но кто-то же должен был это делать. Вот только не все месторождения, которые мы наносили на карты, сейчас освоены. По разным причинам. К примеру, в труднодоступном районе на Каныме мы провели два сезона, вынесли на карту 120 квадратных километров. Но запасы железной руды там не осваиваются, поскольку нет дороги. А железную руду на вертолёте не вывезешь.
Вот в такой глуши и вели работы топографы, многие и многие сотни километров хожено ими по бездорожью. Как-то в 60-х годах ранней морозной весной, по снегу Александру Григорьевичу пришлось нести ящик для голосования на расстояние в 50 км и в тот же день возвращаться обратно… По привычке уже, будучи давно на пенсии, А.Г. Лотрий практически везде ходит пешком.
– Ну что ж, я себе счётчик на ноги не ставлю, – отшучивается он.
В настоящий период в топографо-геодезическом и картографическом производстве произошла настоящая техническая революция. На смену старым и громоздким оптико-механическим инструментам, мензульной съёмке пришли светодальномеры и универсальные фотограмметрические приборы. Современная техника позволяет за полчаса выполнять замеры, на которые требовалось раньше два – три месяца. Но даже сверхточный аппарат может подвести в тайге. А работу выполнять надо. Тогда достают топографы старые добрые приборы: нивелир, теодолит, линейку…
Сетуют мои собеседники на то, что отношение сейчас к геологии не то, что раньше. А разведывать ещё можно многое, убеждены они. «Кузнецкая землица», как когда-то звался наш регион, может раскрыть ещё немало своих тайн и подземных кладовых…

Дина ПРУДЬКО, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter