RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 4 Августа 2009

Сделать шаг…

Полдень. Бетонное покрытие заброшенного Ильинского моста «парит» под щедрыми лучами солнца. Присела словно на раскалённую сковородку. Жарко. Посмотрела вниз – бросило в холодный пот. Страшно. Здесь, на высоте пятиэтажного здания, с тарзанки один за другим прыгают ребята-инвалиды.
– Какое небо, какие птицы! – романтично вздыхает очередной экстремал.
– Ага, стервятники слетаются, – смеётся кто-то сзади.
Слышны щелчки фотоаппаратов, работают камеры – пресса в сборе. Один из телеканалов решается снять сюжет, непосредственно поучаствовав в событии. Журналистка, обвитая страховочными тросами, после слов из песни «все люди – птицы, и парить призванье каждого…» должна прыгнуть с моста.
– Веселей, не на расстрел, – получает она выговор от оператора после очередного дубля.
Улыбка выдавлена, слова сказаны. Но как трудно сделать шаг… Советы тех, кто уже «слетал» (уцепиться покрепче за шнур, закрыть глаза, прыгнуть спиной вниз…) не срабатывают. Сюжет сорван.
Надо сказать, что колоссальное чувство страха переживают все участники этого необычного для инвалидов мероприятия. Среди них – трое колясочников. «Адреналинит» каждый по-своему. Саша Чернаков, похоже, накрутил себя до предела. Он судорожно просматривает видеоролик по сотовому телефону. «Доброжелатель» прислал ему отснятые перед прыжком минуты стресса горе-смельчака. Вика Писарчук сидит, затянутая в альпинистское снаряжение. Взгляд отстранённый, по лицу блуждает счастливая улыбка. Вся в полёте мыслей. Денису Курбаткину тяжелее всех. Мальчишкой он сорвался с крыши девятиэтажного здания. Здесь, на мосту, он вспоминает, проживает ещё раз роковое событие17-летней давности.
Спортсмены говорят, что долго готовиться к прыжку нельзя – усиливается чувство страха, и человек отказывается от «полёта». Зато после – организм вырабатывает эндорфин. Гормон счастья, который и даёт чувство удовлетворения, успеха, радости. Все стрессы уходят прочь. Всё нипочём!
У ребят, прошедших испытание, настроение восторженное. По мере своих возможностей они карабкаются по крутой лестнице вверх, чтобы прыгнуть ещё раз. Готовится к «полёту» Денис. Он уже на краю моста, в одной связке с крепким парнем. Внизу дежурит отец на старенькой «Оке». Рядом переживает любимая девушка, она прыгала с тарзанки первой. На мальчишках затянуты ремни, проверены крепления, и… пара стремительно уносится вниз. Минут через 10 на мосту тормозит машина, из которой появляется Курбаткин-младший.
– Я пережил состояние, равное по силе тому, что было при травме, – сухо делится он впечатлениями, – падение в невесомость, потеря себя в пространстве…
Его потряхивает от пережитого, но настроен по-боевому – решается на второй, на сей раз самостоятельный, прыжок. Клин клином вышибают.
Вика обвила руками шею друга, спрятала лицо на его груди. Сейчас их черёд. Делать шаг с моста предстоит молодому мужчине. Взять ответственность за другого человека на себя – непростая ноша. Но на лице у парня ни тени колебаний, сомнения. Вика захотела летать, и рыцарь исполняет желание дамы. «Господи, спаси и сохрани», – читает им вслед молитву-заклинание какой-то седовласый мужчина и плачет.
Честно говоря, меня нисколько не удивило решение новокузнецких инвалидов испытать себя в этом экстремальном виде спорта. («Роуп-джампинг» – так называют прыжки с мостов и других промышленных объектов). Группа активистов до того прошла через туристические акции «Сибирских робинзонад», сплавы и прыжки с парашютом. Несколько лет назад открыли для себя Ильинскую тарзанку инвалиды из Прокопьевска… Удивило другое: встречи с нашими ребятами искали сами спортсмены-экстремалы. Поводом послужил случай на дороге. Инвалид-колясочник ездил между автомобилей и выпрашивал милостыню у водителей. Обратился к молодому человеку, им оказался руководитель кемеровской региональной молодёжно-спортивной общественной организации «Земля прыжков» Андрей Ефремов. Вместо денег Андрей предложил инвалиду прыжок с тарзанки. «Я решил поделиться радостью», – так объясняет он свой поступок. И после отказа обескураженного нищего Ефремов обратился с этой идеей в гоголевку, в библиотечно-информационный центр «Крылья». А, как известно, там идеи не залёживаются.
Утром я собиралась на Ильинскую тарзанку в отвратительном расположении духа – дел невпроворот, а тут работа в выходной… А возвращалась домой в превосходном настроении, оставив личные проблемы на мосту. Суета житейская отошла, улетучилась. И появилось чёткое понимание: термин «человек с ограниченными возможностями» (так принято называть инвалидов) слишком узок для наших ребят. Поскольку единственный способ определить грани возможного – выйти за них.

Марина Герман, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter