RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 25 Августа 2009

Наркоэкспансия

Наркомания ежегодно уносит 30 тысяч молодых жизней – по 82 человека в сутки. Армия наркоманов, в которой от 2 до 2,5 миллиона человек преимущественно 18 – 39 лет, каждый год пополняется 80 тысячами новобранцев, в том числе и совсем юных. Более 140 тысяч детей и подростков состоят на учёте в специализированных учреждениях. Растёт доля женщин среди наркозависимых. По данным ООН, процент россиян, подсевших на героиновую иглу, в пять – восемь раз выше европейского показателя, а относительно Германии – в 20 раз. Отсюда и сказывающаяся на демографии сверхсмертность среди молодых, поскольку срок отпущенной жизни потребителя опиатов – всего пять – семь лет.
В июне 2009 года в журнале «Российская Федерация сегодня» было опубликовано интервью директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктора Иванова, в котором он заявил, что Россия превращена в главный объект глобальной героиновой агрессии. Изложенные в материале факты стали предметом широкого обсуждения. Администрация Кемеровской области направила копию публикации для информирования главам городов и районов Кузбасса, главным врачам лечебно-профилактических центров. Сегодня мы знакомим с материалами ФСКН читателей нашей газеты.

Афганский след
Виктор Иванов выделяет в этой проблеме два аспекта.
Первый – международный. Специфика отечественной наркомании в том, что девять из десяти наркозависимых потребляют опиаты афганского происхождения. Афганистан производит не менее 93 процентов от всего мирового объёма этой продукции. Там созданы идеальные условия для направления героинового потока именно в Россию. Причины роста наркоэкспансии следующие. С западной стороны Афганистана расположена одна из самых укреплённых в мире границ с Ираном, которая представляет собой фортификационные сооружения с пятиметровыми по глубине рвами, стенами и виселицами через каждые 300 метров. На её линии находится больше половины иранских сухопутных войск. С восточной и юго-восточной сторон вследствие уже восьмилетнего противостояния пуштунских племён и войск коалиции под командованием НАТО наркотрафик тоже затруднён. А в сторону севера – через неукреплённые границы Таджикистана, Узбекистана, Туркмении, Киргизии и Казахстана в Россию – вектор движения основного потока наркотиков открыт. Результат говорит сам за себя: по подсчётам экспертов, пострадавшими от афганских наркотиков являются около 16 миллионов граждан государств-членов ШОС.
Что касается непосредственно России, то, несмотря на рост объёмов изымаемых правоохранительными органами наркотиков, их поток не ослабевает. Из Афганистана к нам ежегодно ввозится не менее 12 тонн чистого героина, или три миллиарда разовых доз! Такое количество разными партиями – от одного до 100 с лишним килограммов – транзитом движется по среднеазиатским государствам и через практически необорудованную, слабо охраняемую 7500-километровую новую российскую границу, возникшую после распада СССР, смертоносным героиновым аэрозолем распыляется по всей стране. Нынешняя беспрецедентная наркотизация России афганским героином безо всякой натяжки позволяет назвать её вторым «изданием» опиумных войн середины позапрошлого века, говорит Виктор Иванов. Тогда Китай, с его древней цивилизацией, за счёт массированного ввоза британцами опиума из Индии буквально за десяток лет был превращён в гигантский наркорынок и тотальную сеть притонов, а китайская нация поставлена на грань вымирания.
Директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков считает, что отправной точкой для процесса роста урожаев опиумного мака в Афганистане более чем в 40 раз стал ввод туда в 2001 году военных контингентов США и НАТО. С начала операции «Несокрушимая свобода» произведено 37,3 тысячи тонн, а изъято только 2,3 тысячи тонн. То есть 35 тысяч тонн осталось в распоряжении наркоторговцев. В хранилищах и лабораториях «страховой наркотический фонд будущих поколений» ожидает своего потребителя. Большинство из выявленных ФСКН 180 наркокартелей локализованы в зонах ответственности американских и натовских военнослужащих.

Беда России – чужая беда
Если международным силам по поддержанию стабильности предоставлен мандат миротворцев, то следует определить и политико-правовой механизм их действий по борьбе с наркотиками, говорит Виктор Иванов. Уничтожение посевов, лабораторий и прочей инфраструктуры афганского наркобизнеса положило бы начало реальному оздоровлению наркоситуации как в России, так и в среднеазиатских и европейских странах. Но совершенно очевидно, что международное сообщество в лице ООН самоустранилось от решения проблемы.
Наркотизация России, возможно, считается всего лишь вопросом регионального значения. Совет Безопасности ООН не квалифицирует факт масштабного производства опиатов как угрозу мира и безопасности, хотя давно рассматривает в качестве таковой пиратство. Подобный правовой казус не позволяет директивно устанавливать санкционные списки наркобаронов и их преступных синдикатов. Из 342 сотрудников Управления ООН по наркотикам и преступности только семь человек представляют страны ШОС, где проживают свыше 30 процентов населения всего земного шара и которые лежат на основных маршрутах афганского наркотрафика. Действующие механизмы международной помощи и контроля над ситуацией с незаконными посевами и производством наркотиков в Афганистане нуждаются в серьёзном пересмотре и дополнении.
Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков прилагает все необходимые усилия для пресечения афганского наркотрафика. Создаются антинаркотические пояса безопасности на дальних подступах, регулярно проводятся совместные международные операции «Канал». В ближайшее время к государственным границам России будут приближены территориальные подразделения ФСКН. Появятся два центра мониторинга ситуации и Южном и Уральском федеральных округах. Усиливается сотрудничество с правительством Афганистана. Наркотики – это многоплановое зло. Теневые финансы, в том числе получаемые от нелегальной торговли, коррумпируют элиты и разлагают не только экономики, но и целые государства. Находятся экономические структуры, которые поддаются соблазну решать свои проблемы за счёт наркотрафика. На совместном российско-афганском заседании 13 мая под эгидой Государственного антинаркотического комитета вице-президент Афганистана Карим Халили заявил: «Там, где сеют мак, там терроризм». И это на самом деле так. Эмиссары международных экстремистских организаций просачиваются в нашу страну под видом торговцев и религиозных проповедников. Подобное «миссионерство» ведёт к развёртыванию нелегальной наркосети и одновременно инфильтрации экстремистских структур, что мы наблюдаем на Кавказе, Урале, в Сибири и Поволжье.
Существующие административно-правовые режимы границы и правила ввоза грузов на территорию РФ затрудняют работу по пресечению наркотрафика. Полсотни действующих ныне международных, межправительственных и межведомственных соглашений осложняют возможность полноценного контроля и облегчают наркокурьерам переход границы. Брешь в действующем законодательстве позволяет ввозить в Россию сельскохозяйственную продукцию без экспортных уведомлений, контрактов и других документов, подчас декларируя иностранного водителя как отправителя и грузополучателя в одном лице.

Где тонко, там и рвётся
Теперь о втором аспекте – внутреннем. В условиях нынешнего финансово-экономического кризиса два процесса, усиливая друг друга, существенно ухудшают наркоситуацию. С одной стороны, давление афганского наркотрафика, с другой – снижение качества жизни, которое толкает людей к наркомании. Стремительное сокращение рабочих мест в государствах Средней Азии способствует резкому росту числа гастарбайтеров, рекрутируемых наркомафией в качестве наркоперевозчиков. Большинство задерживаемых в ходе проведения подобных операций иностранцев, как правило, безработные. Без миграционных карт и паспортов, скрывая цели и даты пересечения границы, они интенсивно разъезжают по всей России. Явно не с туристическими целями, например, летают из Москвы в Хабаровск с заездом в Ханты-Мансийск или Екатеринбург.
Число безработных множится не только у наших соседей, но и в самой России, причём не только из-за кризиса.
Происходившее в последние годы сокращение рабочих мест в аграрной сфере отзывалось увеличением спроса на наркотики. В РФ сегодня брошено и не обрабатывается не менее 25 процентов пашни, то есть наиболее качественных земель. Часто они засеваются коноплёй или зарастают её дикой культурой, порождая, можно сказать, альтернативное сельское хозяйство. К примеру, в таком дотационном регионе, как Тыва, дикорастущая конопля занимает 30 тысяч гектаров. Общий вес только уничтоженного в прошлом году в республике растения составил 2204 тонны. В коноплевый плацдарм, по сути, превратилась Амурская область, которая 20 лет назад удовлетворяла 4/5 потребностей жителей СССР в сое. А теперь там ежегодно выявляется до 2,5 тысячи гектаров дикорастущей конопли.
Повышение занятости населения и качества этой занятости через образование – прямой путь предупреждения наркомании и снижения спроса на наркотики. Нам нужно кардинально изменить экономическую политику. Это во многом зависит от качества работы Минэкономразвития РФ.

Одних лечить, других карать
В 2008 году за незаконный оборот наркотиков в нашей стране привлечены к уголовной ответственности 117 тысяч человек, а если брать последние пять лет – почти полмиллиона. Огромные цифры, но одни правоохранители не в состоянии снять страну с «иглы». Наркозависимость – это болезнь, поэтому в первую очередь требует медицинских действий. Её жертвы, чтобы заработать на дозу и снять ломку, вынуждены сотрудничать с оптовиками, заниматься мелкой розничной торговлей. Несмотря на то, что наркоситуация в России становится хуже и хуже, мы не должны ужесточать отношение к наркоманам, уверен Виктор Иванов. Наоборот, надо снижать карательность в их адрес, проявлять максимальную гуманность и защищать этих несчастных людей, содействовать их излечению и возвращению к нормальной жизни. Есть апробированные в развитых странах подходы, например, альтернативное лечение, когда для наркозависимого нарушителя закона создаётся возможность выбрать вместо тюремного заключения курс лечения. Имеет смысл учреждать и специальные суды для наркозависимых – наркосуды, особенно по отношению к тем, кто нарушает закон в целях добывания очередной дозы. С их помощью мы бы разгрузили и нашу судебную систему, поскольку в отдельных райсудах до 30 процентов всех разбираемых дел касается именно наркотиков.
Одновременно следует ужесточить законодательство по отношению к наркобаронам и торговцам крупных оптовых партий наркотиков. За распространение более одного килограмма героина (в ней 200 тысяч доз!) наказывать вплоть до пожизненного заключения. Но сегодня закон более чем гуманен. Ответственность за сбыт 10 килограммов героина аналогична наказанию за продажу 2,5 грамма, а контрабанда наркотиков, по сути, приравнивается к незаконному ввозу куриных окорочков!
Именно по линии противодействия организованной наркопреступности как наиболее опасного сегмента криминальной среды в последний год происходит серьёзная трансформация ФСКН России. Основной акцент теперь сфокусирован на перехвате крупных оптовых партий наркотиков, выявлении и пресечении деятельности организованных преступных группировок. В 2008 году разгромлено свыше пяти тысяч преступных групп, орудовавших на территории нашей страны. Из криминального оборота изъято 8193 оптовые партии наркотиков, в частности, героина – на 20 процентов больше, чем в предыдущем году.

Камни преткновения.
В российском антинаркотическом законодательстве ещё немало пробелов. Сегодня оно никак не регулирует вопрос о сбыте наркотиков несовершеннолетним вблизи школ. А многие юристы даже выступают против введения таких зон наркобезопасности, например, в радиусе 200 метров от учебного учреждения, считая, что в этом случае доказать умысел наркобарыги практически невозможно. Но если не усилить наказание для преступников, сбывающих наркотики детям и подросткам, скоро их начнут потреблять даже первоклассники!
Другой пример. Разве не странно, что в обществе уже долгое время идёт дискуссия о том, должен ли владелец ночного клуба отвечать за факты распространения наркотиков в его заведении? Но ведь никто не оспаривает необходимость поддержания гигиенических норм в магазине или ином общественном месте, а превращение развлекательного учреждения в злачный притон отчего-то считается нормальным. Пора чётко и однозначно определить ответственность за организацию продвижения в клубах наркотиков. Действующее законодательство здесь явно устарело.
Очень актуальна тема прекурсоров – особых веществ, используемых не только в промышленности, но и при изготовлении различных видов наркотиков. Недостаточный контроль над производством и сделками с этой специфической химической продукцией допускает их утечку из легального оборота в незаконный. Остроту проблемы можно снять при условии изменений в соответствующих правовых актах. В целом же из многих таких моментов и складывается всеобщая доступность наркотиков и обеспечивается бесперебойная работа конвейера смерти.
Важно решить вопрос о наркопритонах. Сегодня ими признаются только квартиры или иные помещения, где было запротоколировано неоднократное групповое употребление наркотиков. А если такого протокола нет, то явный притон рассматривается как место, где группа людей вдруг нечаянно стала принимать наркотики. Такое положение на руку содержателям. Они постоянно меняют дислокацию, следовательно, нужно несколько раз доказывать очевидный факт. Гораздо логичнее при наличии признаков притона ввести ответственность и за разовый сбор. С серьёзными препятствиями сталкиваются сотрудники Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и при попытках привлечь к юридической ответственности организации, например, товарищества собственников жилья, где организуются притоны.
У нас несовершенна система учёта наркозависимых. Нет законодательно закреплённого механизма взаимного информирования: суды не сообщают специализированным медучреждениям об осуждении наркоманов, а служба исполнения наказаний – о пребывании и освобождении их из мест лишения свободы. Отсюда разнобой в цифрах официально зарегистрированных наркоманов.

Найти выход из лабиринта
Чтобы произошёл коренной перелом в наркоситуации, необходимо сформулировать новую государственную антинаркотическую политику и заложить её в содержание разрабатываемой сегодня Федеральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2010 – 2013 годы», уверен Виктор Иванов.
Главное – не уповать лишь на совершенствование практики борьбы с наркопреступностью. Недостаточно только ловить распространителей наркотиков и лечить наркоманов. Надо менять общество и инфраструктуры социализации молодёжи, организации её труда и жизнедеятельности. Жёсткий заслон должен быть поставлен на пути проникновения в молодёжную среду пропаганды образа лёгкой жизни, насаждения криминальной субкультуры, потребительского отношения к государству и всему обществу. Здесь очень важна роль общественных организаций и велика ответственность средств массовой информации, ориентированных на молодёжную аудиторию. Кардинальные изменения должны произойти в региональном развитии, в промышленности, демографии, здравоохранении и образовании.
Сегодня предупреждение наркомании нередко является, к сожалению, лишь одной из многих государственных забот, нередко даже второстепенной. Оно требует межведомственного взаимодействия, широких межминистерских и межсекторальных коалиций, что ведомствам часто представляется потерей своих монопольных позиций.
Неординарность и исключительная серьёзность наркоситуации такова, что справиться с ней можно только всем миром, соединением сил как за пределами, так и внутри страны.

Подготовила Татьяна Минеева

Редакция благодарит МЛПУ «Центр медицинской профилактики» за предоставленные материалы

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter