RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 21 Мая 2009

Народный философ Дверин

В художественном музее проходит персональная выставка работ Константина Дверина – три зала отдано под экспозицию произведений новокузнецкого автора.

Этот художник является последовательным приверженцем традиций художественного реализма. Он не пытается экспериментировать в живописи. Ему удобно говорить на языке, предельно понятном и самому простому зрителю, где досконально выписаны все детали, где и люди, и различные объекты имеют выразительные характеры. Любит очень «деревенскую натуру», иногда излучающую размеренность уклада бревенчатой Руси – Сибири, а чаще всего – тоскливое ощущение заброшенности и безнадёжности. Заснеженное захолустье, развалившиеся заборы, морщинистые старики доживают здесь свой век. Предметный мир у Дверина тоже «склонен» к одиночеству и подвержен воздействию безжалостного времени: трухлявая скамейка и ржавая бочка, старый колодец – всё непременно среди пустого бескрайнего поля… «Народный философ» – это определение Дверин получил от директора музея, искусствоведа Ларисы Лариной. Вдохновение художнику во многом являет наша русская действительность – откуда же ещё могла появиться та огромная лужа посреди дороги и где ещё мог родиться тот страшный, дикий образ распятого на кресте Ивана (автор поясняет – это пугачёвщина, русский бунт; и ты, глядя на столь драматическую сцену, тут же вспоминаешь – очевидно, тот, который «бессмысленный и беспощадный»). Однако слышу: «Он уже другой». Так говорят знающие Дверина по предыдущим выставкам (эта – в музее уже третья по счёту). Появилось больше пейзажей, мягкой лирики и восторженности художника перед природными красотами – не просто «этюдных», но порой прямо-таки эпических масштабов. Привлекают внимание портреты: поднимаешь глаза вверх – и перед тобой предстаёт художник Бессонов, в жизни спокойнейший человек, а у Дверина «схваченный» в момент творческого вдохновения, с растрёпанной по-бетховенски шевелюрой, подвязанный вместо ремня верёвкой. Творит! И насчёт драматически обострённого мироощущения автор не вполне согласен с критиками. «Я никогда себя трагическим не ощущал. Вы же меня видите – ну какой я трагический? Всё пишется только от любви. Это главный посыл в творчестве», – утверждает Дверин.
Вообще-то он действительно производит впечатление человека, довольного жизнью и положением свободного творца. В размышления по поводу философии своих полотен не пускается, как художник вполне успешен, покупаем, невероятно работоспособен. Дверин, кстати, хорошо известен в Москве и Петербурге, где его выставки проходят чуть ли не ежегодно. Столичные жители по произведениям новокузнечанина узнают сибирскую глубинку.
Сергей Шутов, художник, отмечает:
– Дверин – это наш художник, сибирский, кузбасский. Ведь практически все новокузнецкие мастера имеют за плечами разные школы – кто учился в Иркутске, кто в Ярославле, и так далее. Привозят оттуда определённые модели художественного мышления. А у Дверина – если даже и стереотипы, то это наши стереотипы. По его работам мы кое-что можем понять и о собственном образе мыслей.
– Говорят, что произведения Дверина фотографичны, – продолжает мой собеседник, – а это ведь нормальное художественное, полноценное видение. Мы уже отвыкли от подобного «реального» воплощения. А он просто рассказывает о себе, о мире. Тем, кстати, и привлекает, что не заигрывает с публикой, не пытается привлечь какой-то оригинальностью.
И, тем не менее, Дверин умеет восхитить. Ведь запала же в душу та пронзительная, трогательная собачонка на снегу – бесприютная, вытянувшаяся в струну в ожидании кого-то. И ещё волшебно искрящееся каменное дно мелкой речушки. И тёплый свет на крыльце деревенского дома. И одинокая сгорбленная фигура на качелях...

Анастасия Лешкевич, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter