RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 30 Апреля 2009

Миф о втором фронте, или Против кого он был открыт?

Авторы современных школьных учебников по истории добросовестно цитируют выступление британского премьера Уинстона Черчилля по лондонскому радио 23 июня 1941-го, в котором он с трагическим пафосом выразил сочувствие русскому народу и заявил, что угроза для России является угрозой и для Англии, и для США.
Но чего стоит публичная риторика злейшего врага нашей страны и нашего народа в сравнении с признанием, сделанным им в послевоенных мемуарах, где он откровенно поведал о своём ликовании при получении известия о нападении Гитлера на Советский Союз: «Это казалось мне слишком хорошо, чтобы быть истиной». (У. Черчилль «Вторая мировая война», т. 2, М., 1991, стр. 55).
В тот же день, 23 июня 1941-го, другой наш будущий «союзник» – американский сенатор и будущий президент США Гарри Трумэн – с цинизмом во влиятельнейшей газете «Нью–Йорк Таймс» заявил: «…Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и таким образом пусть они убивают как можно больше!» («Новейшая история США», М., 1961, стр. 325).
Сегодня нам достоверно известно – Гитлер не планировал нападения на туманный Альбион, как и то, что об этом знало и английское руководство. Прямое тому доказательство состоит в том, что годом ранее гитлеровский генерал Герд фон Рунштедт по приказу фюрера «упустил» из Дюнкерка 300-тысячную группировку английских войск, прижатую к берегу моря и окруженную. Неужели, планируя действительную, а не виртуальную, операцию «Морской лев», расчётливые немцы не интернировали бы (хотя бы!) единственное войско британцев, способное оборонить архипелаг?
Другое, правда, пока косвенное, доказательство состоит в том, что англичане слишком ревниво (аж до 2017-го года) засекретили все материалы, касающиеся «самовольного» перелёта Рудольфа Гесса 10-го мая 1941-го из Германии в Англию. Как вы думаете – о чём шла речь между третьей политической фигурой Третьего Рейха с английскими руководителями всего за несколько недель до вторжения Гитлера в СССР?
Что же касается эфемерного упоминания о гитлеровской угрозе для Америки, то оно – всего лишь вынужденное приглашение более молодого и могущественного, но не менее хищного заокеанского сородича присоединиться к «прибиранию к рукам» Европы на костях России и Германии, обескровленных начавшейся войной. На это у Англии в одиночку сил явно не доставало.
11 декабря 1941-го США и Германия объявили друг другу войну. 12 декабря сэр Уинстон на линкоре «Дьюк оф Йорк» отплыл в США. 16 декабря, находясь в пути, он составил меморандум «Атлантика», в котором, в частности, указал: «В настоящий момент фактом первостепенной важности является провал планов Гитлера (5 – 6 декабря 1941-го – начало мощного контрнаступления Красной Армии под Москвой) и его потери в России». Именно – потери Гитлера, а не СССР волнуют нашего союзника!
И далее: «…Вместо лёгкой и быстрой победы ему (Гитлеру) предстоит выдержать кровопролитные бои…» И вновь если не сочувствие, то, как минимум – беспокойство о том, что предстоит выдержать Гитлеру в войне с нами, а не нам в войне с ним!
А теперь – самое главное: «Ни Великобритания, ни Соединенные Штаты не должны принимать НИКАКОГО участия в этих событиях (в боевых действиях против Гитлера), за исключением того, что мы должны с пунктуальной точностью обеспечить все поставки, которые мы обещали». (У. Черчилль, «Вторая мировая война», т. 2, стр. 297, М., 1991). То есть участие в действительной войне против Третьего Рейха нашими союзниками как задача даже не ставилась.
Что же касается поставок, то они действительно были значительными (примерно четыре процента от общих потребностей Красной Армии в вооружении, технике и других материальных средствах) и важными для нашей страны. Особенно в 1942 году, когда многие экономически развитые районы оказались под оккупацией, а эвакуированные на восток предприятия ещё не заработали на новых местах. Но мы должны помнить, что они не были безвозмездными. Наш народ заплатил за них сполна золотом, платиной и тысячами безымянных могил на Колыме и в Норильске. То есть для США, равно как и для Британии, речь шла не о помощи союзнику как таковой, а о выгодной торговле на благо экономического развития обеих стран, изрядно просевших во время кризиса 30-х годов прошлого века.
Какие же боевые действия предприняли наши союзники в 1942 году?
С 23 октября по 4 ноября 230-тысячная группировка англичан около селения Эль-Аламейн (100 км западнее Александрии) нанесла поражение 80-тысячному «Африканскому корпусу» Эрнста Роммеля (большинство личного состава – итальянцы). Несколько позже, после прибытия в Северную Африку американцев, объединённая американо-британская группировка под командованием Дуайта Эйзенхауэра сразилась с 200-тысячной группировкой французов под командованием министра обороны Франции Жана Дарлана. Последняя вскоре прекратила борьбу. Потери: 1600 французов, 584 американца, 597 англичан.
Эти «стратегические» операции не сопоставимы с одновременно развернувшимися на Восточном фронте сражениями под Сталинградом и Ржевом ни по масштабам, ни по задачам. Цель американо-английских войск состояла в оккупации обширных французских колоний в Северной Африке, в установлении контроля над североафриканским побережьем – от Туниса до Египта – и обеспечении свободного прохода через Средиземное море к громадным колониям Британии в Восточной Африке и Азии (британской короне принадлежала четверть населения всей Земли). Это было жизненно важно для Англии, но от Вермахта отнимало силы всего трёх-четырёх дивизий. Эти стычки вторым фронтом назвать никак нельзя. Это – местные разборки крупнейших колониальных хищников за обладание новыми колониями. А тем временем в степях под Сталинградом и у стен древнего Ржева на многосоткилометровых пространствах сошлись в решающей схватке за исход войны многомиллионные группировки Вермахта и Красной Армии.
И именно в эти дни, когда лавина Вермахта упёрлась в твердыню Сталинграда, когда, по словам поэта:
Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?..

– в эти октябрьские дни 1942-го главный стратег второго фронта сэр Уинстон Черчилль в секретном меморандуме указывал: «…Произошла бы страшная катастрофа, если бы РУССКОЕ ВАРВАРСТВО уничтожило культуру и независимость древних европейских государств…Я верю, что европейская семья наций сможет действовать ЕДИНЫМ ФРОНТОМ…» Единым фронтом – против кого? Ответ понятен даже школьнику.
Сопоставьте это с заявлением Гитлера, сделанным годом ранее, когда войска Вермахта подошли к Ленинграду: «Ядовитое гнездо, из которого так долго источался азиатский яд, должно исчезнуть… Азиаты будут изгнаны из Европы, эпизод 250-летней азиатчины закончен…»

Юрий АЛЯБЬЕВ, газета "Новокузнецк"

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter