RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 7 Апреля 2009

Ветру и солнцу брат…

У каждой из профессий – свои достоинства. Но признано всеми, что геолог – самая что ни на есть жизнеутверждающая. У геологов особый характер, вечно молодая душа, ибо, как известно, представитель этой профессии – ветру и солнцу брат.
Вновь убедилась в этом, побеседовав с Петром Артемьевичем Пономарёвым. Выпускник геолого-разведочного факультета Томского политехнического института, он работал в должности ответственного исполнителя, а также начальника партии в составе Западно-Сибирской геологосъёмочной экспедиции Западно-Сибирского геологического управления. Им исхожено немало: основная часть трудовых будней П.А. Пономарёва была посвящена региональным геологосъёмным работам – ГСР. По своей детальности они подразделяются на среднемасштабные, где решаются общие вопросы геологии и перспективы, и крупномасштабные, где большое внимание уделяется поискам полезных ископаемых.
– Говорят, геологи – романтики. А вы по складу характера романтик? – спрашиваю моего собеседника, сидя за старинным столом среди соответствующего антуража (на стене карта, рядом несколько глобусов) и рассматривая пожелтевшие старые фотографии. Мой вопрос несказанно развеселил Петра Артемьевича, наверное, вспомнились походные будни.
– Как раз геологи-съёмщики – самые романтики из романтиков, – рассказывает он. – Невозможно представить себе полевого геолога без песни у костра. Первозданная природа вокруг, такие же романтики рядом – просто необходима песня. К тому же работа в маршруте очень сближает людей. Разведочные партии обычно живут более благоустроенно, на одном месте, всё у них хорошо, и хлебушек есть, и крыша над головой. А геологи-съёмщики всегда в пути: сняли район, переходят на следующий.
По природным условиям каждый год делится на две части: «полевую», когда в основном ведутся исследования, и камеральную – время обработки полевых материалов, обобщений.
– Обычно в апреле наступала «чемоданная лихорадка», – вспоминает П.А. Пономарёв. – В поле мы проводили с мая по сентябрь. На ранних стадиях ГСР работали в Кузнецком Алатау, бассейне реки Кии, истоках Нижней и Средней Терси. Это типичная горная черневая тайга, не просыхающее от росы высокотравье. Только вблизи гор – Большой Таскил, Зелёная, Бархатная, Церковная и других – альпийские луга, тундра, гольцы. Всегда важно установить своё положение на карте или фотоснимке, привязываясь к устьям рек и ручьёв, которые не так просто выявить в условиях сибирских «джунглей». В основном направление определяли по компасу, расстояние мерили шагами. Гусеничные вездеходы и вертолёты появились позднее, как и прибор «Навигатор», выдающий координаты прямо в маршруте. Единственный вид транспорта – вьючные лошади, которые при первой же возможности убегали, спасаясь от обильного гнуса. С собой – минимум вещей и продуктов, вместо хлеба лепёшки. Однажды, когда есть их стало невмоготу, сделали глинобитную печь для выпечки хлеба и потом с большой неохотой покидали этот лагерь… Мылись горячей водой у реки, сооружать полевую баню было некогда. Часто были перебои с подвозом продуктов, однажды остались с одним рисом, через силу ели кашу с толчёной смородиной, все ослабли, отлёживались в палатках. С прибытием каравана пришлось ограничить питание, чтобы не объелись, зато потом были ещё два дня реабилитации. Всё лето сухой закон – и ничего, выжили.
Можно ли убить глухаря из пистолета? Оказывается, можно. Как работающему в особо трудных глухих районах мне выдали немецкий пистолет, парабеллум. В маршруте был местный парень со своей собакой. Выгнали глухаря, и Дружок лаем посадил его на вершину высокого кедра. Выстрелил два раза, оба мимо. Собака птицу держит. Проснулся охотничий азарт, и я полез на кедр, когда до глухаря осталось совсем немного, выстрелил, и птица камнем упала на землю. Вечером пировали всем лагерем. А вот с медведями за три полевых сезона была только одна встреча, на повороте ручья, нос к носу. Обе стороны развернулись на 180 градусов, зверь отправился в тайгу, наши – в лагерь. Несколько раз видели косолапых издалека, а следы встречали постоянно. По завершении маршрута написали геологический отчёт, а составленная карта пошла в издание.
В дальнейшем эти работы продолжились более детальными ГСР-50, уже на севере Кузнецкого Алатау в районе действующих золотых рудников Берикуль, Комсомольский и леспромхоза в посёлке Московка. Поисковики имели уже свою машину ГАЗ-63, спали на раскладушках, появилась радиосвязь. В других районах были списанные армейские гусеничные тягачи АТП, но особым уважением пользовался трелевочный трактор «Кировец», на который приваривали металлический короб-кузов.
По-прежнему преобладали маршрутные исследования, но применяли и проход шурфов, канав. Большое внимание уделялось сбору палеонтологических остатков в древнейших толщах известняков и доломитов, с которыми связаны месторождения марганца и фосфоритов. Впервые в районе была выявлена фауна трилобитов, по ней установлены древнейшие отложения кембрийской системы. Эти данные были широко востребованы палеонтологами, публикацию по ним выслали в Австралию по просьбе местных геологов. Сам разрез стал эталоном и рассматривается как заповедный геологический памятник.
В 60 – 80-е годы ХХ века поиски и разведка полезных ископаемых уже не были уделом рудознатцев-первопроходцев.
– Время сенсационных открытий ушло, – считает Пётр Артемьевич. – Дистанционными съёмками исследована вся, даже труднодоступная местность. Любое открытие – результат упорного труда многих геологов, больших коллективов, их вклад в развитие минерально-сырьевой базы. В том, что сегодня в огромных количествах добываются уголь, железные и алюминиевые руды, кварциты и прочее, имеется вода в водопроводах, есть заслуга геологов Западно-Сибирского геологического управления.
Конечно, и на счёту Петра Артемьевича, посвятившего геологии 40 лет, есть открытия месторождений. В маршруте по ручью Бекетовскому он обнаружил редкоземельное оруденение.
– Сначала вместе с радиометристом А.К. Ковтонюком в обломках пород мы обнаружили повышенную радиоактивность, – вспоминает П.А. Пономарёв. – При проверке в неглубокой расчистке активность возросла, и в пробах был установлен радиоактивный материал меланоцерит, содержащий редкоземельные элементы. При более поздних поисково-оценочных работах было выявлено месторождение, содержащее редкоземельные элементы в пределах 12 – 26 процентов. Оно должно было быть вовлечено в промышленную разработку, но события 90-х годов не позволили это сделать…
Образ геолога как небритого мужика с компасом, геологическим молотком и рюкзаком за плечами ушёл в прошлое. Сейчас ГСР – это минимум полевых исследований, а потом работа с обильной информацией по району, широкое использование компьютерной технологии на всех стадиях. Вездесущие геологи много чего видели в своих маршрутах. Отшельников-староверов Лыковых на р. Еринат (приток р. Абакан) обнаружили красноярские геологи. В Якутии на озере Лобанкар что-то вроде Нэсси видели местные геологи. А вот снежного человека или каких-то его следов в Азасской пещере Горной Шории геологи никогда не встречали и только смеются по этому поводу.
– Мне довелось поработать и за рубежом, во Вьетнаме и Египте, – продолжает рассказ Пётр Артемьевич. – Вьетнамские геологи – трудолюбивые и дисциплинированные выпускники Ханайского политехнического института или наших вузов. Работали мы с ними на севере страны, в районе Дьен-Бьен-Фу, где были последние бои с французскими колонизаторами. Поскольку в 70-х годах там шли вялотекущие военные действия, нашу группу сопровождал переводчик с автоматом. Обнажённость хорошая, но только по ручьям и речкам, остальное пространство – недоступное, колючие джунгли.
В Египте в партии русских и египетских геологов было поровну, обычно по пять – семь человек. Район работ – горная Аравийская пустыня между Нилом и Красным морем. Обнажённость – душа радуется, сплошные голые скалы и густая сеть сухих долин (по местному – вади), проезжаемых на джипах в любом направлении. Про наших специалистов в их геологическом департаменте говорили так: держись за русских, там, где они прошли, больше ничего не найдёшь. А платили нам меньше, чем другим иностранным специалистам. Конечно, мы видели и пирамиды, и высокогорную Асуанскую плотину, и древние усыпальницы фараонов в Луксоре. А в отношении полезных ископаемых район был бесперспективным…
Пик объёмов и ассигнований геолого-разведочных работ у нас в стране пришёлся на начало 80-х годов прошлого столетия. Тогда в ПГО «Запсибгеология» работало 14 экспедиций и около 20 тысяч человек, в том числе полторы – две тысячи ИТР. Это был расцвет отрасли, и это время по праву можно считать романтическим периодом в геологии. Всегда уважались те, кто носил форму с эмблемой «МингеоСССР», сложилось геологическое братство, и первый тост был: «За тех, кто в поле, за тех, кто в пути»…
В 90-е годы произошёл развал системы, самоликвидация экспедиций или их перепрофилирование. И только Западно-Сибирская геологосъёмочная экспедиция, которая по существу была мозговым центром объединения, благодаря умелому руководству сохранила основной состав геологов, расширила сферы деятельности и стала федеральным предприятием – ФГУП «Запсибгеосъёмка». Только оно по-прежнему проводит региональные ГСР, участвует в международных программах и признано одним из ведущих геологических предприятий страны. В настоящее время государственное финансирование некоторых видов геологоразведочных работ осуществляется подразделением, которое называется «Кузбасснедра» в системе федерального агентства «Роснедра». Возглавляют его бывшие сотрудники ПГО «Запсибгеология».
В хорошо известном новокузнечанам главном доме геологов на проспекте Пионерском, 18 сейчас находится Территориальный фонд геологической информации. Здесь хранится ценнейшая информация в виде отчётов, отзывов по геологии и полезным ископаемым региона. В его состав входят также выставочные залы, где можно часами любоваться минералами, образцами руды, древними окаменелостями и другими творениями природы…
Конечно, история и слава Новокузнецка навсегда останутся шахтёрскими и металлургическими, но и отряд геологов прибавил к ней свою строчку.

Дина ПРУДЬКО, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter