RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 9 Июня 2009

Памяти Редактора

Мы, его коллеги, ещё не умеем думать об Анатолии Никифоровиче Сосимовиче в прошедшем времени, хотя, казалось бы, в прошедшем времени он оказался для нас ещё в 1991-м, когда ушёл из газеты «Кузнецкий рабочий», которую возглавлял более 20 лет. Ушёл не по собственной воле, его «ушли», не дав доработать полгода до пенсии. И сделал это большинством голосов коллектив газеты, который в своем подавляющем числе искренне уважал его и как человека, и как редактора. Когда по прошествии времени пытались понять, почему так произошло, нашли только одно объяснение: опьянение свободой, которую, казалось, открывала перестройка, а с ней – демократией, плюрализмом мнений и прочее. Были уверены, что пришла новая жизнь, переступить порог которой невозможно со старым советским багажом. В этот старый багаж в запале зачислили и редактора. Как водится у нас в России, вместе с грязной водой выплеснули ребёнка. Он покинул газету, не сказав ни слова в упрёк, со свойственной ему мудростью поняв и простив наш максимализм. Ушёл с присущим ему достоинством, преподав нам урок мужества, благородства и чести. Фигуры, равнозначной А.Н. Сосимовичу, на должность редактора самого крупного в Кузбассе издания найти было непросто. Опомнившись, стали звать назад, но он не вернулся. Мы остались, чтобы и дальше делать газету, используя тот профессиональный опыт, который наработали во многом благодаря ему. Когда думаю, как он пережил тогда эту несправедливую отставку, понимаю, что только благодаря семье. Анатолий Никифорович никогда и ни с кем не был запанибрата, не распахивал душу нараспашку, всегда держал дистанцию с подчинёнными, но все знали, что он обожает свою жену Нину, сына Кольку, внуков. Кроме газеты была ещё у него деревня Мостовая, куда он уезжал, чтобы отвлечься от дел суетных, порыбачить, побродить по лесу с ружьишком. Пришёл новый редактор, с ним – новые сотрудники, началась другая жизнь «Кузнецкого рабочего». Эпоха Сосимовича закончилась, но Анатолий Никифорович ещё долго незримо присутствовал в газете, оставаясь в сознании и журналистов, и читателей её центрально-смысловой фигурой. Мы по-прежнему между собой называли его «шефом», радовались, увидев в редакции, куда он заглядывал редко, как правило, по делам. Когда в день похорон известный в городе журналист сказал: «Мне очень повезло, что первые шаги в профессии я сделал под руководством Анатолия Никифоровича», – под его словами подписались бы многие: всем нам, птенцам гнезда Анатолия Никифоровича Сосимовича, повезло. Причём, это не тот случай, когда большое видится на расстоянии. Понимание того, что работа в газете под его руководством – большая жизненная удача, приходило уже в первые дни.
Ушёл из жизни Редактор с большой буквы, и потому возникает потребность осмыслить, какое наследие оставил он живущим. А.Н. Сосимович создал школу высочайшего профессионального мастерства. Считалось, что журналисту, работавшему в «Кузнецком рабочем», по плечу любые центральные издания. И жизнь неоднократно подтверждала это… Он был убеждён, что только слияние опыта и молодости даёт тот прочный сплав, за счёт которого держится профессионализм газеты. Потому каждый молодой специалист сразу же обретал двух наставников в лице маститых журналистов, они транслировали подшефному свой опыт, и «птенец» быстро оперялся, становился заметным. Помимо штатных сотрудников в редакции всегда было много внештатников – от пионеров до пенсионеров – газетные полосы были открыты для всех. Это многоголосие привносило в газету обилие жизненных красок.
Его «Кузнецкий рабочий» был ещё и школой профессиональной ответственности, честности и порядочности. «Имей совесть и пиши, о чём хочешь» – этим негласным девизом руководствовались журналисты. Работа в газете воспринималась как особая миссия. Эту убеждённость во многом поддерживала почта редакции, которая в советские времена была огромной. Газета была и дискуссионной трибуной, и «скорой социальной помощью», и творческой мастерской. В конце 80-х годов прошлого века его «Кузнецкий рабочий» с рекордным тиражом 180 тысяч экземпляров входил в пятёрку самых тиражных городских газет Советского Союза формата «Правды». Сегодня некоторые руководители эту небывалую популярность в народе пытаются объяснить отсутствием в то время рынка СМИ. Но феномен в другом: «Кузнецкий рабочий» вёл с читателем разговор, который ему был очень интересен. Будучи печатным органом горкома КПСС и Совета народных депутатов, газета никогда не выслуживалась перед властью, журналисты не писали статьи с оглядкой на руководство.
Даже в голову не приходила мысль, как посмотрит на критическую публикацию тот или иной партийный функционер. Редактор всегда стоял горой за своих сотрудников. Одним из самых востребованных жанров был фельетон. Публикации регулярно обсуждались на заседании горкома партии, принимались действенные меры, о которых письменно сообщалось в редакцию, а она в свою очередь под рубрикой «По следам наших выступлений» доводила до сведения читателей. Авторитет газеты и её редактора был непререкаем.
А.Н. Сосимович никогда не «прогибался под изменчивый мир», в нём не было суетного желания выделиться, привлечь внимание, пропиарить, как теперь говорят, себя и свою газету. Он не подчёркивал свои заслуги, с достоинством относился и к критике, и к похвалам. Зато у него были принципы, был стержень, как у многих истинных коммунистов. Когда в начале 90-х люди стали демонстративно выходить из рядов членов КПСС, сильно переживал. Он был цельной личностью, которой незнакомы метания и шатания. «Я коммунист, им и останусь до конца своих дней», – говорил Анатолий Никифорович. И при всём том, был настоящим демократом. Помню своё первое впечатление от редакционной летучки, из которого я вынесла убеждение, что в этой газете без последствий для себя можно свободно высказывать мнения, критиковать, невзирая на лица, включая самого редактора. Плюрализм мнений, о котором в стране только начинали говорить как об одном из обязательных условий свободы, в «Кузнецком рабочем» был всегда. Сосимович понимал, что журналист – это не только человек, хорошо владеющий пером, но имеющий на всё своё собственное суждение и открыто его выражающий. Смелость – обязательное условие журналистского ремесла. Мы писали то, что считали нужным и как считали нужным. Газета была плацдармом для отстаивания убеждений. Анатолий Никифорович, никого никогда не поучая, не навязывая своего мнения, поддерживал в нас дух независимости. В редакции всегда гулял свежий ветер свободного соперничества мнений и знаний. В вопросах финансовых он был чрезвычайно щепетилен. Помню, как редколлегия, одним из членов которой была я, назначала должностные оклады творческим и техническим сотрудникам газеты, в том числе и редактору. Его зарплата была ненамного выше средней по редакции. Он считал подобную открытость нормой жизни возглавляемого им коллектива.
Когда пришла перестройка, газета стала местом полемики. Редактор-коммунист давал слово всем: и тем, кто выступал за старый курс партии и правительства, и тем, кого будоражили новые перспективы развития страны. С его подачи газета позиционировала себя как крупное общественно-политическое издание, которое волнуют не только дела отдельно взятого города, но которая живёт проблемами и болью всей страны. Он был историком, потому смотрел на происходящие события не только с позиций сегодняшнего дня. В конце 80-х годов, когда осуждение исторического прошлого страны начало приобретать черты тотального самоотрицания и пятая конференция рабочих комитетов Кузбасса предложила объявить 7 ноября днем национального траура, он командирует меня в Томский университет.
Там я встречаюсь с известными в стране историками, докторами исторических наук профессорами Б.Г. Могильницким и М.Е. Плотниковой. Результатом этой поездки стало интервью, опубликованное в газете «Кузнецкий рабочий» 7 ноября 1990 года, – «Историю нельзя судить. Историю нужно понять». Позже оно вошло в изданный Новокузнецким институтом усовершенствования учителей сборник «Институт-школа. Вопросы теории и методики преподавания общественных наук».
Сказать, что в «Кузнецком рабочем» времён Сосимовича была творческая атмосфера, значит, не сказать ничего. Анатолий Никифорович создал питательную культурную среду, в которой способный человек проявлял себя максимально. В творческом котле редакции постоянно варились новые идеи, которые затем обретали плоть в виде тематических страниц, новых рубрик, публикаций. Конечно, не всё шло без сучка и задоринки. Порою на летучках сшибались во мнениях, какой из материалов признать лучшим, насколько та или иная публикация соответствует требованиям жанра, глубоко ли раскрыта заявленная корреспондентом тема. Анатолий Никифорович никогда не забывал похвалить за удачную журналистскую работу, а если критиковал, то очень тактично. Даже если ему приходилось отправлять готовый материал не на газетную полосу, а в «корзину», подавал это как досадную случайность, а не творческое фиаско журналиста. К нему в кабинет всегда можно было запросто зайти, чтобы поделиться какой-нибудь идеей, пусть даже самой абсурдной. При нём никогда не жили по поговорке: «Каждый сверчок, знай свой шесток». Инициатива снизу редактором поощрялась, более того, она культивировалась как одно из условий движения газеты вперёд. Талантливый руководитель, он понимал, что без движения нет развития, и нет открытий. Они обретаются только в пути.
Коллектив его «Кузнецкого рабочего» был большой семьёй, а в большой семье, как известно, случаются и ссоры, и обиды, и взаимные упреки и претензии. Но при всём этом мы были одной журналистской «крови», говорили «на одном языке», а потому была и особая душевная близость. Если с кем-то случалась беда, никто не оставался в стороне, помогали, чем могли. А ещё в газете умели хранить добрую память о коллегах. Об ушедших, давно работавших в других городах и даже в других странах, всегда говорили так, будто они только что закрыли за собой дверь редакции.
Из-под слоя лет всплывают события, лица, споры, публикации и всё это складывается в память о моей жизни в «Кузнецком рабочем». После ухода Анатолия Никифоровича из газеты я проработала в ней в три раза дольше, чем при нём, а кажется, что наоборот – настолько значимым стал для меня этот период. Думаю, он был последним из могикан советской журналистики. Да простят меня коллеги, я не вижу сегодня фигуры, равной ему по масштабу личности и таланту руководителя. Сорок дней назад он ушёл в другой мир, но осталась газета, в скрижалях которой навсегда записано имя ее главного Редактора – Анатолия Никифоровича Сосимовича. Мои воспоминания – последний поклон Учителю. Светлая ему память.

Татьяна МИНЕЕВА, член Союза журналистов России

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter