RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 9 Июня 2009

Внутренняя империя Дэвида Линча

На прошлой неделе завершил свой очередной сезон обсуждения «кино не для всех» клуб «Диалог», вот уже почти 30 лет собирающий каждую субботу тонких ценителей шедевров мирового и отечественного кинематографа в библиотеке имени Н.В. Гоголя. По мнению самих «диалоговцев», одним из самых ярких просмотров в этом году стал фильм «INLAND EMPIRE» («Внутренняя империя») – работа Дэвида Линча, режиссёра, известного зрителям по таким картинам, как «Твин Пикс», «Синий бархат», «Малхолланд Драйв».
В фильмах Линча всегда полно загадок, многозначных образов, сюжетов с несколькими линиями, переплетающимися между собой так искусно, что порой трудно проследить, на какой именно ветви ты находишься в конкретную минуту просмотра.
Критики и поклонники этого самого непредсказуемого кинотворца неустанно разгадывают его «ребусы», спорят по поводу того или иного знака, символа. И самостоятельно или с помощью самого режиссёра подбирают ключи к некоторым его фильмам. Этого нельзя сказать о «Внутренней империи». Картина увидела свет в 2006 году, но пока остаётся самой большой загадкой мастера.
Сам автор отказывается давать какие-либо объяснения к «Внутренней империи» (например, как это было с фильмом «Малхолланд Драйв», к которому режиссёр выпустил «10 подсказок от Дэвида Линча»), он уверен: «Зритель понимает мои фильмы больше, чем думает». В одном из интервью Линч так прокомментировал свою позицию: «Конечно, чем конкретнее фильм, тем легче публике примерить его на себя, на свой жизненный опыт. Но чем более фильм абстрактен, тем больше у него разных интерпретаций».
Мне думается, в этом одна из отгадок последней кинокартины: зритель по-своему трактует увиденное на экране и на его основе делает выводы, становится режиссёром собственной истории. Неоднозначность восприятия – это то, на что рассчитывает Линч. Он говорит: «Вот висит на стене картина – разумеется, у неё есть автор. Перед картиной стоит зритель. Между ними – силовая дуга. И каждый раз она разная – в зависимости от того, кто зритель. Картина остаётся той же, а вот восприятие меняется».
При создании «Внутренней империи» Линч выступил не только режиссёром и сценаристом фильма, но и его оператором и монтажёром. Он снимал фильм маленькой цифровой камерой «Sony PD-150» с автофокусом, объясняя свой выбор техники теми задачами, которые поставил перед собой: «Я вдруг понял, что хочу сделать картину с самой маленькой, насколько только возможно, съёмочной группой. Картину без яркого света. Не-ве-ро-ят-но замедленную по ритму. При этом большую по метражу, кажущуюся тяжёлой. И напоминающую в целом ночной кошмар. Совместить и осуществить все эти вроде бы не вполне совместимые задачи помогло то, что я снимал фильм маленькой цифровой камерой».
Этот художественный приём и правда играет на руку фильму, он как бы стирает грань между зрителем и жизнью экранных героев, сближая их. Во время просмотра возникает ощущение, будто тебе разрешили посмотреть достаточно качественно записанное домашнее видео хороших знакомых – и ты полностью погрузился в чужую жизнь, практически растворился в ней, при этом иногда совершенно не понимая, что и с кем происходит в ту или иную минуту. «Простите! Что это?» – так и хочется воскликнуть в такие моменты вслед за главной героиней одной из сюжетных линий – голливудской актрисой Никки (её играет Лора Дерн), в самом начале фильма именно так отреагировавшей на рассказ неожиданно появившейся у неё в гостях соседки, якобы живущей «в том конце улицы» (Грейс Забрис). Это была история о маленьком мальчике, который «пошёл поиграть на улицу, а, выйдя за дверь, он создал отражение – и родилось зло. Зло родилось и вышло вслед за мальчиком».
Но понимаешь, что получишь такой же ответ, как и недоумевающая Никки: «Это старая притча!» У которой есть и другой вариант: «Маленькая девочка пошла поиграть на улицу, но заблудилась на алее по дороге к дворцу – словно родилась лишь наполовину». Но и это ещё не беда, главное, что она не помнит о том, что должна была стать королевой, а не заблудшей овцой на рыночной площади. «Забывчивость – это случается с каждым!»
Этой сценой начинает Линч свой рассказ о взаимоотношениях мужчины и женщины, их ожиданиях и разочарованиях, о любви, которая порой вытворяет с нами странные вещи...
Перед нами через доверительные монологи и диалоги (на первый взгляд, иногда кажущиеся абсурдными) при помощи крупных планов, когда через широко раскрытые глаза героев можно без труда заглянуть в бездну их души, раскрываются самые глубины их сознания и подсознания. Мужчины немногословны – их мир конкретен и практичен. Женщины – тоньше, эмоциональнее, говорливее. Линч создаёт целую галерею женских судеб, таких разных и таких схожих. Вот польская девушка в безымянном отеле в запертой комнате, прильнув к телевизионному экрану, искренне переживая, наблюдает историю Никки, а может, смотрит ситком про кроликов... Вот сама Никки, перевоплотившись в Сьюзан Блю (героиню фильма-ремейка под названием «Высоко над печальными днями», в котором она снимается вместе с Дэвоном Бёрком (Джастин Теру) – в фильме он играет Билли Сайда, в него влюблена Сьюзан) уже не понимает, где её жизнь и её чувства, а где – её героини? Вот падшие женщины, такие одновременно трогательные и жестокие и такие притягательные в своей порочности... Где реальность и где вымысел, где игра и где всё серьёзно, где правда и где ложь – эти вопросы задают своими словами и поступками герои фильма «Внутренняя империя», пытаясь, а может, и нет, найти тонкую грань между всем этим.
Одна из множества художественных деталей, которые Линч, как настоящий художник, всегда использует в своих фильмах, – дверь – некая точка входа или выхода, место смыкания двух пространств. Зло, желающее прорваться в наш мир, только и ждёт момента, чтобы дверь отворилась. Это может быть дверца в нашу душу: мы можем впустить в неё эгоизм, вожделение, фальшь, безучастность и разрушить до основания нашу внутреннюю империю. Или наоборот, мы сами, своими поступками, мыслями и чувствами можем сотворить зло и выпустить его на волю...
Кстати, после просмотра я не стала бы говорить, что по жанру «Внутренняя империя» – это мистический триллер (а именно так указано в аннотации к диску, на котором фильм записан). Скорее, я охарактеризовала бы его как сюрреалистическую драму (или даже трагедию).
Сам режиссёр доволен, его «Внутренняя империя» порождает различные субъективные интерпретации: «Мы ведь люди, в конце концов, а значит, чем-то друг от друга пусть незначительно, но отличаемся. Каждый судит о мире, исходя из своего опыта. Я бы, может, и хотел, чтобы все полюбили «Внутреннюю империю» и понимали ее в точности, как я, но это же невозможно!»
Что же такое «Внутренняя империя», спрашиваю я сама себя? И отвечаю. Это прежде всего – духовный мир величайшего режиссёра, мир его ценностей и желаний, его видение творческого процесса. В этом смысле он перед нами весь как на ладони, такой же простой и понятный, сложный и загадочный, как сама жизнь.
«Внутренняя империя», безусловно, непростой фильм, как говорят, «фильм не для всех», но хочется добавить – для каждого. Да, неординарное видение мира обречено на недопонимание, а порой и презрение обывателя. Да, мы предпочитаем кино попроще, попонятней, полинейней. Но этот фильм нужно смотреть так же, как нужно читать Гоголя и Достоевского, Чехова и Булгакова. Внутренняя империя великих творцов несёт в себе пожелание миру стать добрее и внимательнее к самому себе и приводит нашу внутреннюю империю, наши мысли и чувства в состояние гармонии и понимания. У каждого действия есть последствия, у неправильных действий – последствия мрачные и необратимые. Это закономерность жизни и один из ключевых смыслов картины. А ещё есть и волшебство, которое нам несёт искусство, будь то кинематограф, живопись, музыка или литература. «Сценарий – это мир, в который мы вот-вот нырнём с головой. Если каждый из нас хорошо сделает свою работу – это прорыв, это билет к звёздам. У нас есть все шансы вытянуть эту махину», – это рецепт творческого успеха от великого Дэвида Линча, он вложил его в уста Кингсли Стюарта (Джереми Айронз) – режиссёра, снимающего фильм-ремейк.
Линч, нырнув в глубины своего сознания и создав очередной шедевр, воспарил и остался на вершине. Нам остаётся посмотреть фильм, насладиться загадочным, парадоксальным, абсурдным, драматичным и в то же время безумно красивым миром его кино, созданным гармоничным сочетанием прекрасной работы режиссёра и талантливых актёров, чудесной игрой цвета, света и звука в фильме - и создать между собой и картиной свою «силовую дугу». А может, и самим после просмотра захочется жить и работать, не следуя стереотипам, без фальши, в полную силу.

Алёна Незванова, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter