RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 19 Марта 2009

«Я - партер и галёрка»

Сергей Шутов – человек мало сказать разносторонний – он, пожалуй, всеобъемлющ в своих твор-ческих пристрастиях. Художник. Скульптор. Поэт: «Я – Весна, я – Любовь, я – Прозренье... Я – стихов твоих озаренье... Я дарую второе зренье... Я – Весна, я – Любовь, я – Прозренье...»
Занимался дизайном интерьера частных квартир и общественных городских учреждений, создавал авангардные причёски смелым дамам, ставил дефиле модельным агентствам. Несколько послед-них лет радовал наш летний Артбат искусством боди-арта. Ко всему прочему, Шутов – неугомон-ный балагур и большой эрудит со способностью к метким наблюдениям и замечаниям. В общем, ему было что рассказать на своём творческом вечере, состоявшемся в библиотеке им. Гоголя. В начале 90-х Шутов основал поэтический театр «Пилигрим», подтянув к себе талантливую лите-ратурную молодёжь. Там начинали Владимир Угрюмов, Владимир Пальчиков, Валерий Куличен-ко – ныне известные в городе поэты и барды.
Нынешний творческий вечер был задуман как попытка воссоздания театра. Маэстро, сидя у лампы с зелёным абажуром, читал стихи той самой давности лет.
Происходившее в это время на экране, в чёрно-белом варианте и без звука (в стиле старого добро-го немого кино) демонстрировало увлечённость и энтузиазм молодости былого «Пилигрима». На вечере же образца 2009 года, видимо, исходя из широты интересов главного героя, намешали всего понемногу: поэтические монологи и видеообзор, в котором друг за другом следовали (по-мимо театральных воспоминаний) какой-то джазовый концерт как иллюстрация к поэме «Моя Америка», картины космоса и природы, демонстрация оскароносного артхаусного ролика «Тан-го», фотопоказ новокузнечанок с модельными данными. Ко всему этому в конце присоединились гитарная лирика в исполнении Ольги Брыковой и нежная поэзия Ольги Комаровой.
...Диковинная вещь – «Моя Америка». Она оказалась страною, где автор никогда не был, однако знаком с нею по рассказам друзей, прочитанным книгам, продукции голливудской киноиндуст-рии. Так в поле зрения поэта попали праздные Гавайи и Флорида, проблемы расизма на примере индейцев и чернокожих стриптизёрш, суета сует большого города, «плач безработного» времён Великой депрессии. Нам тоже эта жизнь давно стала близка и понятна, «мы все сейчас немного американцы» – обронил Шутов.
О нас самих он рассказал в другой поэме – «Поезд»: «тот, куда мы все запрыгнули в 93-м и поеха-ли». В целом, в его стихах наблюдается много социального, причём окрашенного фирменно-«шутовским» иронично-грустным созерцанием. Вроде «Серая действительность – это я и есть». Проза жизни, кстати, необособленная и от поэтики возвышенных чувств: слушаешь и думаешь, что так любить, пусть даже много и часто, могут только настоящие поэты: «И трепетные птицы рук твоих согреются в моих больших ладонях. А сверху звёзды тихо засмеются: «Кто в чьи силки попал?»
Что до художественного творчества Сергея, то с его творениями можно ознакомиться, спустив-шись на нижний этаж библиотеки в салон «Художник», или зайти в актовый зал – там размещена его портретная графика. Галина Иванова, искусствовед и куратор салона, назвала выставку «...И партер, и галёрка», позаимствовав строчку из стихотворения Шутова. «Я всё в себе совмещаю: и публику разновозвышенную – партер и галёрку, и критика-рецензента, и режиссёра, и актёра на сцене...», – говорит Шутов.
В его работах – та же сближенная с жизнью философия. Ведь по мысли художника «картины – это все мы». И скрипач у помойки, и влюблённые Ромео с Джульеттой, и отдыхающая где-то на юге пара, и пейзажи с напряжённо-грустными, дождливо-ветреными сюжетами. Которые часто нане-сены прямо на картон, без грунтовки, красками, что окажутся под рукой, – местами даже теми, что окрашивают пол. Конечно, всё это не от жизни хорошей самого что ни на есть свободного худож-ника, за фигурой которого к тому же настойчиво мерещится образ благородной богемности. (Как кто-то сказал: «Художник должен быть голодным, но деньги на кисти и краски ему нужны»). Но, тем не менее, коллеги живописца отмечают архитектонику, ощущение монументальности в его небольших по размерам работах, «энгровскую» чистоту линий. Сергей Шутов – тот, кто не-престанно фонтанирует идеями, не боится цитат великих – того же Энгра, Рафаэля, Рериха, Рем-брандта, – называет себя любителем и дилетантом, хотя, бывало, выставлялся вместе с признан-ными новокузнецкими мастерами: Кармановым, Ротко, Бобкиным, Лукьянчиковым. В общем, Шутов, куда ни посмотри – явление, примечательное со всех сторон, впрочем, до конца вряд ли объяснимое...

«В бабах погрязший, стихах и грехах,
Нищий осколок Вселенной,
Роюсь в пропащей судьбы потрохах,
Смысла ищу в городах и строках
И красоты незабвенной.
Справа – попрёки, а слева – хула,
Сзади – насмешки и ругань,
Спереди – старость, морщины чела,
Горечь утрат и пустые дела,
Мятый, затасканный рубль...»

Анастасия Лешкевич, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter