RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 4 Июня 2009

Размышления о Гоголе

Может, в продолжение празднования двухсотлетнего юбилея Гоголя, а может, повод назрел вполне самостоятельно – но, как бы там ни было, на прошлой неделе в Центральной городской библиотеке при содействии салона «Художник» состоялся творческий вечер художника и философа Руслана Высоцкого, посвящённый великому писателю, и назывался он «Духовное пристрастие очей».
То была, по сути, история одной картины. Руслан Высоцкий написал портрет Николая Васильевича. И это событие стало поводом к ознакомлению публики с исканиями автора в сфере гоголевского бытия, всемерного углубления в гоголевское (причём в большей степени драматическое) сознание.
Конечно, встречаются очень разные свидетельства духовных состояний Гоголя. Он как никто понимал и сумел отобразить весь ужас, закоснелость и «мёртводушие» человеческого существования в николаевской России. Он обладал прекрасным чувством юмора, с помощью которого представлял публике её же недостатки и пороки. Он был одержим чувством своего великого предначертания, доходившим прямо-таки до назойливого поучительства и страсти к пророчеству. Он глубоко страдал от внутреннего конфликта: просил у бога способности к выражению светлых сторон, а приходилось совершать страшный грех, показывая тёмные. Впрочем, такая двойственность личности Гоголя никак не мешает признавать его гением. Как сказал отец Антоний в беседе с Русланом, «он дал себе быть как творцу, как некоему проводнику, через которого проходит ток времени. И в этом смысле он очень ценен для нас, для людей, продолжающих этот путь осмысления».
Нам же, в свою очередь, было интересно заглянуть в тайны писания, творческих мук и исканий художника. Одними из «артефактов» подобного мыслительного процесса, к примеру, оказались графические эскизы, где наш автор воссоздаёт своё представление о мистике пространственно-временных параметров гоголевских сочинений:
– Вот в этом месте Чичиков выпадает из обычного пространства: отправляясь от Манилова к Собакевичу, в результате грозы оказывается в имении Коробочки. А уже потом попадает в объятия к Собакевичу. Получается кривая, тень перемешивается со светом, герой оказывается вне реального времени. И как следствие – происходит полная деформация физики мира...
Что же касается собственно изображения писателя, то у Высоцкого было несколько его вариантов. Самого первого портрета уже нет: художник нашёл, что персонаж получился слишком литературным, чересчур графичным для живописи. Пришлось пересмотреть своё отношение к Гоголю. Следующий он подарил библиотеке: здесь писатель склонён, нет – даже распростёрт над столом, судорожно вцепился в его поверхность и демонстрирует, по словам автора, адское напряжение и противостояние загрязнённому миру. Руслан сравнил Гоголя с воином, стремящимся к деятельному преобразованию мира, наделённым способностью духовного видения – того самого «духовного пристрастия очей» (интересная подробность: в работе над картиной понадобился «вспомогательный» молодой человек, на которого Гоголь бы смотрел с тем презрением, с каким он теперь и смотрит, оставшись на полотне в совершенном одиночестве).
И, наконец, последний портрет – «герой вечера», результат и некий итог размышлений художника. Он, впрочем, уже нам знаком, поскольку успел побывать на персональной выставке Руслана в прошлом году. Однако портрет нуждался в некоторой доработке – а именно, в доведении глаз до нужной выразительности. Гоголь в итоге приобретает необходимый взгляд: напряжённый, проницательный, умный, таящий в глубине своей даже некоторый страх:
– Если он в минуту духовного озарения наблюдает что-то страшное – это должно отражаться в глазах, – поясняет Высоцкий.
Кстати, здесь не избежали критической оценки и портреты писателя, выполненные его современниками. Вот Гоголь изображён слишком идеализированным: нос не длин, стрижка коротка, франт франтом. Другой автор тоже создал довольно симпатичный, милый образ сказочника, рассказчика, который пишет всё больше комедии. А вот портрет – уже гораздо ближе современной точке зрения о Гоголе: он сутул, у него длинный заострённый нос, внимательный взгляд. И Высоцкий мыслит именно в этом направлении, он сам глубоко созвучен трагическому мироощущению Гоголя:
– Моё искусство не смеётся и не улыбается, – говорит Руслан, и это так и есть. Во всяком случае, портреты Николая Васильевича – тому убедительнейшее подтверждение.

Анастасия Лешкевич, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter