RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 26 Марта 2009

Свет и воздух Алёны Сигорской

В этом году отмечает свой молодой юбилей актриса театра драмы Алёна Сигорская. Безусловно, время для обобщений ещё не настало, однако облик актрисы уже сложился, личность сформировалась во всей её привлекательной непохожести, в романтическом ореоле нездешней чистоты и поэтичности.
Завершается седьмой сезон её служения новокузнецкой сцене. Зрители хорошо знают героинь актрисы: трогательно-простодушную Глашу в «Грозе», справедливую Кристину в «Ужине дураков», лукавого Мистика в «Балаганчике», безоглядно любящую Женщину в «Сне об осени» и других. Беседа с ней сегодня, накануне Дня театра,– это не подведение итогов, не информация о будущем, это лишь попытка приоткрыть внутренний мир актрисы, приостановить ускользающее время её юности.
– Алёна, скажи, когда в тебе поселился этот вирус неистребимой тяги к театру?
– Мне было лет 12, когда я в школе пережила настоящий внутренний катаклизм. Случилось так, что я на три месяца покинула свой класс, а когда вернулась, почувствовала себя чужой среди своих одноклассников. Это стало для меня огромным несчастьем, из которого я не могла выбраться. Мне помогла учительница литературы: она позвала меня в свой драмкружок. Сначала я пошла туда от одиночества, а потом увлеклась, эти занятия меня так захватили, что целиком заполнили время и я заново обрела смысл жизни, как ни громко это сказано. Я погружалась в мир театра всё глубже. Восхищалась артистами, приехавшими на гастроли, – Виталием Соломиным, Юрием Яковлевым, молодым тогда Соколовым… И вот сначала неосознанно, не признаваясь никому, я почувствовала, что, если театральные увлечения так вытаскивают меня из всех моих проблем, дают мне дыхание, жизнь, то стоит посвятить им себя всерьёз, стать актрисой. Но в семье меня не поддержали. Дедушка, мой главный авторитет (я, к сожалению, росла без отца), считал, что я должна стать врачом и для этой профессии у меня есть все задатки. Когда я училась в 11 классе, дедушка умер. Я нарушила его волю и решила поступать в театральное училище. Но у меня было столько комплексов!..
– А сейчас?
– А сейчас поменьше…
– Если уж такая признанная красавица, актриса мирового уровня Моника Витти говорила, что избавилась от своих комплексов только к 50-ти годам, то у тебя ещё всё впереди.
– Стремление поступить было таким сильным, что казалось: если не поступлю, то умру. Меня поддерживала моя старшая сестра. Она филолог, нашла мне замечательное стихотворение Марии Петровых «Назначь мне свидание на этом свете», которое я прочла на вступительных экзаменах. Прекрасно помню эти стихи и сегодня: «Числа я не помню, но с этого дня ты светом и воздухом стал для меня…» Помню, как внимательно меня слушала Наталья Анатольевна Никулькова, наш мастер и педагог курса. И ещё, помню, как на этюдах преподаватель кричал: «Покажи наглость, я хочу, чтобы ты была наглая!»
– Получилось?
– Не очень. Но в училище я поступила и была на седьмом небе от счастья! Вспоминаю период учёбы как самый счастливый в моей жизни, как будто я там и родилась, в этом училище. Это были в финансовом отношении трудные годы, а мне было всё равно, что есть, что пить… Мне всё заменяла кипучая атмосфера творчества, дружба сокурсников. Я обретала любовь к профессии, уверенность в себе. Курсе на втором я, например, почувствовала себя пластичной, почувствовала, что могу двигаться. Это было огромной заслугой наших замечательных педагогов, конечно.
– Тебе говорили когда-нибудь, что ты воплощаешь собой типаж тургеневской девушки?
– Да, конечно, я и сама всегда чувствовала, что поздно родилась, что моё время – не XX век, а XIX. А в училище я даже играла героиню Тургенева – Асю.
– А потом?
– А потом был сезон в Красноярском ТЮЗе, роли мышек, хрюшек, школьниц… Потом Новокузнецкий театр.
– Какие свои роли ты относишь к наиболее интересным?
– А я люблю все свои роли, как ни странно. Даже Марию в «Звёздах на утреннем небе», Полину в «Простом средстве». Когда влюбишься в партнёров по спектаклю, такое счастье играть с ними, следить за внутренним ростом, движением спектакля! Это же такое удовольствие – играть со Степаном Мамойкиным, Андреем Ковзелем, Людой Адаменко, Женей Любицким, Сергеем Стасюком, Илоной Литвиненко! Да все мои партнёры вызывали во мне радость сотворчества. Но многие свои работы я не считаю завершёнными. Я всё время возвращаюсь к своим ролям, что-то додумываю, анализирую. Даже Антигону – потрясающий материал! – считаю недовоплощённой. Спектакля уже нет, а я всё возвращаюсь к своей роли. На одном вдохновении работать нельзя: оно может не прийти на каком-нибудь этапе. Если роль технически выстроена, ты выкрутишься, а если не выстроена, очень скоро она развалится. Да и свою роль в «Сне об осени» я тоже не считаю сделанной окончательно.
– Это как раз очень хороший показатель. А какие режиссёры оказали на тебя самое большое профессиональное влияние?
– Прежде всего это Наталья Анатольевна Никулькова, её влияние – и режиссёрское, и человеческое – неоценимо. Она учила нас обходиться без ревности и зависти к коллегам в театре, она всегда повторяла: «Места под солнцем хватит всем». Многому научил меня Олег Рэмович Пермяков. Он удивительно умел работать с артистами, мне до сих пор не хватает этих его бездонных глаз… А из недавнего времени, конечно, Алексей Валентинович Слюсарчук. Три года до его приезда меня не занимали в репертуаре, а ведь если цветочек не поливать, он завянет. С Алексеем Валентиновичем был какой-то волшебный процесс репетиций. И я совсем не играю в «Сне об осени», я, наверное, рассказываю какую-то свою историю.
– Творческие импульсы не смешиваются с реальной жизнью?
– Надо уметь разделять: жизнь – это одно, сцена – другое. Поначалу мне было очень трудно, теперь я этому учусь.
– А есть в твоём «репертуарном портфеле» актрисы какая-нибудь заветная роль, которую ты давно мечтаешь сыграть?
– Есть! Это роль Виктории в пьесе А. Червинского «Счастье моё, или Бумажный патефон». Жизнь поставила героиню в экстремальные условия, но она не сломалась, сохранила в себе оптимизм, целеустремлённость, даже придумала какой-то свой план счастья! Такое отношение к жизни очень хотелось бы усвоить.
– Кстати, Алёна, а вот то твоё открытие школьных лет, когда ты почувствовала некую «заместительную терапию» театра, поняла, что театр тебе помогает справиться со стрессом, у тебя осталось? Можешь ли ты сегодня сказать, перефразируя Марию Петровых, что театр стал для тебя «светом и воздухом»?
– В целом, конечно, могу. Не всегда это получается, но я стараюсь, чтобы было именно так.

Беседу вела Галина ГАНЕЕВА (газета «Новокузнецк»)

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter